11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ "ЛИДЕР"

Ивойлова Ирина
Статья «КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ "ЛИДЕР"»
из номера 169 за 14 Сентября 2006г.
Опубликовано 01:01 14 Сентября 2006г.
Они первыми прибывают на места всех крупных ЧП, когда под угрозой оказываются человеческие жизни или еще хуже - безопасность страны. Они - это сотрудники Центра по проведению спасательных операций особого риска "Лидер". Корреспондент "Труда-7" побывала в расположении элитного отряда спасателей.

ЛЕЧУ НА КРЫШУ!
Центр - пожалуй, самое мобильное и оснащенное новейшей техникой подразделение МЧС. Его бойцы спасали жителей Нефтегорска, работали на авиакатастрофах под Абаканом, Сочи, в Иркутске, сопровождали гуманитарные конвои в Грозный, вывозили оттуда беженцев, разминировали Боснию и Герцеговину, Косово и Македонию, выполняли спецзадания во время терактов на Дубровке и в Беслане, сопровождали гуманитарные грузы в Ливан.
"Лидер" базируется недалеко от Москвы. Сегодня там тихо. Одна часть бойцов на Кавказе, в горах, отрабатывает альпинистские навыки, другая - на тренировках во Владимире, прыгают с парашютом. В расположении - только дежурная группа.
"У меня все десантники, даже бухгалтеры прыгают с парашютом, - рассказывает начальник центра генерал-майор Николай Вдовин. - Я и сам прыгаю. Как-то на учениях в Тушине была смешная история. Подняли меня, выбросили из самолета. Вижу: что-то не то - не туда лечу, внизу стоянка машин и большая крыша. Ну, думаю, ладно, выбрал крышу. Сел на нее - хорошо не сломал. Потом товарищи ехидно так спрашивают: "Ну что, проверил, надежная крыша?"
Вдовин не раз бывал в Чечне, в Афганистане - при талибах и позднее, когда восстанавливал тоннель через перевал Саланг. Были и другие задания, в том числе за границей.
Не секрет, что представители экстремальных профессий иногда глушат стресс спиртным. "А как у вас в центре с этим делом?" - интересуюсь. "Лучшее лекарство от стресса - кросс и воздушно-десантная подготовка, - отвечает Вдовин. - В свободное время спасатели чаще бегут не в пивную, а на стадион. У меня люди - золото, все профессионалы высокого класса: взрывотехники, робототехники, водолазы, кинологи, химики-бактериологи. Вы извините, я вас передам своему заместителю, полковнику Максиму Чемерисову. А мне самому на кросс надо, бегу 10 километров".
"СПАСИБО" ГОВОРЯТ НЕЧАСТО
"Хотите посмотреть, как тренируют собак на обнаружение взрывчатки?" - предлагает Чемерисов. Всего в центре - 10 четвероногих "бойцов". Сейчас на площадке кинологи тренируют трех овчарок. Собаки должны по команде найти в сумке спрятанное взрывное устройство и сесть возле него. Один из псов обнюхивает сумку фотокора. Ничего подозрительного нет, пес отходит в сторону.
Пиротехник Анатолий Савин, который помогает кинологам, объясняет: "Собак кормят только сухим кормом, чтобы запах мяса или колбасы их не мог отвлечь от работы. Как-то у нас была проверка, пришли чиновники с бутербродами и очень беспокоились, что собачки все у них выпросят. А те даже носами не повели!"
С одной из овчарок работает молодая женщина-кинолог Аня. "Она тоже на операции ездит?" - "А как же! В числе первых рвется".
Все бойцы "Лидера" мечтают о командировках и заданиях. За границу или в России - неважно. О своей работе рассказывают неохотно. Подробности и вовсе опускают - многое посторонним знать ни к чему. Например, так: "В апреле на одном из объектов в Подмосковье сложилась нештатная ситуация. Возникла угроза взрыва. Мы ее устранили".
Если помните, 10 лет назад из плена в Афганистане сбежали российские летчики. Так вот, эвакуироваться им помогали в том числе спасатели МЧС. Подробности той операции до сих пор не разглашаются.
Вопросы, связанные с поездкой за границу, решаются на правительственном уровне за считанные часы. Обычно через три часа дежурная группа уже готова к вылету. В автономном режиме мобильный отряд может существовать 10 дней. В действительности командировки часто растягиваются на месяцы.
В прошлом году спасателям пришлось три месяца жить в Чечне, где они перед посевной разминировали поля. В отряде было два врача, Максим Чемерисов разрешил им в свободное время вести прием больных. И вот, что его поразило: "Еще не выветрился запах войны, кругом мины, развалины, следы боев, а рядом бегают маленькие дети, рожают женщины..." К слову, за свою недлинную историю отряд "Лидер" обезвредил 40 тыс. боеприпасов.
Недавно бойцы, возвращаясь со сборов из Владимирской области, на дороге увидели два перевернувшихся автомобиля. С собой у них был аварийно-спасательный инструмент - разрезали машины. Из одной достали еще живую женщину, оказали ей первую помощь. Потом она звонила, благодарила ребят.
"Но вообще-то спасенные "спасибо" говорят нечасто, - замечает Чемерисов. - Спасатели этого и не ждут. Даже если мы работаем, например, на завалах, когда ясно, что живых там вряд ли можно найти, об этом стараемся не думать. И трупы - не самое страшное в нашей работе. Гораздо страшнее не суметь помочь живым".
КАДРОВЫЙ СЕКРЕТ ВДОВИНА
Лет 7 - 8 назад в Институте криминалистики ФСБ мне с гордостью показывали разработанное там робототехническое оборудование. Увы, в элитном подразделении МЧС почти вся робототехника - импортная. Исключений немного. "Наша гордость - комплекс "Щит", - показывает Чемерисов на огромные машины с видеокамерами, занимающие чуть не пол-ангара, - работает в беспилотном режиме, дальность - 2 километра. Такая техника может работать на аварии наподобие Чернобыля, годится для ликвидации авиабомб большой мощности. Вот этот комплекс - отечественная разработка". По заявке центра были сконструированы машины для биологической разведки и мобильный водолазный комплекс.
Но самую трудоемкую работу - разбор завалов - спасатели по-прежнему выполняют вручную. Есть, правда, тепловизоры, особые микрофоны. Но никакая техника не поможет, если человек, попавший в аварию, не борется за жизнь сам.
Уже прощаясь, я напросились в гости к одному из офицеров "Лидера" - подполковнику Зеленкину, который живет в общежитии центра. У него двухкомнатные апартаменты - иначе не назовешь. В городе за аренду такого жилья он выложил бы долларов 700 - 800. Здесь оплачивает только коммунальные услуги. Рядом магазин, детская площадка, тренажерный зал, теннисный корт, баня, детишек каждый день отвозят в детский сад. Из 1000 сотрудников 600 живут на территории центра. И вакансий в отряде нет. Как и текучки. Люди если и уходят, то только наверх - в Центральный аппарат МЧС.
Свой кадровый секрет Николай Вдовин формулирует так: "Если ты генерал, бери самый тяжелый конец бревна, беги быстрее всех на кроссе, а если все сидят без обеда - сиди и ты". Нечасто мне приходилось слышать такие слова от руководителей, тем более - в погонах.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников