Реставраторы или рестораторы? И третьего не дано

Центральным научно-реставрационным проектным мастерским велено съехать уже к 1 марта. На их место придут рестораторы. Фото из открытых источников.

Ученых попросили из обжитых стен ради организуемой в Москве новой «веселой улицы»


Выстелив гранитной плиткой старинную Школьную улицу в Таганском районе, столичные власти вознамерились сделать из нее аналог Старого Арбата или Столешникова переулка. Что ж, пешеходные променады с кафе и магазинами нынче в моде. Вот только разместить торговые точки и тем самым «оживить» симпатичные двухэтажные домики решено не где-нибудь, а в тех самых зданиях, которые занимают реставраторы, — ЦНРПМ, то есть Центральные научно-реставрационные проектные мастерские Минкультуры.

Да, речь идет о том самом реставрационном центре, который ведет работы в Московском и Тульском кремлях, в Новодевичьем и Ферапонтовом монастырях, в храме Василия Блаженного, на Соловках, в Новгороде Великом: Короче — по всей России. Но солидный статус, бесчисленные заслуги и награды и долгая история не защищают от чиновничьего произвола. Что с того, что реставраторы эти самые здания, из которых их нынче выселяют, некогда за свой счет воссоздали из руин и, приспособив для сложнейшего рабочего процесса, занимают с конца 1980-х? По нынешним временам это не аргумент...

Вот как было дело. Прошлым летом на Школьной (некогда Тележной) улице провели благоустройство: плитка, бордюры, фонари в духе ретро, лавочки, пластиковые украшения — все, как любит теперешнее градоначальство. В сентябре сам мэр Сергей Собянин, довольный результатом, заявил: «Важно не только саму улицу облагородить: но сделать так, чтобы на ней жизнь была. А как жизнь вдохнуть в такие улицы? Это сложно. Нужно, чтобы помещения на первых этажах превратились в ресторанчики, кафе, чтобы на улице какие-то праздники проводились».

Едва ли пожелание было спонтанным, скорее всего, планы строились заранее. Тем не менее мэр заботливо спросил у подчиненных, кто занимает эти здания. Да какие-то конторки, ответили те. И получили распоряжение выселить всех, кто не подвизается на ниве общепита и развлечений. Хотя уже давно обсуждалась идея (кстати, в туристическом плане вполне здравая) устроить здесь музей реставрации. Но уже в декабре Росимущество расторгло договор с ЦНРПМ.

Ну и как же повело себя Министерство культуры, привыкшее гордиться достижениями российских реставраторов? Полагаете, бросилось защищать вверенную ему уникальную организацию от зловредных посягательств? Нет, Минкульт немедля выдал реставраторам предписание о переселении в два отдельных здания. Оба расположены в том же районе Таганки, но вовсе не рядом. Для труда реставраторов они не приспособлены, к тому же заняты арендаторами. Третье помещение находится в отдаленном спальном районе Люблино. Но и при таком дроблении суммарная площадь этих помещений вчетверо меньше, чем у тех зданий, где ныне находятся ЦНРПМ. И как прикажете потесниться? Но переехать реставраторам велено срочно, до 1 марта. А в мастерских — множество сотрудников, каковых в грядущей тесноте, понятно, не разместить, а значит, будут сокращения:

Уж не говорим о химической лаборатории, библиотеке со старинными изданиями, о ценнейшем архиве, насчитывающем более 250 тысяч единиц хранения: обмеры, чертежи, фотофиксация объектов на всех стадиях реставрации. Перевезти все это без потерь крайне сложно, и в любом случае такой переезд и приведение мастерских вновь в рабочее состояние — это уйма времени, а у ЦНРПМ оно на вес золота: без его помощи захлебнутся крупнейшие музеи. Тревогу бьют уже в Московском Кремле, в Историческом музее. А в целом по стране из-за остановки деятельности реставраторов может быть парализована работа десятков учреждений культуры, как правило, живущих в старинных зданиях, беспрестанно требующих заботы специалистов.

Притом столичному начальству как-то не приходит в голову критически посмотреть на саму идею «туристической улицы». Их не смущает, что Старый Арбат, еще в 80-х лишенный движения транспорта и нормальной городской жизни, давно превратился в малосимпатичное офонаревшее пространство, в пошлую имитацию туризма и культурной жизни. Ну не считать же таковой продажу сувенирных ушанок и наскоро намалеванных портретов-шаржей да приставание ряженных в жирафов и прочую живность вымогателей. До знаменитых пешеходных зон Европы этому базару очень далеко, и выживает он исключительно за счет известности и центрального расположения улицы. Однако вряд ли такие же толпы зевак устремятся на скромную, лежащую на периферии столичного центра Школьную. Оживляется она лишь в часы, когда местные жители и клерки близлежащих офисов идут на работу и с работы. Нужны им мат-решки и прочие сувениры а-ля рус? Впрочем, к чему все эти невежливые вопросы? Чиновники действуют по давно накатанной схеме: побольше витрин с незатейливым товаром, назойливых световых инсталляций, всевозможных фестивалей варенья-печенья-плетенья, демонстрирующих, что «жить стало лучше, жить стало веселее».

А вот кропотливые труды реставраторов, похоже, в эту картину бесхитростного народного веселья не вписываются, да еще и денег от государства требуют немалых. Минкультуры же привыкло реанимировать памятники наскоро, за сезон, экономя на материалах и специалистах, а сэкономленному легко найти другое применение. Всем памятны скандалы и аресты, в частности заместителя министра Григория Пирумова и еще целой бригады господ, хорошо нажившихся на средствах, выделенных для реставрации.

Сейчас, правда, у министерства новый руководитель — молодая и амбициозная Ольга Любимова. Самое время сказать ей веское слово в защиту отечественной школы архитектурной реставрации, еще недавно великой, но за последние три десятка лет порядком изнич-тоженной. Хотя что значат слова под натиском «планов громадья» по оживлению столичных улиц...

Фотина 18 Февраля 2020, 14:07
А, что ожидает нас, жителей близлежащих домов?! Страшно представить... мы уже на протяжении месяца слушали гул установки для намораживания искусственного льда для кёрлинга и слушали музыкальное сопровождение.
 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?