«Сердце кровью обливается - ножом по кораблю!»

Вместо запланированных 6,5 часа Кононенко и Прокопьев работали за бортом МКС 7 часов 45 минут. Фото: globallookpress.com
Виталий Головачев, обозреватель «Труда»
Опубликовано 00:02 14 Декабря 2018г.

Сергей Прокопьев и Олег Кононенко вышли в открытый космос, чтобы установить, кто же просверлил в стенке отсека «Союза» отверстие


«Олег, ты не стоишь на якоре, разворачивай ногу вправо», — тяжело дыша, говорит на околоземной орбите Сергей Прокопьев, помогая Олегу Кононенко вернуть правый ботинок его скафандра в гнездо крепления на длиннющей космической грузовой стреле. Они в открытом космосе работают уже более четырех часов, наматывая витки над земным шаром. Летят над Северной Америкой, Атлантическим океаном, Африкой, сейчас — над Индийским океаном: О чрезвычайно сложной миссии российского экипажа на околоземной орбите в ночь на среду Роскосмос вел трансляцию в прямом эфире.

Этот 45-й выход в космос из российского сегмента Международной космической станции был нештатным. Он потребовался для того, чтобы установить, кто же просверлил в стенке бытового отсека корабля «Союз» сквозное отверстие, которое стало самым громким и таинственным событием в космонавтике за последние месяцы. Не любопытства ради — вопрос принципиальный: где действовал злоумышленник, на Земле или в космосе? Чтобы выяснить это, решили взять пробы с наружной стороны отсека. Олегу Кононенко и Сергею Прокопьеву предстояло сделать нечто неординарное — вскрыть на орбите обшивку корабля, используя острый нож и большие ножницы по металлу. А там лист противометеоритной алюминиевой защиты и два слоя экранно-вакуумной теплоизоляции.

Сам путь в открытом космосе от шлюзового люка до «Союза» непрост, ведь на корабле нет поручней, не за что крепить страховочные фалы. Космонавтам предстояло «прокатиться» сначала на одной 15-метровой грузовой стреле, потом на другой, чтобы дотянуться до места назначения. Сложный маршрут с пересадкой!

По технике безопасности во время выхода в космос нужно строго придерживаться обязательного правила: у космонавта постоянно должны быть две точки фиксации — либо рукой и страховочным карабином, либо двумя карабинами. Космонавты идут по поверхности МКС «на руках». А избыточное давление в жестком выходном скафандре требует немалых усилий при каждом движении.

Почти час ушел только на путь к первой стреле и на подготовительные работы. Закончив их, Кононенко занимает место на грузовой стреле. Прокопьев встает у пульта управления. Начинается движение стрелы. МКС летит над теневой стороной Земли. Черным-черно. Картина фантастическая: ярко подсвеченная фигура космонавта, парящая в темноте: Но этим двоим не до красот. Они в напряжении: как бы чего не задеть. В стороне остаются панели солнечной батареи, но стрела приближается к радиаторам. Кононенко предупреждает Прокопьева: «Серега, останови — радиаторы близко». А еще через пять минут: «Что-то меня мотать стало, кошмар, ничего не видно...»

Так, шаг за шагом, преодолевая все новые сложности, они продвигаются к цели. Пересадка на вторую грузовую стрелу. Устанавливают на ней якорь. Кононенко встает на него, пытаясь закрепить ботинки. Минут 10 уходит на эту операцию. Ладно, справились. В открытом космосе отработали уже свыше трех часов. Внизу проплывает Земля в белоснежных облаках. В разрывах виднеется синева, летят над океаном.

Лишь через 3 часа 43 минуты после выхода из шлюзового люка Кононенко в якоре грузовой стрелы № 2 зависает над бытовым отсеком «Союза». Ему предстоит развернуться, занять удобную позицию для работы с ножом и ножницами при вскрытии обшивки. А это оказалось сложнее, чем представлялось на Земле. Прокопьев работает у пульта. А у Олега тем временем носок правого ботинка выходит из крепления. Олег возвращает его на место. Так повторяется трижды. Крепление ненадежное. Странно, почему так? Однако разбираться с этим нет времени.

Наконец-то Кононенко удается зацепиться сначала одной рукой, потом другой за экранно-вакуумную теплоизоляцию бытового отсека «Союза». Уже хорошо. Приближается кульминация. Еще несколько сложных движений — и космонавт берет в руки нож, снимает чехол.

— Сердце кровью обливается, — комментирует Прокопьев то ли в шутку, то ли всерьез. — Ножом по кораблю...

Кононенко резкими движениями вспарывает прочный верхний материал, а затем и первый слой теплоизоляции. Но от этих движений его заносит в сторону. Космонавты передают в ЦУП: якорь не фиксируется. К тому же не держит крепление — то правый ботинок Кононенко, то левый выходит из гнезда. С большим трудом после неоднократных попыток удается восстановить штатную позицию.

— Меня надо всего держать. Если я ножом начинаю работать, заносит, — комментирует Кононенко.

Прокопьев, ухватившись одной рукой за фал, старается удерживать командира. Олег упрямо работает — сначала крупным острым ножом, потом специальными ножницами по металлу с большими ручками. Куски ЭВТИ летят хлопьями в космос, слышен треск разрезаемого материала. Оба космонавта тяжело дышат. Можно представить, какое колоссальное напряжение испытывают они там, в открытом космосе!

Больше часа уходит на удаление с небольшой площади экранно-вакуумной теплоизоляции. Следующий этап: надо вырезать металлический прямоугольник из микрометеоритной защиты (ММЗ). Кононенко, используя ножницы, вскрывает алюминиевый лист. Интрига — как выглядит дыра под металлическим листом — достигает апогея. Но на светлой стенке бытового отсека «Союза» никакого отверстия нет. ЦУП подсказывает: надо отрезать кусочек металла рядом. Выполнено. И вот долгожданный результат: отчетливо видно черное пятно на светлом фоне. Это и есть та самая дыра.

— Смотрится, как пыль какая-то, — делится первым впечатлением Кононенко. — Как расползшийся черный паук с вкраплениями, по-моему, желтыми...

Космонавты с помощью наждака берут пробы с оставшегося черного пятна и вокруг него. Затем повторяют то же самое, используя мягкий тампон. Взятые крошки металла будут отправлены на исследования. Все пробы, как и вырезанные куски микрометеоритной защиты, укладываются в специальные герметичные контейнеры. Завершая работу на поверхности бытового отсека, Кононенко замечает:

— Вот видишь, всю черноту сковырнул, теперь остался просто черный круг, затычка, очень плотная...

Таймер на экране показывает: уже 6 часов 10 минут продолжается работа в открытом космосе. Все, миссия выполнена, пора домой, на МКС. На обратный путь с использованием тех же двух грузовых стрел у космонавтов уходит 1,5 часа. Домой дорога короче. Но в итоге вместо запланированных 6,5 часа Кононенко и Прокопьев работали за бортом МКС 7 часов 45 минут. И отработали на пятерку с двумя плюсами.

Через 6 дней, 20 декабря, контейнеры с образцами и пробами будут доставлены на Землю на том же самом корабле «Союз МС-09», который стал широко известен из-за громкого ЧП. Бытовой отсек вместе со злополучной дырой будет, как обычно, отстыкован от спускаемого аппарата и сгорит в плотных слоях атмосферы. В спускаемом аппарате вернутся на Землю Сергей Прокопьев, немец Александр Герст и американка Серина Ауньен-Ченселлор. Контейнеры сразу же передадут следственным органам.

Итак, пока тайна просверленного в космическом корабле отверстия остается нераскрытой. Правда, ряд специалистов уже сегодня считают, что обнаруженная космонавтами черная плотная пробка в этом отверстии не что иное, как герметик, который использовали в августе космонавты, заделывая сквозной канал. Если так, то значит сверлил по-тихому кто-то из находящихся на МКС. Однако нельзя исключить и другой вариант: во взятых с наружной поверхности пробах могут быть найдены следы старого герметика, которым закрыли дыру еще на Земле. А в этом случае саботажника придется искать не в космосе, а на Земле.

Как бы то ни было выводы делать пока рано. В одном можно не сомневаться: скоро мы узнаем, как появилось странное отверстие в российском космическом корабле.

Марат 19 Декабря 2018, 08:00
Уже ясно что астронавты не могли на наружной части и под покрытием просверлить и замазать. Это скорее всего диверсия внутренняя, так же как и поджоги лесов по всей России...




Поссорятся ли Россия и Белоруссия?