Самый артистичный... из всех русских

Уже 7-й чемпионат мира по футболу Геннадий Орлов (слева) встречает с микрофоном комментатора. На снимке с Николаем Николаевичем Озеровым (справа). Фото ФК «ЗЕНИТ».
Георгий Настенко
Опубликовано 00:04 15 Июня 2018г.

Разговор со спортивным телекомментатором Геннадием Орловым


Каким запомним мы большой футбол, пожаловавший в Россию? Это во многом зависит от человека, представляющего нам картину всего происходящего. От телекомментатора. Потом, через годы, вспоминая яркие фрагменты давно прошедших матчей, вы вдруг обнаружите, что слышите его голос и его оценки. Если, конечно, вы не выключали звук у телевизора, а комментатор был профессиональный и знающий. Именно к таким я отношу известного спортивного комментатора Геннадия ОРЛОВА, с которым мы встретились накануне открытия чемпионата мира.

— Геннадий Сергеевич, сколько чемпионатов мира по футболу вы отработали?

— Начиная с 1974-го, с Германии, на четырех чемпионатах я писал репортажи в газеты и журналы. И эта практика мне очень помогла в дальнейшем. А с 1990 года, с Италии, я уже работал у микрофона, и в таком качестве это для меня будет седьмой чемпионат мира.

— И какие из этих чемпионатов вас удивили больше других?

— Вообще-то неудивительных чемпионатов мира не бывает. А что касается условий работы... Наверное, вспомню 2010 год, ЮАР. Это что-то с чем-то! Я отправился в Порт-Элизабет. В путеводителе крупными буквами написано «Криминал». Ну разве можно в таких местах проводить крупные международные турниры? Только ходишь и оглядываешься. А в другом городе в магазине у меня украли ноутбук. Шел по супермаркету, отвернулся на секунду — и тут же ребята лет 12-13 выхватили ноутбук из тележки и убежали. Специалисты!

Впрочем, все это мелочи по сравнению с научно-техническим прогрессом, который сказывается и на нашей работе. В 80-х появились «направленные» микрофоны, и комментаторские кабинки со звукоизоляцией оказались не нужны. Сейчас более сотни комментаторов сидят себе на трибунах и не мешают друг другу. А когда-то, помню, я вел репортаж, и вдруг техники всполошились: помехи звука. А это я как бывший футболист разволновался от игры и постоянно ногой лупил по кабелю... Если в 2008-м, когда я вел из Базеля репортаж с матча «Зенита», летающая камера была новинкой, то теперь это уже будни. А сейчас будут видеоповторы, о которых столько спорили.

— Вы их одобряете?

— Они при правильной работе судейской бригады не вызовут значительных задержек матча, а справедливость будет торжествовать. Вспомним хотя бы, как француз Анри забил гол ирландцам и тем самым лишил их заслуженного выхода в финальную часть чемпионата. А сколько такого было!

— Вы сами какие матчи будете вести?

— В нашей работе не принято об этом оповещать. Скажу лишь, что буду работать не только в Петербурге, но и в других городах.

— Бывало ли, что после ваших репортажей футболисты или их близкие выражали вам претензии за критику?

— Конечно, куда от этого деться. Чаще возмущаются агенты футболистов. Хотя, считаю, опыт позволяет мне давать объективную оценку действиям игроков, да и сами они при общении мне претензий не предъявляют. Так же как Семин, Газзаев, Гаджиев и другие наши ведущие тренеры. А вот руководству «Зенита» и питерским чиновникам зачастую не нравится, что я критикую команду из нашего города.

— Вот это да! А я знаю массу недовольных тем, что Орлов возвеличивает «Зенит».

— Вот именно! На всех не угодишь. Когда на «НТВ-Плюс» и «Матч-ТВ» мне предлагали вести репортаж с участием «Зенита», они ведь знали, что мои симпатии всегда были на стороне этой команды, я ведь играл за нее. Но я веду репортажи еще с советских времен. А если иногда прорывается нотка симпатии к родному клубу, этим никого не удивишь. Но я и по части критики в адрес родной команды допускаю то, чего московские комментаторы себе не позволяют.

Многие российские СМИ цитировали меня, когда я критиковал Манчини. А меня возмущали его запросы, когда он требовал покупать для команды все новых и новых дорогих игроков. Он что, сборную мира хотел в «Зените» собрать?! Я прямо заявил, что он позорит «Зенит» и портит его имидж.

Я сейчас предостерегаю Семака, которому очень симпатизирую как человеку и тренеру: очень важно, чтобы к нему относились так же, как к предшественникам-иностранцам. А то решат, что с нашим можно не церемониться. Например, впихнуть ему в штат людей ненужных или навязать игрока... Быть таким же независимым, как Якушин, Бесков, Лобановский, — это требует мужества. Например, выгонять из раздевалки генералов и прочих начальников.

— Ваше игровое прошлое помогает в нынешней работе?

— А как же! Многие телезрители, которые смотрят репортажи, сами гоняли мяч, для них важно, чтобы ты трактовал каждый эпизод профессионально, опираясь на опыт и глубокое понимание игры. Иначе эмоции берут верх и получается порой смешно.

— Кого вы считаете фаворитом стартующего чемпионата?

— Испанцы по-прежнему среди главных претендентов. Но без двух великих полузащитников, Хави и Иньесты, они все-таки не столь убедительны. А тут еще катавасия с тренером... У аргентинцев есть Месси, но в сборной он в большей мере выполняет роль плеймейкера, а на острие атаки у Аргентины другого Месси нет. Зато у бразильцев такого ровного и сбалансированного состава давно не было. У немцев, похоже, нет сейчас яркого, забивного форварда. И сразу игра потускнела. Появится — они и будут главными фаворитами.

— А как насчет сборной России? Вы оптимист или не совсем?

— Не хочу строить далекие планы. Для начала наши парни должны полностью себя мобилизовать на выход из группы. А дальше будем строить планы и надежды шаг за шагом.

— Расскажите, кого вы считаете своими учителями в плане понимания футбола?

— Мне повезло на сей счет. Я работал под руководством многих прекрасных наставников. В харьковском «Авангарде» — Евгений Иванович Елисеев, заслуженный тренер СССР. В ленинградском «Динамо» — Вячеслав Дмитриевич Соловьев, который в 1961 году впервые привел киевлян к победе в чемпионате СССР. На тренеров мне везло уже с юношеского футбола. После успешного выступления на Спартакиаде учащихся в юношескую сборную СССР меня взял Алексей Парамонов и поставил на матч со сверстниками из Чехословакии. Для меня, десятиклассника из провинциальных Сум, это было потрясением. Между прочим, знаменитый футболист, олимпийский чемпион был первым в моей жизни человеком, кто меня называл на вы.

— Вы ведь по образованию технарь?

— Громко сказано. Я смог окончить в Харьковском радиотехническом институте лишь один курс, серьезная учеба была несовместима с постоянными выездами на матчи и тренировочные сборы — а я уже играл за «Авангард». Кстати, Валерию Лобановскому удалось получить красный диплом Одесского политеха. Он и школу окончил с серебряной медалью, что для футболиста большая редкость. А я перешел на исторический факультет Ленинградского университета. И здесь уже учился без всяких скидок на футбол.

— А театральный вуз?

— В театральном не учился, занимался факультативно сценической речью. Когда я стал комментатором, выиграв конкурс, мой друг, замечательный режиссер и сценарист Илья Авербах рекомендовал меня своей маме, которая преподавала сценическую речь. Она меня учила многому. Например, правильно дышать. Я могу вести репортажи по 5-6 часов подряд, и голос не садится, за 40 лет работы ни разу не случалось.

Перед своим первым телерепортажем я поехал в Москву, попросил телевизионное руководство показать, как работают москвичи. И я благодарен всем моим столичным коллегам, что все ко мне тогда тепло отнеслись. Николай Николаевич Озеров очень помогал, Нина Еремина, Слава Семенов, Георгий Саркисянц и другие: Все стали вскоре моими друзьями. Близко дружил с Владимиром Маслаченко, Котэ Махарадзе. Котэ подарил мне книгу с подписью: «Самому артистичному комментатору... из всех русских».




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?