05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРИКЛЮЧЕНИЯ РОБИНЗОНА

Иванов Леонид
Опубликовано 01:01 12 Октября 2001г.
Судьба немало побросала по белу свету уроженца Грузии Робинзона Арабули. Может, виной тому было имя воспетого Данелем Дефо его тезки, может, буйный, толкающий сына гор на поиски приключений характер. Многое повидал и в разных местах побывал, в том числе и в местах заключения, обаятельный красавец грузин, прежде чем был признан "вором в законе". Два года назад Арабули был осужден за вымогательство в Твери и в очередной раз оказался упрятанным за решетку на четыре года.

Для кого-то этот срок, может быть, и не имел бы большого значения, но только не для вольнолюбивого Робинзона, особенно в преддверии своего пятидесятилетнего юбилея. И приятели Арабули развернули кампанию по вызволению его на свободу.
Предполагалось, что проще это будет сделать в родной Грузии, поэтому соратники по преступному сообществу нашли в Москве какого-то влиятельного генерала из силовых структур, чтобы при его содействии оформить передачу отбывающего в России срок грузина в родные края. Пока изучались возможности такой операции, Арабули перевели в одну из исправительных колоний Тюмени, где у него появилась возможность тесного общения с внешним миром.
У руководства колонии и Управления исполнения наказаний появление на вверенной им территории известного в стране "вора в законе" не вызвало восторгов. С одной стороны, в повышенный интерес вышестоящего руководства, с другой - такой же повышенный интерес со стороны местных "авторитетов" к попавшему за решетку собрату. Как было установлено следствием и материалами суда, на территории колонии Арабули встречался с представителями местных преступных группировок, разговаривал с внешним миром по телефону, не исключено - вел переписку.
Начальнику колонии полковнику Сергею Иванову такая "возня" не могла нравиться, и он был искренне заинтересован в том, чтобы побыстрее избавиться от причиняющего лишние беспокойства клиента. Будто бы "добро" давало и руководство УИН. Во всяком случае, полковник намекал об этом неоднократно. В результате Робинзон задержался в Тюмени всего на три месяца.
Во время оформления медицинских документов по прибытии Арабули в Тюмень в его карточке было записано "практически здоров". Через некоторое время местные врачи (которых Иванов заверил, что его начальство не возражает и даже заинтересовано в нужном диагнозе и проверок проводить не станет) сделали Робинзона инвалидом первой группы.
Начальник медицинской службы колонии Александр Пасечник и врач Тюменской областной больницы Иван Балахашвили оформили документы о наличии у Арабули рака печени, и с этим смертельным диагнозом суд без участия в процессе прокурора освободил Робинзона.
Не будь у "неизгладимого романтика" за плечами нескольких судимостей и не будь он в поле зрения ФСБ, так бы и гулял теперь приговоренный тюменскими врачами к летальному исходу "авторитет". Но УФСБ по Тюменской области предоставило областной прокуратуре необходимые документы, и та внесла протест на решение суда о досрочном освобождении. Решение суда было отменено, и Арабули объявили в розыск.
Задержали его в Москве спустя полгода после того дня, когда, по определению тюменских врачей, он уже должен был умереть от рака печени.
Началось новое уголовное дело, но уже по обвинению в преступлениях начальника колонии Сергея Иванова, начальника медсанчасти колонии Александра Пасечника и хирурга областной больницы Ивана Балахашвили. В ходе следствия было выявлено множество нарушений самого разного рода. В том числе и подделку документов, оформление медицинских заключений не на фирменных бланках, без печатей. И тем не менее эти бумажки стали для суда, прошедшего настолько спешно, что не успели пригласить прокурора, основанием для досрочного освобождения рецидивиста по состоянию здоровья.
Суд не смог доказать получение подсудимыми взятки за досрочное освобождение. И сегодня кое-кто уже говорит о том, что в этом ни у кого большой заинтересованности не было. Более того, энергия многих была направлена на защиту обвиняемых, оказавшихся в заключении. Так, из корпоративных интересов несколько десятков сотрудников УИН подписали письмо в защиту весельчака и жизнелюба полковника Иванова. И суд соседнего города Заводоуковска изменил ему меру пресечения, выпустив под залог в 30 тысяч рублей. Тоже по состоянию здоровья.
Следствие по делу двух врачей и начальника колонии собрало документы, которые составили восемь толстых томов и 15 плотно исписанных на портативной машинке страниц приговора. Однако был он, на удивление многим, не таким уж и суровым. Полковник внутренней службы Иванов наказан штрафом в 10 тысяч рублей, начальник медчасти колонии Александр Пасечник получил два года условно, а хирургу областной больницы Ивану Балахашвили, сделавшему фиктивное медицинское заключение о наличии у заключенного смертельно опасной болезни, назначено наказание в виде отбытого во время следствия срока - 8 месяцев и 8 дней.
А печень у Робинзона Арабули, как у всякого наркомана, была действительно не совсем здоровой, появлению цирроза способствовала, кроме наркотиков, и обильная ресторанная пища. Правда, от нее он пока избавлен, потому что отбывает оставшийся срок в одной из тюменских колоний. Сидеть ему осталось меньше двух лет, если, конечно, снова чьими-то стараниями не будет досрочно освобожден "по состоянию здоровья".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников