05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧТО УКАЖЕТ НАМ РУКА КРЕСТИТЕЛЯ?

Такого еще не бывало. И днем, и ночью десятки тысяч людей терпеливо выстаивают гигантские очереди, чтобы прикоснуться к христианской святыне. И это при том, что очень многие из пришедших - не самого крепкого здоровья. В московском храме Христа Спасителя за неделю к деснице Иоанна Крестителя приложились более 250 тысяч человек. Организаторам пришлось сделать доступ к святыне круглосуточным, но и после этого очередь к раке занимала много часов. С таким же небывалым размахом продолжается поклонение деснице и в других городах страны, по которым путешествует сейчас святыня. Число поклонившихся приближается уже к миллиону. Организатором принесения мощей Иоанна Предтечи в Россию по благословению Патриарха Алексия стал Фонд Андрея Первозванного. О смысле и уроках происходящего наша беседа с президентом фонда и Центра национальной славы России, членом Совета Федерации РФ Сергеем Щеблыгиным.

- Похоже, Сергей Евгеньевич, что и для вас, организаторов, масштаб поклонения святыне в нашей стране стал несколько неожиданным?
- Масштабы происходящего, конечно же, превзошли ожидания. Трудно было предположить, что храмы придется не закрывать круглые сутки, чтобы облегчить людям доступ к святыне. Хотя и тогда, например, когда мы привозили мощи великой княгини Елизаветы Федоровны, я видел, как много народу приходило для поклонения повсеместно - и на Дальнем Востоке, на Камчатке, Чукотке, Итурупе...
Разумеется, мы понимали всю значимость принесения десницы Иоанна Предтечи, одной из самых великих святынь христианства. Тем более что она исторически уже была на русской земле. А ведь мы считаем важнейшей задачей связь нашей истории в единое целое. То, что было до семнадцатого года, что было в советское время, что происходит сейчас, - все это Россия, все это - мы. Историческая картина не может быть написана одной краской. Это всегда полифония. Чувство такого единства необходимо человеку, чтобы по-настоящему знать, понимать и любить свою Родину, свой народ.
И принесение этой святыни можно считать еще одним стежком в соединении минувшего с сегодняшним днем. Так же, как и принесение мощей святых Елизаветы и Варвары, о котором я говорил. И предстоящее осенью перезахоронение останков императрицы Марии Федоровны. Созвучен этому и процесс объединения с Зарубежной Церковью.
- Говоря же об организации этой акции, хотел бы напомнить, что одним из главных ее вдохновителей, как и в целом деятельности Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России, является глава нашего Попечительского совета Владимир Иванович Якунин.
- Почему, на ваш взгляд, так бурно растет число людей на пути к святыням? Может быть, сказывается, что это не единичная акция такого рода? Или религиозное сознание развивается по своей логике?
- Конечно, есть тут и элемент синергетического эффекта, когда каждый следующий шаг умножает результат. Но есть более глубокие причины. Давайте задумаемся: зачем вообще верующему святыни? Что ищет и получает человек, поклоняясь им? Пожалуй, это можно по-настоящему понять, только исходя из личного опыта. Ведь в момент встречи со святыней ты не умозрительно постигаешь этот мир тонких отношений, а вдруг глубоко чувствуешь его! Очень точно сказано: вера не доказуется, а показуется. Для нас, еще только ищущих, находящих свою веру, каждый элемент такого чувственного соприкосновения с этим миром очень значим. И не только для каждого отдельного человека, но и для народа в целом. Особенно сейчас.
- Что вы имеете в виду?
- Важно, что миллионы людей вспоминают о том, что они православные, что у них есть история, предания, завет. Ведь мы сегодня совершенно очевидно сталкиваемся с противоположной тенденцией. Мы видим, как много делается, чтобы навязать нам вместо наших традиционных ценностей нечто якобы более "современное", "прогрессивное". У этой тенденции колоссальный ресурс. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто перечислить факты даже последних месяцев. И оценить их. Давайте, например, дадим себе отчет, что победа на конкурсе "Евровидения" финской группы - это не просто выбор некоего музыкального направления, стиля, а это выбор совершенно определенной системы ценностей, которые эта группа олицетворяла.
Или другой пример. Лежит коптская рукопись - документ, представляющий интерес для профессионального историка. И вдруг неожиданно находятся средства на широчайшую популяризацию этого документа. Причем их выделяет Национальный институт географии США - далеко не та организация, которая должна бы так интересоваться духовными текстами. Находятся мощные информационные ресурсы. Находится звучное название - "Евангелие от Иуды".
Не хотел бы строить теорию заговора. Но нельзя не видеть, что сейчас разворачиваются драматичные процессы, которые требуют от нас и осмысления, и выбора. Появился, например, и новый тип варварства - эпохи глобализации, когда объективные процессы создали очень сложный тип маргинального населения. И зачастую речь надо вести не столько о войне цивилизаций, сколько о столкновении цивилизаций с этим новым варварством.
Поэтому очень важно, что миллионы людей еще раз себя идентифицируют как православных, у которых есть своя система ценностей, своя история, своя судьба. А перспектива нашей православной восточнохристианской цивилизации, на мой взгляд, определится вовсе не противостоянием глобализации. Необходим поиск такой модели, которая позволит нам овладеть технологическим содержанием этого процесса, сохранив свою идентичность. Ни в коем случае нельзя потерять ее в стандартах, которые нам навязывают и в которых растворяются целые культуры. Нельзя потерять себя. И вера здесь самый надежный ориентир как для народа, так и для отдельного человека.
- А как вы сами нашли свою дорогу к вере?
- У меня в этом смысле классическая судьба советского и постсоветского человека. Крещен был в детстве бабушкой - почти конспиративно. Одно из самых ярких детских воспоминаний - Пасха. Смутно понимал, что именно празднуют, но переживал совершенно необычные впечатления. Церковь. Святая вода. Кулич в белоснежном платке - никогда его не носили у нас в этот день в каких-то сумках или свертках, а обязательно в таком праздничном платке. Потом обычный путь... не атеиста все-таки, а скорее язычника, тянущегося к исконной вере. А вот начало нынешнего этапа для меня связано с необычной встречей со Святейшим Патриархом в 1997 году. Я был тогда советником председателя Совета Федерации Е.С. Строева. И в один из весенних дней нам принесли письмо Патриарха Алексия с просьбой, чтобы кто-то из Совета Федерации принял участие в праздновании 150-летия Русской духовной миссии в Иерусалиме. Мне это было и поручено. Разобрался я, что такое Русская духовная миссия, сориентировался, что там должен делать, выяснил детали церковного этикета. И 12 июня полетел на Святую Землю. Впервые в жизни - и сразу со Святейшим Патриархом! Для меня это был совершенно другой мир, который стал началом по существу другой жизни. У нас было тогда довольно большое паломничество. Когда мы оказались в храме Гроба Господня, я пережил то, чего раньше не мог представить. Ощущение, что ты растворяешься в каком-то необыкновенном мире. Это то, что остается на всю жизнь. И, конечно, глубокие впечатления от общения со Святейшим Патриархом. Ну а после этой поездки стали происходить всякие чудеса в моей жизни, которые для верующего человека, в общем-то, в порядке вещей. Но это, как говорится, уже другая история.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников