07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШИРОКА ЛЬ СТРАНА МОЯ РОДНАЯ?

Вартанов Анри
Опубликовано 01:01 14 Июня 2001г.
Число телеканалов растет как грибы после дождя. Еще недавно в столице их было всего шесть - тех, что вещали в метровом диапазоне. Теперь - вместе с дециметровыми - стало почти двадцать, не считая кабельных, местных, рассчитанных на жителей отдельных, подчас совсем небольших районов столицы. Последние чаще всего гонят старые фильмы, рекламу да дают информацию, интересную обитателям окрестных жилых массивов. В отличие от них метровые каналы, носящие гордое наименование "федеральных", а также некоторые дециметровые имеют многомиллионную аудиторию и покрывают своим сигналом если не всю страну, то, по крайней мере, большую ее часть.

При случае руководители этих каналов любят похвастать шестизначными цифрами зрителей. Так они привлекают богатых рекламодателей, которым, понятно, чем больше охват потенциальных покупателей их товаров и услуг, тем лучше. Рекламный поток - улица с односторонним движением: столичные фирмы предлагают (а иногда и навязывают) свою продукцию всем городам и весям, не интересуясь обратной связью, встречным потоком - хотя бы ради изучения своего потенциального покупателя.
К сожалению, модель распространения рекламы стала универсальной для всего телевещания в нашей стране. Столица посылает во все концы бескрайней России сообщения о том, как живет она и что делают пребывающие в ней власти. А что происходит на просторах страны, чем живут остальные 130 миллионов россиян, - столичных телевизионщиков, частенько кажется, - не очень-то и беспокоит. В лицензиях на вещание, которые получают федеральные каналы, записано все - и сколько минут из каждого часа может занимать реклама, и сколько должно быть детских, а также просветительских программ, - нет там только требования, чтобы телеканалы уделяли "адекватную" долю времени материалам из провинции.
Вы скажете: нельзя же регламентировать все на свете, записать в документе для журналистов пункт, чтобы они не сидели сиднем в редакции, а выезжали иногда из столицы. Действительно, нельзя, когда речь идет об элементарных требованиях профессии. Но что поделать, если многие московские тележурналисты, если и покидают насиженные места, то только ради поездки куда-нибудь за кордон, в зарубежье, причем в основном не в ближнее, а в дальнее?
Я специально исследовал телепрограмму последних недель с точки зрения тематического ее состава. И с горечью убедился, что российские регионы остались - и то в ничтожном количестве - только в выпусках новостей. Причем они интересуют журналистов федеральных каналов лишь в двух случаях: когда речь идет о каких-то катастрофах, наводнениях, других ЧП вроде отключения электроэнергии в Приморье или когда происходят выборы местных губернаторов. Тут уж вместе с лихими столичными мастерами "черного пиара" появляются и жаждущие сенсаций телевизионщики.
Право, провинция имеет твердый шанс увидеть себя в эфире разве что в моменты стихийных бедствий. Или скандальной смены местной власти. Обычная, каждодневная жизнь провинции, ее люди, ее проблемы мало интересуют столичных телерепортеров. Давно уж не помню передач, где бы рассказывалось о повседневных заботах жителей глубинки: превосходный очерк Елены Масюк "Ханский шатер" (РТР) является, увы, редким исключением. Кропотливый, всесторонний, до дерзости смелый анализ того, что происходит в последние годы в Калмыкии, всколыхнул обычно безразлично-мирную интонацию разговора о регионах.
Впрочем, исключение, как известно, лишь подтверждает правило. Даже в тех случаях, когда, казалось, сама тематика телецикла подталкивает его авторов отправиться подальше от столицы в поисках интересных сюжетов, они предпочитают прижаться к границам Москвы или вострить лыжи в сторону дальнего зарубежья. Может прозвучать как анекдот, но передача П. Лобкова "Растительная жизнь" (НТВ), посвященная тому, какие чудеса можно сотворить на приусадебном или садовом участке, все время норовит отправиться в туманный Альбион или, на худой конец, в Израиль. Только бы не в нашу российскую глубинку. А рассказчица душещипательных светских мелодрам О. Пушкина ("Женский взгляд"), кроме столичной элиты, жалует своим благосклонным вниманием то знаменитого мага Дэвида Копперфилда, то заокеанскую кинодиву Миллу Йовович.
Чуть ли не единственной цикловой передачей, обращенной к тем, "кому небезразличны судьбы России", и программно построенной на материале провинции, стали "Версты" (ТВЦ). Проходящий через все выпуски образ громыхающего на стыках, спешащего куда-то по просторам России поезда вносит в души зрителей тревогу и вместе с тем ожидание. Последнее чаще всего удовлетворяется: авторы обычно обращаются к самым острым темам и, что важно, в их раскрытии не ограничиваются столичным материалом.
Москва в "Верстах" представлена экспертами, приглашенными в студию. Они ведут споры на заданную тему. Иногда их рассуждения грешат академизмом, иногда напоминают дискуссии "пикейных жилетов" из романа Ильфа и Петрова. Но всякий раз как телепоезд достигает очередной точки на карте страны, реальный ответ на жгучие вопросы дает провинция.
Не надо, впрочем, думать, будто все эти ответы совершенно верны. Иногда в глубинке предрассудки оказываются устойчивее, нежели в других местах. Это отразилось в выпуске, посвященном русским переселенцам из ближнего зарубежья. Уехавшие от унижений, они встретили на своей исторической родине недоброжелательство и зависть. Причем сходный прием беженцы получили и в Воронежской области, и в Саратовской, и во Владимирской. Авторы передачи, поколесив по стране и, видимо, не обнаружив исключений из грустного правила, нашли в себе мужество не золотить пилюлю, а сказать зрителям горькую правду...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников