03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Лобов Юрий
Опубликовано 01:01 15 Августа 2002г.

ДВОЙНАЯ МЕТАМОРФОЗА
Вильгельм Гумбольдт, немецкий филолог, философ и языковед, основатель

ДВОЙНАЯ МЕТАМОРФОЗА
Вильгельм Гумбольдт, немецкий филолог, философ и языковед, основатель Берлинского университета, между прочим, иностранный почетный член Петербургской академии наук, чуть ли не двести лет назад, когда едва пробивались первые ростки либерализма, поделился интересным наблюдением: "Либерал может сделаться министром, но из этого еще не следует, что он будет либеральным министром".
С тех пор немало воды утекло и вылилось на мельницу либерализма, но этот вывод по-прежнему остается в силе. Глядя на метаморфозы, происходящие с нашими нынешними и давешними министрами - выходцами из либеральных кругов, так и хочется воскликнуть: "Будто сегодня утром сказано!" Но ведь всех либералов не сделаешь министрами. А потом, выйдя из правительства, они тут же вновь превращаются в либералов.
ТВЕРДЫЙ ОСАДОК
"Как бы хорошо человек ни говорил, помните: когда он говорит слишком много, то в конце концов скажет какую-нибудь глупость". Эти слова принадлежат Александру Дюма-отцу, чье двухсотлетие со дня рождения отметили недавно.
Плодовитый писатель знал, что говорил, поскольку, несомненно, относится к числу рекордсменов по количеству написанного: полное собрание его сочинений перевалило за 300 томов.
Этим изречением не мешало бы предварять многословные телевизионные ток-шоу и затяжные дискуссии по разным поводам. После них в памяти только и остается какая-нибудь глупость. Она составляет твердый осадок, который растворению не подлежит. Но и эту закономерность, подмеченную Дюма, пытаются опровергнуть наши политические краснобаи. Иной раз даже в реплике с места ухитряются оставить этот твердый осадок.
ФОРМАЦИЯ И ФАРМАЦИЯ
Люди болели всегда, при всех общественных формациях начиная с первобытно-общинного строя. Говорят, раньше болели реже, потому что чаще умирали.
А где болезнь, там и лекарство. Поединок между ними длится бесконечно и заканчивается не всегда в пользу последнего. В разные эпохи это отмечали достаточно авторитетные источники. Еще римский философ-стоик Сенека заметил: "Некоторые лекарства опаснее самих болезней". Столетия спустя эту же мысль еще более категорично высказал французский драматург Жан-Батист Мольер: "Многие люди умирают не от самих болезней, а от лекарств". К сожалению, сведения о ценах на них до нас не дошли.
Современная фармацевтика (она же фармация) резво рванула вперед. От одного только давления она может предложить нам адельфан и папазол, коринфар и капотен... Заметим, только от внутреннего давления. От внешнего пока ничего не придумано. А сколько препаратов еще на подходе!
Главные болезни нашего века, который некоторые ученые относят к "информационной формации", - инфаркт и инсульт. Сегодня медицинская статистика может точно сказать, сколько людей пострадало от этих болезней. Осталось выяснить, сколько из них подвинулись в сторону инфаркта и инсульта при взгляде на аптечный прейскурант.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников