Ходорковского допросили

Экс-глава «ЮКОСа» рассказал прокурорам о «дочках» компании

В Хамовническом суде Москвы стартовал новый этап процесса по второму делу Михаила Ходорковского — гособвинители приступили к допросу подсудимого. В зале суда побывал корреспондент «Труда».

Вчера начался один из решающих этапов судебного разбирательства по второму уголовному делу экс-главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского, которого обвиняют в хищении почти 350 тонн нефти и отмывании почти 900 млрд. рублей. После дачи показаний, которую бизнесмен превратил в многодневный монолог, он начал отвечать на вопросы прокуроров.

В этот день в суде было многолюдно. Все пожелавшие присутствовать на процессе журналисты — около 80 человек — не смогли уместиться не только в зале заседаний, но даже в специально оборудованной для прямой видеотрансляции процесса комнате.

Гособвинители во главе с Валерием Лахтиным в сумме задали Ходорковскому около 20 вопросов. Прокуроры начали расспрашивать подсудимого о приватизации в 1996 году нефтяной компании «ЮКОС». При этом участники процесса так ни разу и не взглянули друг на друга: Лахтин смотрел на бумаги, а Ходорковский пристально вглядывался в судью Виктора Данилкина, будто пытаясь проследить его реакцию на свои слова.

Отвечая на вопросы прокуроров, Ходорковский заявил, что приватизация «ЮКОСа» представляла собой стандартную сделку, в ходе которой менеджмент выкупает акции своих компаний. По его словам, в этом случае в процедуре приняли участие финансовые учреждения, в частности банк «Менатеп», руководителем которого являлся ныне подсудимый Платон Лебедев, а также «Столичный банк сбережений» и банк «МОСТ». Общая сумма сделки, по словам подсудимого, составила 350 млн. долларов. «Акции „ЮКОСа“ были приобретены законным путем, и эта операция никем и никогда не была оспорена», — пояснил он.

Ходорковский также ответил на утверждения гособвинителей о том, что заключенные «ЮКОСом» и его «дочками» соглашения были фиктивными, так как противоречили интересам дочерних предприятий. «Когда я пришел в компанию, ее состояние было, мягко говоря, не очень хорошим», — объяснил он. По его словам, финансовое положение компании страдало от того, что добывающие предприятия «ЮКОСа» продавали нефть не только через головную компанию, но и через посредников.

«Поскольку эта сфера была предельно криминализирована, то доля выручки или не поступала вовсе, или с большой задержкой», — пояснил Ходорковский. Как только, по словам подсудимого, «ЮКОС» заключил договоры со своими дочерними компаниями о реализации добытой продукции только через него, «ситуация с неоплатой нефти была исчерпана», и «дочки» стали получать оплату «в полном объеме». «Для добывающих предприятий эти соглашения были выгодны», — резюмировал Ходорковский.

Напомним: в 2005 году Ходорковский и его партнер Платон Лебедев были признаны виновными в финансовых преступлениях и сейчас отбывают 8-летний срок заключения.

Обвинение

Второе дело Ходорковского

По версии следствия, в период с 1998 по 2004 год Михаил Ходорковский и Платон Лебедев похитили 349,3 млн. тонн нефти. Для этой цели «ЮКОС» подписал соглашения со своими дочерними компаниями, согласно которым право собственности на продукцию, изготовленную из добытой «дочками» нефти, переходило «ЮКОСу» сразу после извлечения из недр скваженной жидкости. По версии следствия, договоры были фиктивными, так как были невыгодны дочерним компаниям. Деньги, вырученные от совершаемых в течение 6 лет сделок (около 900 млрд. рублей), подсудимые затем якобы отмыли через офшоры за рубежом.

Чем закончится процесс над Ходорковским?

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий:

— Так же как и в первом процессе, судебное решение будет политическим. Но если в 2003 году шло ужесточение режима, то сейчас власть говорит о модернизации и реформах. Будущее Ходорковского тяжело предсказать. Если его помилуют, это будет означать, что Россия начала меняться, осудят — значит, до реальных перемен далеко.

Марк Урнов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза»:

— Второй процесс выглядит полным абсурдом. Прокуроры и судьи выслушивают аргументы Ходорковского, а делают все по-своему. Видно, что власть боится этого человека. Скорее всего, будет делаться все, чтобы затянуть разбирательство как можно дольше и в итоге вынести обвинительный приговор. Хотя, если на власть снизойдет озарение, его могут выпустить. Но в это трудно верится.

Павел Салин, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры:

— Процесс будет длиться долго, так как обвинение чувствует шаткость своих позиций и будет искать новые доказательства.

В принципе уже сейчас можно сказать, что исход дела предрешен: Ходорковского обвинят. Вопрос в том, какой срок ему дадут. На сегодняшний день он переигрывает обвинителей и, скорее всего, получит срок значительно меньше, чем просит прокурор.

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации:

— Думаю, что процесс закончится естественным путем — в 2011 году. Может быть, чуть раньше. Ходорковского и его товарищей по несчастью приговорят к символическим срокам. Держать его в тюрьме по надуманному обвинению во втором деле власти не будут. Это будет еще одна их попытка доказать склонность к либерализации страны.

G7 поссорилась из-за того, стоит ли становиться G8 с Россией в составе. Как вы думаете – нужно ли Москве пытаться вернуться в клуб?