Арина Шарапова: Если уж что-то решила - иду до победного!

Арина Шарапова в «Главной роли». Телеведущая права: мастера грима способны на чудо. Фото предоставлены Первым каналом

Известная телеведущая, а теперь еще и кинодебютант рассказывает «Труду» о новом для себя опыте


На Первом канале стартовало новое телешоу «Главная роль». Здесь известные телеведущие, музыканты, спортсмены, певцы — все высокие профессионалы, однако далекие от кинематографа — реализуют несбыточную мечту многих: сыграть в кино. Яне Чуриковой, Дмитрию Диброву, Родиону Газманову, Анфисе Чеховой, Арине Шараповой, Наталье Подольской, Валерию Сюткину, Александру Панайотову, Анне Седоковой, Алексею Ягудину, Аскольду Запашному и Марии Киселевой нужно перевоплотиться в героев легендарных советских фильмов. Самое удачное перевоплощение = победа! О новом для себя опыте рассказывает известная телеведущая, а теперь еще и кинодебютант Арина Шарапова.

Но сначала некоторые детали. Режиссеры-наставники, среди которых Александр Стриженов, Иван Шахназаров, Алексей Смирнов, Артур Богатов и другие, рассказывают участникам о нюансах актерской профессии. На площадке появляются и настоящие артисты. К примеру, на съемках сцены в охотничьем домике в «Гардемаринах» партнером певицы Анны Седоковой стал сам Дмитрий Харатьян...

Оценивает игру претендентов профессиональное жюри: Александр Михайлов, Елена Яковлева и режиссер Дмитрий Астрахан, четвертый же арбитр в каждом выпуске новый. Так, в первой программе им стала Мария Шукшина. Руководят процессом на площадке ведущие Ирина Муромцева и Павел Прилучный. Для зрителей же все это не только череда увлекательных перевоплощений, но и познание нового. Мы вблизи (ближе не бывает!) увидим, как делается кино.

— Арина, вы человек в телевизионном мире известный и заслуженный, вас знает в лицо вся страна. Чего же боле? Что вас подвигло на такой рискованный эксперимент?

— Прежде всего тот факт, что этот проект — оригинальный, придуманный моими соотечественниками и коллегами. А не купленный, не выписанный откуда-то из-за рубежей. Прямо наш-наш-наш — уже интересно! К тому же, надеюсь, это отличное времяпрепровождение для зрителя в воскресенье вечером, когда готовишься к рабочему дню после выходных. Повеселиться в комичном сюжете, попереживать в драме.

— А раньше вы актерством занимались?

— В течение всей моей профессиональной жизни невероятное количество постановщиков предлагали мне попробовать себя в кино, но я всем отвечала: «Никогда». В том числе, когда Эдуард Володарский написал специально для меня роль в фильме «Капкан» — я сочла некорректным заходить на территорию таких больших актеров, как Абдулов и Алферова. Даже в фильме «Богиня прайм-тайма» по книге Татьяны Устиновой, которая навеяна в том числе и моей судьбой, отказалась сниматься. Актерская профессия требует таланта, призвания и, конечно, особой выучки. Я привыкла делать свою работу хорошо, ну зачем же делать что-то плохо? Но тут внезапно ко мне подошла продюсер программы «Главная роль» Оксана Барковская: «Снимись, там эпизодик смешной». Ладно, подумала я, в жизни всегда есть место небольшой авантюре. В тот момент я ведь не знала, что речь на самом деле идет об огромном проекте, чрезвычайно интересном и энергозатратном. То есть, не разобравшись, прыгнула в воду. Остается выплывать.

— Звучит так, будто вы сожалеете о случившемся...

— Ни в коем случае! Хотя поначалу, когда вникла, сомнения появились. С другой стороны, я не привыкла сдаваться. И когда мне объяснили суть задачи — примерить на себя образ кого-то из известных актеров, — я почувствовала, что смогу. Теперь надо идти вперед до победного.

— Неужели даже в детстве вы не мечтали сниматься в кино?

— Нет, я хотела стать учительницей — и стала ей (среди оконченных Ариной вузов — Московский педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза. — «Труд»). Хотела стать журналистом — и стала.

— С какими сложностями пришлось столкнуться на съемках? Или, может, напротив, вы обнаружили, что все вам дается легко и у вас прирожденный актерский дар?

— Да нет, для человека, который не в теме, тут сплошные сложности. Привыкание к новому образу, проявление в нужный момент необходимой эмоции... Смеяться-то у меня всегда получается хорошо, шуточные и характерные роли выходят без особых затруднений, а вот со всем остальным, с драмой — большие проблемы. Например, есть эпизод, где я должна кричать, а для меня это просто немыслимо. Люди, которые со мной работают долгие годы в «Останкино», элементарно не поверили бы, что я на такое способна.

А здесь Арину не узнает, наверное, лишь тот, кто никогда не смотрел телевизор

Но вообще мне нравится все, что происходит у нас на площадке. Тем более чаще мы все-таки смеемся, чем грустим. Интересно полностью менять образ, когда на тебя надевают черный парик, накладывают макияж. Опа — и ты совсем другой человек!

— Кого из ваших соперников считаете главным конкурентом?

— Да всех. Поскольку каждый не сильно умеет играть, но очень старается. И, как и я, сдаваться не намерен.

— Как вам помогают наставники — известные режиссеры?

— Они занимаются промывкой наших мозгов! Так примерно можно описать процесс на съемочной площадке. Мне на самом деле неловко перед нашими именитыми, известными на всю страну актерами, сидящими в жюри. Я видела, что все наши неточности и недоработки им — ножом по сердцу, они сидели и чуть ли не зубами скрипели. Лучше бы художников посадили или космонавтов, что ли, было бы проще...

— Как готовитесь к ролям?

— Получаю сценарий, учу текст. По ходу действия могут добавить слов, но к такому я привыкла, неожиданных сюжетов хватает и в моей основной работе. Не раз и не два приходилось импровизировать в эфире, и теперь эта привычка серьезно помогает.

— Сами в кино часто ходите? Что из последнего удалось посмотреть?

— Я сейчас много времени уделяю сериалам — историческим, драматическим. Правда, уже плохо знаю современных режиссеров. Но знаете, большие форматные фильмы отчего-то не так затягивают.

— Вы пробовали себя в разных жанрах тележурналистики, были у вас и серьезные аналитические проекты, и новости, и развлекательные передачи. Что вам самой ближе?

— Из всего, что было, мне больше по душе информационный жанр и интервью. Были и авторские проекты, но сейчас не до этого. У меня школа журналистики — мой любимый сегодняшний проект. И этого мне пока хватает. Хотя периодически думаю, что, возможно, найду время для какой-то острой журналистской темы, связанной с экологией, социальной жизнью, — например, проблемами бездомных людей. На самом деле таких тем очень много.

— Вы много путешествовали, детство вообще провели на Ближнем Востоке. Какие страны оставили наиболее сильные впечатления? Что дал вам этот опыт в жизни, в профессии?

— Я много где была с отцом, и для меня мусульманские страны — большая часть жизни. Это важный опыт понимания людей другой национальности и вероисповедания. С уважением отношусь к арабам. Это интересные, тонкие, деликатные люди. В детстве я даже общалась на арабском, до сих пор это всплывает в памяти. Например, недавно была в Турции и обнаружила, что там в речи много слов арабского происхождения, оттого она мне более понятна. Было очень приятно.

— Знаю, вы даже состоите в организации с несколько экзотическим названием: «Императорское православное палестинское общество»...

— Это мощная организация, которая очень трепетно относится к российским очагам веры за рубежом. Например, в Иерусалиме есть Русское подворье, там много православных храмов, и важно, чтобы их жизнь продолжалась. Наше Общество сотрудничает с церковью, это большая сила.

— А где, если не в России, вам хотелось бы жить?

— В игру «если бы» я не играю. У меня есть своя страна, я православная христианка. И вопрос, где жить, для меня не стоит.

— На чтение хватает времени?

— Конечно. Я мало сплю — мне достаточно четырех-пяти часов. Вот откуда время и сериалы смотреть, и книги читать, и отдыхать, и даже работать. Из книг люблю психологию и биографические книги.

— Мало спите и всегда прекрасно выглядите. В чем секрет?

— Ни в чем. Вернее, во всем: в солнце, в небе, в дожде. Если настроить себя на радость, так оно и будет, твои глаза будут сверкать счастьем, даже когда тебе стукнет 90.

— Вы добились успеха в карьере, счастливы в браке, стали мамой и бабушкой. Теперь у вас можно спросить, есть ли разница между любовью к сыну и к внукам?

— Сын в моей жизни — это все. Он — самый первый, самый главный, самый важный. Но сердце как устроено — оно кусочками на всех. Стараюсь находить время для каждого из моих любимых, они все для меня очень важны и дороги. Вот планирую в следующие выходные поездку с внуками в Доброград, это город-курорт во Владимирской области. И все время у нас какие-то планы, придумки. Много путешествуем, вместе узнаем новое. В Центральной России много интересных мест.

— А где вы провели последний отпуск?

— Две недели сидела в Крыму. Но лежать на пляже и ничего не делать — такое у меня бывает крайне редко. Много работаю, но и стресс снимать умею.

— А как принимаете важные решения в семье? Коллегиально или берете на себя?

— Тоже по-разному. Иногда я принимаю решение, иногда муж, иногда все вместе. У нас нет в семье такого: «Как я сказал, так и будет!» Равноправие. Во всем, даже в ревности. Я его ревную, и он меня ревнует. Это нормально, у нас здоровая ревность. Если нет ревности, наступает равнодушие и кончается любовь.

— Кого из деятелей ТВ и культуры вы считаете своими главными учителями?

— В начале 90-х я стажировалась в больших зарубежных компаниях — SNN, NBC, с последней из названных мы на РТР делали совместную программу «60 минут». Главный мой учитель — мощнейший американский журналист Дэн Разер. Вот он и его коллеги, пожалуй, и сформировали Арину Шарапову как профессионала.

— Какие телепрограммы сами смотрите? Что нравится в сегодняшнем ТВ, а что нет?

— Я вообще люблю смотреть телевизор. Вот «Главная роль» вышла в эфир. Интересно посмотреть, что там сделали мои коллеги. А как иначе? Я на телевидении работаю, я его преподаю: Хотя есть, наверное, такая тенденция — людям сейчас не хочется глубокого анализа проблем, их и так хватает в повседневности, поэтому все более востребованы развлечения. Да, телевидение — это развлекательный жанр. Даже политические шоу все равно развлекают, потому люди это и смотрят.

— Выстоит ли ТВ в соревновании с интернет-каналами, куда перемещается все больше рейтинговых проектов?

— Ну, уйдет телевидение в Сеть, стало быть, просто изменится способ его передачи. Как современному человеку прожить без телевидения? Никак!




Госдума собирается рассмотреть законопроект о возврате сезонного перевода часов.