Лондон не может уйти по-английски

Правительство Терезы Мэй ищет меры по смягчению последствий развода. Фото: globallookpress.com

Британский парламент повторно провалил выстраданную премьер-министром Терезой Мэй сделку по Брекзиту


Британия — на пороге решений, которые определят лицо Королевства на ближайшие десятилетия, а заодно отразятся на судьбе уже не единой Европы. Парламент повторно провалил сделку по Брекзиту, которую премьер-министр Тереза Мэй с диким трудом согласовала с Еврокомиссией с новыми поправками. Она пыталась успокоить законодателей по ирландскому вопросу, но... Не получилось.

За компромисс с ЕС высказались 242 парламентария, против — 391. Найти новую формулу упорядоченного выхода Британии из Евросоюза до 29 марта уже не успеть. Тем более ЕС уже пригрозил, что других уступок не будет. Осипшая от дебатов Мэй пугала законодателей катастрофой «выхода без сделки», но все напрасно.

Депутатов не устроила хитрая формула, найденная в Страсбурге Терезой Мэй и главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. Предлагалось дополнить 585-страничное соглашение по Брекзиту юридическими гарантиями, что новые переговоры о прозрачной границе между Ирландией и британской Северной Ирландией состоятся до конца 2020-го. Британских депутатов пугало, что особый статус Северной Ирландии на переходный период Брекзита может стать постоянным, разорвав страну.

Пока никто не хочет раздражать ирландцев, устанавливая пограничные пункты между юрисдикциями и заставляя платить таможенные сборы на виртуальной границе. Это назвали бэкстопом. Но успешно управлять английской экономикой с дырой в 500 км на периметре с ЕС будет сложно. Только если Лондон останется в Европейской экономической зоне, а это и будет предметом торга с Брюсселем на переходный период.

Но закусившие удила британские законодатели с разницей в четыре голоса завалили и вариант выхода без сделки с ЕС вовсе. Дальше им осталось еще проголосовать за перенос сроков Брекзита на пару месяцев (если Еврокомиссия примет), но только зачем? Ведь в мае перевыборы в Европарламент, а застряв в ЕС, британцам придется выбирать своих представителей в орган, откуда они вроде как уходят. К тому же их 73 кресла Европарламент в феврале упразднил...

Тереза Мэй хриплым голосом предупредила коллег, что результат голосования не означает, что Великобритания все равно не выйдет из ЕС без соглашения 29 марта 2019 года. Главный переговорщик от ЕС по Брекзиту Мишель Барнье заявил, что Брюссель и так сделал все возможное, чтобы утрясти соглашение о выходе: «Теперь выход из тупика может быть найден лишь в Лондоне». Мэй готова еще раз поставить на голосование тот же законопроект. Но шансов ничтожно мало.

А ведь еще год назад Мэй твердила мантру о российском вмешательстве в референдум по Брекзиту. Сегодня же она отстаивает его результаты и заявляет: проводить повторный референдум противозаконно, надо реализовать имеющийся наказ британцев. Попробовать спасти соглашение с ЕС она может только ценой своей отставки.

В любом случае перспектив полюбовного развода Лондона с Евросоюзом все меньше. А неопределенность с окончательными условиями сделки Брекзита бьет по ведущим экономикам Евросоюза. Разрыв единого рынка принесет убытки всем его участникам.

Французы и немцы настроены жестко по отношению к самому эгоистичному члену ЕС и не намерены ему бесконечно прощать игры в референдум, нежелание делить расходы на иммигрантов и углублять экономическую интеграцию, пользуясь ее плодами. Даже если партнеры примут Великобританию обратно, сидеть ей на двух стульях не позволят. Макрон и Меркель твердо заявили, что перенос сроков может быть оправдан лишь намерением что-то изменить по существу. В противном случае 29 марта — на выход с вещами!

Правительство Терезы Мэй ищет меры по смягчению последствий развода. Если состоится выход, на начальный период (год) решено обнулить пошлины для 87% импорта из ЕС, чтобы не ударить по среднему классу и малоимущим, спровоцировав социальные протесты. Заградительные пошлины введут для отдельных типов сельхозпроизводителей, защищенных до того едиными таможенными тарифами Евросоюза: на свинину, баранину, говядину, мясо птицы, отдельные виды молочной продукции, масло. Потери для английской экономики от стихийного выхода из ЕС, по подсчету Минфина, могут достигнуть 9 млрд фунтов.

The Independent поставило вопрос ребром: «O’кей, депутаты не хотят выхода ни по согласию с ЕС, ни без соглашения. Так что же они хотят?» Рискуя обвалить фунт и ввергнуть страну в рецессию, законодатели тянут с Брекзитом и решают свои проблемы. Не секрет, что оппозиционные лейбористы во главе с Джереми Корбином хотят любой ценой добиться отставки Терезы Мэй и досрочных выборов, торгуясь из-за «ее плохой сделки с ЕС», а предлагая, по сути, повторный референдум по Брекзиту. Консерваторы, среди которых ярые поборники выхода из Евросоюза типа Бориса Джонсона, тоже не прочь получить голову Мэй, чтобы сменить руководство тори. Но пока им приходится балансировать, ставя в тупик 27 стран — остающихся партнеров по ЕС.

The Guardian опубликовала критическую полемику по поводу действий депутатов, ведущих себя безответственно перед лицом общенациональной проблемы. «Нам нужна компетентность, и немедленно. Не эта кучка членов парламента, которые обнаруживают последствия собственных решений в режиме реального времени. Мир уже получил представление о том, что это за страна — Соединенное Королевство — во всей его красе. Вопрос состоит в том, является ли происходящее со страной «кризисом среднего возраста» или это уже сползание в «сенильный психоз». При ближайшем рассмотрении наш «Маяк демократии» оказался пожаром в мусорном баке».

Умеют же джентльмены выражаться!




Госдума собирается рассмотреть законопроект о возврате сезонного перевода часов.