Сергей Куприянов о новом лице московских библиотек

В залах библиотеки — культурного центра имени Максимилиана Волошина во время выставки «Ученая прихоть». Источник фото: Библиотека культурного центра имени Максимилиана Волошина
Ирина Сергеева
13:32 14 Марта 2014г.
Опубликовано 13:32 14 Марта 2014г.

В первых числах марта в Москве открылась удивительная выставка «Ученая прихоть Женщина эпохи Просвещения».


На стенах выставочного зала — подлинные полотна Пьетро Ротари и Шарля Алексиса Вина, уникальная коллекция графики. Здесь же — элементы гостиных конца XVIII столетия с мраморными каминными порталами, привезенными из Франции и канделябрами русской работы, редчайшими произведениями декоративно-прикладного искусства. Поразительно: это не ГМИИ им. А.С. Пушкина и не Третьяковская галерея, где мы привыкли видеть выставки такого уровня. Мы — в московской Библиотеке-культурном центре им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО, которая вот уже два года поражает гостей не только прекрасными интерьерами и высоким уровнем профессионализма сотрудников, но и проектом «Частные коллекции», в рамках которого москвичи могут увидеть то, что обычно таится за стенами элитных особняков. Мы попытались выяснить у директора библиотеки, Сергея Куприянова, как это ему удается.

В одной из витрин экспозиции — английский письменный прибор 1770 года, принадлежавший дворянке-интеллектуалу А.И. Яньковой. Хрустальные чернильницы, тончайшие медные съемные «перья» ручек, крохотная, почти ювелирная фарфоровая голова турка — пробка для емкости с песком.

— Это из собрания нашего друга, замечательного историка искусства XVIII-XIX столетий Александра Савинова — говорит Сергей Куприянов, придирчиво глядя на то, как размещены этикетки. — Пожалуй, это произведение из нашей выставки, которое поразило меня более всего. На нем память рук, если хотите. И вот еще, смотрите — какой изящный почерк! Это же искусство само по себе. Мы чрезвычайно признательны нашим друзьям — коллекционерам и собирателям, которые позволяют нам показывать все это гостям.

— То есть, это музей в библиотеке?

Нет. Это культурный центр европейского уровня. К нам приходят на выставку, остаются вечером на концерт барочной музыки или лекцию признанного эксперта — историка, искусствоведа, параллельно пьют кофе, взяв с полки книгу и в итоге, становятся нашими читателями и, часто, — друзьями. Привнести в библиотеку удивительный объект — это наша философия. Например, в прошлом году мы показали искусство Индии, с подлинными памятниками скульптуры, каменными и бронзовыми, XI-XVII веков. Параллельно к выставке и лекциям мы открыли большую книжно-иллюстративную выставку, посвященную Индии. За месяц книги, которые долго лежали, никем не потревоженные, в хранилище, по нескольку раз оказывались в руках читателей, а люди приводили к нам друзей за руку и они записывались к нам.

В залах библиотеки — культурного центра имени Максимилиана Волошина во время выставки «Ученая прихоть». Источник фото: Библиотека культурного центра имени Максимилиана Волошина

— И, как я понимаю, на выставке были вещи, которые потом опять никто не увидит?

Почему? Их видят владельцы и гости их домов (смеется). Именно поэтому для нас так важно дать москвичам и гостям города шанс увидеть все это совершенно бесплатно. За последние два года мы несколько раз, в разных контекстах, показывали у нас частные коллекции: это было искусство Древнего Египта, буддийские памятники Монголии и Тибета, уникальные вещи культур Мезоамерики и Перу, искусство средневековой Индии, о котором я уже говорил, античное искусство — Греция и Апулия. Теперь, вот, — искусство эпохи Просвещения, Франция, Италия, Германия.

— Темы очень интересные и среди них явно превалирует Восток...

Совершенно верно. Культура стран древнего и средневекового Востока — особенная для нас тема. В нашей библиотеке хранится уникальное собрание книг по египтологии и культурам древнего мира, которое раньше принадлежало великим русским египтологам, ленинградцам Олегу Берлеву и Алле Еланской. К этому собранию нам удалось добавить коллекцию московского востоковеда Владимира Ларченко и часть архива арабиста Олега Ковтуновича, который был личным советником Н.С. Хрущева во время открытия Асуанской плотины. Получилась первая в России открытая библиотека по египтологии — книги на шести языках, причем многие — в единственном экземпляре в нашей стране, гравюрный кабинет, уникальное собрание открыток XIX века, небольшая, но очень интересная коллекция подлинников древнеегипетского искусства...

— Это востребовано?

Более чем. Мы полностью отошли от стереотипа о библиотеке, как о месте, где пыльно и некомфортно. Для нас библиотека, это — уютная, красивая городская гостиная, наполненная знаниями и, поверьте, такое предложение сейчас в Москве очень актуально. Вечерами, после работы и учебы к нам приходят читатели — их здесь больше в это время, чем днем. Те, кто увлечен Востоком и древностями приходят специально, зная, что у нас в фонде «Духовное наследие Древнего Востока» есть то, чего нет в других библиотеках и в Интернете. Другие приходят, зная, что у нас отличный общий фонд, около 70 тысяч изданий, а главное — у нас можно послушать очень интересные лекции, познакомиться с интересными людьми!

В залах библиотеки — культурного центра имени Максимилиана Волошина во время выставки «Ученая прихоть». Источник фото: Библиотека культурного центра имени Максимилиана Волошина

— Какие темы лекций, на Ваш взгляд, у Вас наиболее востребованы?

Темы очень разные. Глобально, это история, археология, история искусства, религиоведение, литературоведение. Главное в другом. Нам важно, чтобы, во-первых, каждую лекцию читал признанный в своем деле эксперт, а во-вторых, он при этом был хорошим оратором. Давайте поймем раз и навсегда: никому не интересно смотреть, как умудренная степенями персона, запинаясь, читает что-то с листка. Пусть даже это будет трижды лауреат Нобелевской премии. Серьезные знания должны сочетаться с умением их подать публике — только тогда наука становится интересной и востребованной. Мы уважаем своих гостей и читателей и не можем себе позволить выпустить какого-нибудь доцента, который читает все подряд — от царицы Клеопатры и до королевы Виктории. У нас, если лекция о Египте, — то это Виктор Солкин, один из ведущих наших египтологов, если Америка — то знаток языка майя и выдающийся антрополог Галина Ершова. Русское искусство мы зовем читать потрясающего специалиста — Левона Нерсесяна из «Третьяковки», а Китай — Марию Меньшикову, которая хранит китайские лаки и другие сокровища в Эрмитаже. Поймите: это важно, чтобы придя на лекцию, вы получили информацию, что называется, из первых рук. Иначе, зачем все это затевать? Мы не умеем работать для галочки в отчете.

— Хорошо, а если мы поговорим о возрастных категориях? Кто к вам приходит?

Очень разные люди. Наверное, треть гостей — это молодежь, что не может не радовать. Часто приходят пенсионеры, причем именно в библиотеку. На лекциях и концертах преобладают люди среднего возраста. Мы стараемся, чтобы каждый нашел здесь себе что-то по душе, иначе наша работа будет бессмысленной. Одно и то же место может служить всем, поэтому вечером на концерте у нас сидят очень уважаемые бизнесмены, антиквары, журналисты, ученые, параллельно в другом зале молодые ребята изучают древнеегипетский язык, а днем, в зале периодики, или как мы его называем «зале круглого стола», у нас собираются пенсионеры из домов нашего района, Хамовников, чтобы полистать газеты. У них такой собственный, очень трогательный «клуб» и мы с радостью балуем их кофейком и конфетами. Просто потому что для них это единственная возможность не потеряться в современном, очень жестоком мире, шанс найти собеседника, просто получить помощь, осваивая, например, Интернет в нашем медиацентре.

***

Признаюсь честно. Меня поразила в библиотеке-культурном центре имени Макса Волошина атмосфера. Много живых цветов. Помимо той самой выставки о женщине XVIII века, из-за которой я пришла, — мемориальные экспозиции памяти Олега Берлева и других востоковедов, в которых помимо документов, писем, синих фаянсовых древнеегипетских статуэток и амулетов меня потрясли французские и немецкие книги XIX столетия, в золоченых переплетах с бирюзой. И в завершении всего — мемориальный зал самого Волошина, в котором светится из ниши, как из тьмы веков, огромный скульптурный портрет египетской царицы, которую поэт прославил в своих сонетах, как «Таиах»...

В залах библиотеки — культурного центра имени Максимилиана Волошина во время выставки «Ученая прихоть». Источник фото: Библиотека культурного центра имени Максимилиана Волошина

— Сергей, как удалось заполучить царицу?

Когда меня пригласили стать директором этой библиотеки, здесь висела всего лишь фотография царицы. К счастью, наш эксперт-египтолог Виктор Солкин до этого работал несколько лет с Отделом Древнего Востока ГМИИ им. А.С. Пушкина и знал, что в собрании слепков, которые привез в Россию Иван Владимирович Цветаев, была факсимильная копия этого невероятного портрета. Дальше были долгие переговоры, разрешение дирекции музея и вот — царица Мутноджемет, младшая сестра знаменитой Нефертити, воцарилась и у нас. Оригинал находится в Каире и сейчас снять с него матрицу уже невозможно: огромную скульптурную группу, изображающую царицу с супругом, в Египетском музее собрали вновь из фрагментов. Мы, конечно, невероятно признательны за помощь Ирине Бакановой, директору Музейного центра РГГУ, благодаря которой у нас есть эта невероятная царица, ставшая символом нашей библиотеки-культурного центра. Еще больше мы признательны человеку, Профессионалу с большой буквы, без которого культурная жизнь Москвы вообще была бы много беднее — Ромуальду Крылову-Иодко. Благодаря ему наши безумства (смеется), самые невероятные идеи, выставки, акции получили полную поддержку правительства Москвы.

Изображение царицы Мутноджемет — копия скульптуры из Египетского музея в Каире. Источник фото: Библиотека культурного центра имени Максимилиана

— Я правильно понимаю, что то, что Вы делаете, полностью согласуется с программой ребрендинга библиотек, которой сейчас охвачена Москва?

Да. Понимаете, так случилось, что для многих библиотек, прекрасных и профессиональных, оказалось очень трудным найти собственное лицо, собственную нишу в культурном пространстве города. Мне, наверное, очень повезло, что я возглавил библиотеку, придя со своей командой, при этом найдя среди «старых» сотрудников много единомышленников. Было непросто, потому что сразу же была поставлена высокая европейская планка, которой хотелось соответствовать. А это не только книги, улыбки и живые розы в зале. Это, извините, и вазы с ароматными сухими цветами в туалете и ситуации, когда вдруг залили кипятком соседи, а у тебя нет денег на мастеров и через три дня открытие фестиваля. Покупаешь краску и валик, встаешь на стремянку и красишь. Я — счастливый человек, потому что сотрудники видят это и тоже берут в руки второй валик. Мы делаем одно дело, это очень важно.

— Притом, что Вам досталось, как я понимаю, помещение с проблемами...

Да. Конечно, многое уже было сделано. Но, когда относишься к этому дому, как к собственному, понимаешь, что надо избавляться от доисторической мебели, надо поддерживать состояние стен, потолка и света. Какая «ученая прихоть» могла бы здесь появиться, если бы не галерейный свет, который у нас есть, и не постоянные усилия? Я когда стал директором, достал деньги из кармана и покрасил стены выставочного зала в самый бледный тон оливкового цвета, поменял рольставни с грязно-серых на песочные. Ну не может стоять подлинный древнеегипетский саркофаг на фоне грязной серой стены с выбоинами. А мы начинали проект именно с египетских сокровищ, благодаря, прежде всего, Галерее Кирилла Данелия. И потом, я Вам не буду показывать наш подвал, в котором ремонта не было с 1960-х годов, хорошо?

— Как я понимаю, Вам удается привлекать в библиотеку меценатов?

Совершенно верно и без них ничего бы не было. К нам, к счастью, очень хорошо относится Департамент культуры Москвы, у нас очень качественное, интересное комплектование, причем мы сами выбираем, что нам закупить, а что нет — долго бились за это право. Но есть минимум, благодаря которому библиотека нормально функционирует, а есть тот уровень, который должен быть, если мы себя называем «культурным центром». К счастью, нам помогают неравнодушные люди. Так, например, египетские книги из библиотеки Олега Берлева мы приобрели благодаря финансовой корпорации «Открытие», ряд выставок делали при поддержке интеллектуалов из «Арбат-капитала», сейчас «Ученую прихоть» открыли благодаря неоценимой поддержке антикварных домов «Villa Nuova», «Русская усадьба» и «Архайос». Это люди, которым небезразлична судьба культуры в Москве и в России в целом.

— То есть, если найти финансирование, можно сделать экспозицию, например, с полотнами Айвазовского?

Можно. Я знаю, кто может нам дать потрясающую коллекцию Айвазовского и не только. Но только зачем? За Айвазовским человек идет в Третьяковку и правильно делает. Нам важнее показать концептуальный, многомерный проект. Вот, например, с одной стороны на «Ученой прихоти» висят поразительные полотна высшей музейной категории, один Ротари чего стоит. С другой, в экспозиции — элементы интерьеров, камины, поразительные жирандоли русской работы первого десятилетия XVIII века с кобальтовым стеклом. А с третьей, — и это очень важно, — там же в витринах лежат книги, причем старейшая из них увидела свет в Париже в 1719 году под эгидой короля Людовика XV. Наша задача, как мы ее с коллегами видим, показать не просто шедевр, а эпоху, причем, обязательно, и через книгу, ведь мы же — библиотека. Важно еще то, что на мой взгляд, библиотека — это определенный эталон не только в сфере знания, но и в сфере вкуса. У нас никогда не появятся пластмассовые стулья и интерьеры в стиле хай-тек. Нам и нашим читателям ближе модерн, художественное пространство Серебряного века, изящные искусства...

— Был бы у Вас Репин, стояла бы очередь...

Не только и не столько на Репина, при всем уважении к мастеру, стоит очередь. В прошлом году мы участвовали в акции «Библионочь» с темой рукописей и храмового знания на Востоке — в Египте, Индии и Китае. Позвали выдающихся экспертов, среди которых был Владимир Малявин. Нас взяли штурмом, за вечер через библиотеку прошло более шестисот человек. Поэтому, зная, где в Москве можно на один день достать подлинного Рубенса, я лучше сделаю глубокую, разнообразную выставку по буддизму. И тема нам ближе, и сотрудников не придется вооружать (смеется). У нас очень хорошая посещаемость, книговыдача. И все же мы тут тоже ориентируемся больше на Европу, где качество работы библиотеки оценивается не столько по книговыдаче, сколько по количеству и уровню проводимых мероприятий. К счастью, это оценивают наши гости, предлагая проекты. Так, именно у нас в сентябре прошлого года прошли все основные международные мероприятия, включая круглые столы, выставки, конференции и презентации, посвященные 70-летию установления дипломатических отношений между Египтом и СССР.

— Ваши личные пристрастия в искусстве, это...

Очень разнообразные. Много лет собираю японскую гравюру XVIII-XIX века, люблю восточное искусство в целом, очень люблю старинные европейские книги, книжную миниатюру и каллиграфию. Скорее отталкиваюсь не от эпохи, а от того, что конкретное произведение «притянуло», заставило не отрывать взгляд. Иногда в коллекцию попадают и подарки. Любимый — это керамический сосуд в форме воина, американской культуры мочика VII в. н.э., который мне подарил Юрий Макаренко, наш известный антиквар и собиратель, после того, как у нас с ошеломляющим успехом прошла выставка о культурах Мезоамерики. Теперь стоит дома, среди книг, планирую его экспонировать у нас во время разовых акций или лекций, связанных с этим регионом.

— И последний вопрос. Можно ли считать, что ваш опыт уникален для Москвы?

Скорее, наш опыт уникален для нас самих (смеется). Мы пришли в библиотеку, зная, что мы хотим, пользуясь поддержкой друзей. То есть, по сути, мы просто стали делиться с теми, кто открывает нашу дверь, собственным внутренним миром, идеями, интересами. Поэтому и «лицо» библиотеки появилось сразу и статус культурного центра мы получили в прошлом году. Если же говорить московских библиотеках, именно как центрах культуры, уютных и интересных московских гостиных, то, пожалуй, назову прекрасную библиотеку имени Е.А. Фурцевой, где специализируются на истории и культуре XX века, очень интересную библиотеку им. В.Я. Вульфа, где создано совершенно особенное пространство диалога музыки и культурологии, библиотеку имени Н.А. Добролюбова, где в уникальном помещении, копирующем английскую библиотеку XIX века, собираются библиофилы и коллекционеры редкой книги. Таких библиотек в Москве немало, просто нужно остановиться, на пару часов забыть о бешеном ритме нашей жизни, открыть дверь и ощутить непередаваемый, ни с чем не сравнимый аромат книг и гостеприимства. И еще очень важно: найти во всем этом разнообразии «свою» библиотеку, такую, в которую хочется вновь и вновь возвращаться.

Сергей Куприянов — родился 23 июня 1980 года. Выпускник Финансовой Академии при Президенте РФ. Экономист, специалист в области менеджмента культуры. Владелец собственного Интеллектуального клуба, специализирующегося на лекциях по истории, истории искусства, духовному наследию человечества. С 2012 года — директор Библиотеки-культурного центра им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО города Москвы.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?