Луна ближе, чем мы думаем

Идет стыковка «Прогресса МС¬09» с МКС. Снимок сделан с борта станции
Виталий Головачев, обозреватель «Труда»
Опубликовано 13:14 12 Июля 2018г.

Российская космонавтика ищет выход из тупика


Знаковый поворот может произойти в нашей лунной программе уже в ближайшее время. По словам двух весьма информированных источников в ракетно-космической отрасли, идея использовать для пилотируемых полетов к Луне корабли «Союз», озвученная недавно Дмитрием Рогозиным, имеет большие шансы на воплощение.

Сразу вопрос: зачем нам возвращаться к доработке незавершенной, устаревшей конструкции 1960-х годов, когда уже немало сделано по созданию нового 19-тонного корабля «Федерация»? Завершена разработка конструкторской документации, изготавливаются отдельные узлы. В ЦАГИ отправлены три макета корабля для испытаний в аэродинамических трубах. Через четыре года запланирован первый беспилотный запуск «Федерации», на 2023 й – стыковка с МКС в автоматическом режиме, на 2024 й – первый полет с экипажем. И, конечно же, новый корабль с просторной кабиной, рассчитанной на четырех космонавтов при полете к Луне, трудно сравнивать со старым двухместным лунным «Союзом». И почему вдруг вспомнили о нем?

Да потому, ответил мне один из собеседников, что на сегодняшний день это оптимальный вариант. К тому же новый «Союз» будет совсем не тот, что испытывался полвека назад. «Федерация» сможет отправиться к Луне с экипажем очень нескоро, где-нибудь ближе к 2030 году или того позже. Для запуска нужна сверхтяжелая ракета, которая сможет выводить на низкую околоземную орбиту полезный груз 90 тонн. А такой носитель еще надо создать.

Первые летные испытания сверхтяжа ориентировочно намечены на 2028-й. На разработку ракеты, как сообщал бывший руководитель Роскосмоса Комаров, потребуется 10 млрд долларов, а один запуск будет стоить 1 млрд. Кроме того, надо еще построить на космодроме Восточный старт для сверхтяжа. Учитывая техническую сложность задач и неизбежные трудности с получением огромных финансовых ресурсов, реальные сроки создания сверхтяжелой ракеты, по мнению специалистов, – это 2032–2034 годы. Напомним, что не такая сложная «Ангара» создается у нас уже 25 лет.

Теперь представим, как будут развиваться события в космической отрасли в ближайшие 10–15 лет. Допустим, создание «Федерации» пойдет по графику, и через шесть лет новый корабль отправится в первый полет с экипажем на околоземную орбиту… Но отправить к Луне новый корабль невозможно, потому что сверхтяжелая ракета появится спустя много лет. Даже испытать «Федерацию» на лунной трассе в беспилотном режиме (что абсолютно необходимо) не удастся.

Что же будет с «Федерацией» до 2030-го? Станет летать к МКС? Но на «Союзах» это во много раз дешевле и эффективнее. Скорее новый корабль отправят в специальный ангар и выставят охрану. К 2030-му техника шагнет далеко вперед, но, если корабль годами стоит в ангаре, кто же решится тратить новые миллиарды на переделку? А вот проект можно усовершенствовать. Так, может, есть смысл проектирование «Федерации» не завершать, но с изготовлением корабля в металле не спешить до появления нашей сверхтяжелой ракеты?

А пока налицо явная нестыковка планов создания нового перспективного корабля и необходимой для его запуска ракеты. Как это получилось – отдельная история. Сейчас важно осознать, что на лунном направлении у российской космонавтики, если не менять планы, проблемы будут нарастать. Вот, к примеру, мы хотим участвовать в крупном проекте международной окололунной станции. Она будет, по сути, американской, создается под эгидой США. Роскосмос ведет переговоры с НАСА о нашем участии, но идут они трудно. Американцы настаивают, чтобы российский модуль для окололунной станции изготавливался по американским стандартам. Они кардинально отличаются от тех, что использовались на всех отечественных околоземных орбитальных комплексах и в российском сегменте МКС. Вот и скафандры должны быть американские. Такой подход неприемлем, роль бедной родственницы вместо партнерских отношений Россию едва ли устроит.

Если мы будем участвовать в проекте (хотелось бы верить, что так и будет), то доставлять российских космонавтов на окололунную станцию придется американцам на корабле Orion, для запуска которого США используют свою сверхтяжелую ракету. Мои собеседники не исключают, что один раз повезут космонавта бесплатно, в счет стоимости нашего шлюзового модуля, а потом практичные янки потребуют оплаты, скажем, 200–300 млн долларов за один билет…

Прежние руководители Роскосмоса, не профессионалы в космической сфере, возможно, не представляли всей остроты проблемы. До прямого указания президента о необходимости ускорения работ по сверхтяжелой ракете в госкорпорации говорили, что ее создание – слишком дорогое удовольствие, полезных нагрузок нет, проект не имеет коммерческого применения, время для такой ракеты не наступило… Новую команду, пришедшую в мае в Роскосмос, как рассказывают, чрезвычайно озаботили проблемы на лунном направлении. И, подключив авторитетных специалистов, начали искать выход из ситуации. Один из путей сейчас обсуждается. Именно новый лунный «Союз» может стать на ближайшие 5–7 лет нашей палочкой-выручалочкой.

Предлагается, например, такой вариант: при отправке модернизированного «Союза» к окололунной станции использовать двухпусковую схему. Вначале обычная ракета «Союз» выводит на околоземную орбиту корабль с экипажем. В лунном 7-тонном «Союзе» будет не только спускаемый аппарат, но и бытовой отсек, который не предусматривался в 5-тонном лунном «Союзе» старого образца. При втором запуске новая ракета «Ангара-5» доставит на ту же околоземную орбиту два разгонных блока – ДМ массой 18 тонн и «Фрегат» (6,5 тонны), суммарно – 24,5 тонны. Как раз столько может вывести на низкую орбиту «Ангара-5». Стыковка разгонных блоков с «Союзом» будет проводиться по быстрой схеме. Суммарная масса корабля и разгонных блоков на околоземной орбите составит немногим более 31 тонны. Для сравнения: при запуске тяжелой «Федерации» к Луне масса выводимого ракетой полезного груза должна составлять более 80 тонн (и это без посадки на Селену), что в ближайшее десятилетие для нас нереально. Итак, после стыковки с разгонными блоками ДМ и «Фрегат» «Союз» (в лунном варианте) с двумя космонавтами на борту стартует с околоземной орбиты, например, на окололунную станцию. И на этом же ко¬рабле космонавты по завершении миссии вернутся на Землю.

Главное – вся техника, используемая в этой схеме, уже существует. Требуется лишь не столь уж масштабная модернизация «Союза», в частности усиление теплозащитного покрытия, оснащение навигационной аппаратурой, иная система управления движением… Также необходима доводка «Ангары-5», первый успешный испытательный старт которой состоялся в декабре 2014-го. При четкой организации работ уже через пять лет, в 2023-м, лунная космическая транспортная пилотируемая система на базе «Союза», по оценкам моих собеседников, может быть введена в эксплуатацию. Тогда же, скорее всего, начнутся и пилотируемые полеты на американском корабле Orion.

Официальное принятие плана с использованием лунного «Союза», начало работ по нему резко усилит позиции России в переговорах с США. Ведь дублирующая транспортная система крайне необходима при полетах на окололунную станцию. Да и своих космонавтов Россия сможет отправлять к Луне и обратно на своем корабле, а не на американском. Даже если не удастся договориться с США, наличие у России лунного «Союза» позволит привлечь другие страны к созданию новой окололунной станции. Огромный плюс в том, что мы не потеряем десяток лет (катастрофическое отставание!) до появления у нас сверхтяжа и начала запусков «Федерации» к Луне.

Пока это только предложения. Сумеет ли Роскосмос принять такой план, найти источники финансирования? А главное, организовать эффективную работу в отрасли, реализовать все в намеченные сроки?

Два года назад «Труд» рассказал еще об одной смелой, перспективной разработке – межорбитальном корабле «Рывок», проект которого создан в РКК «Энергия». «Рывок» не должен стартовать с Земли и совершать посадку (то есть исключаются самые сложные этапы), он будет постоянно пристыкован к МКС. Реализовать проект можно было бы за три¬пять лет. И корабль будет совершать полеты между МКС и окололунной станцией. А от этой станции к Луне и обратно курсировала бы взлетно-посадочная ступень, или «Рывок-3». Этот «челнок» мог бы базироваться на окололунной платформе. Еще есть проект «Рывка-2», предполагающий посадку многоразового корабля непосредственно на Луну. Прежние руководители, даже не проведя обсуждения этих впечатляющих проектов, отправили их в архив. Думается, сейчас и этот задел будет востребован. По крайней мере стоит подумать о том, чтобы названные проекты сделать международными, учитывая большой интерес за рубежом к транспортной системе, использующей многоразовые челночные полеты в космосе.

Перемены стучатся в нашу космонавтику. Пора открыть двери…

P.S. Во вторник впервые в истории полетов космических грузовых кораблей к МКС сближение «Прогресса МС¬09» проходило по короткой 2-витковой схеме. От старта с Байконура до стыковки со станцией прошло всего 3 часа 40 минут. Прямые репортажи об этом нерядовом событии транслировались на российских и зарубежных сайтах, в том числе Роскосмоса и НАСА. Новая схема стала возможной благодаря ракете «Союз-2.1а», позволяющей выводить корабль на заданную орбиту с высочайшей точностью.

Высокий профессионализм проявили специалисты подмосковного Центра управления полетами, сформировав заранее требуемую орбиту МКС. Полет «Прогресса» прошел без сучка без задоринки. Возможно, будет проведена еще одна быстрая стыковка грузового «Прогресса» с МКС, а затем по кратчайшему пути к станции начнут летать и пилотируемые корабли.

Без быстрых схем невозможны будущие полеты к Луне на «Союзах». Именно так должна осуществляться стыковка разгонных блоков с «Союзом» на околоземной орбите. Так что сделан важный шаг к осуществлению таких планов.

Слово эксперту

Борис Бальмонт, один из организаторов отечественной ракетно-космической промышленности, Герой Социалистического Труда, экс-¬министр, в 1975–1981 годах возглавлял Межведомственный совет по проекту «Энергия – Буран»

– План с использованием лунного «Союза» кажется мне интересным. В любом случае хорошо, что появляются такие предложения. Наша космонавтика заждалась перемен. Отрасль в тяжелом положении. В том числе из-за серьезных просчетов прежней команды. Остро ощущается дефицит опытных кадров, свежих идей, ярких проектов. Ряд предприятий погрязли в огромных долгах. Бич отрасли – перестраховка, запредельная бюрократия, которые душат инициативы. Стыдно сказать: согласование экспериментов на МКС занимает в среднем три - четыре года! Мы утрачиваем позиции по многим направлениям. Сегодня даже выполнение заказа на новый спутник становится порой непосильной задачей. Так, новым ударом по репутации стал неудачный запуск ангольского спутника связи Angosat-1, который был изготовлен в РКК «Энергия» (возможно, это одна из причин объявленной предстоящей отставки руководителя РКК Владимира Солнцева). Надо привлекать высококлассных специалистов, ориентироваться на перспективные разработки, заделы. Например, по проекту «Воздушный старт» наши конструкторы продвинулись дальше, чем их коллеги в других странах. Это направление очень интересное, многообещающее, неслучайно им интересуются США. Выведение в космос автоматических аппаратов и пилотируемых кораблей с использованием современных авиационных и ракетных технологий может обеспечить России прорыв. И таких примеров немало. Но нам надо поспешить. Иначе окажемся на обочине.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?