08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕМ ВАС ОБРАДОВАЛ И ЧЕМ ОГОРЧИЛ ТЕЛЕЭКРАН НА МИНУВШЕЙ НЕДЕЛЕ?

Георгий КАПРАЛОВ, доктор искусствоведения:
- Обрадовала весть, что Дуня Смирнова и

Георгий КАПРАЛОВ, доктор искусствоведения:
- Обрадовала весть, что Дуня Смирнова и Татьяна Толстая из "Школы злословия", против язвительных укусов которых беспомощны самые опытные "змееловы" и от которых, по слухам, канал НТВ намеревался избавиться, уцелели. В понедельник они интересно и поучительно "позлословили" с главным редактором радиостанции "Эхо Москвы" Алексеем Венедиктовым. Но время выхода программы в эфир - 0.15. То есть за полночь. И это стало лишним свидетельством тому, что ТВ не слишком жалует интеллектуальную аудиторию, которой "Школа" и адресована. То есть интеллигенция со своими непомерными запросами может и подождать, и пободрствовать ночью, а в прайм-тайм лучше поставить что-нибудь попроще, подоступнее, вроде частушек о... клизме, также прозвучавших на прошлой неделе в одной из так называемых юмористических программ. Понятно, подобная политика вызвана сладострастной привычкой пересчета денег в своем кармане.
А вот Алексей Баталов, вспоминая в своей авторской программе "Благодарен судьбе" на канале "Культура" корифеев Московского Художественного театра, назвал одну из страниц этой программы "Не за деньги жили". Баталов поклонился Станиславскому, Качалову, Андровской, Чехову. Это были совершенно другие люди, для которых вопрос "А что я за это получу?" не стоял на первом месте.
Поклонился классику и Леонид Парфенов. Блеснув в своем новом документально-историческом сериале "Крымская война" на Первом канале, он особо вспомнил Льва Толстого и его бессмертные севастопольские рассказы.
Заметим, кстати, что и Чехов, и Толстой, охватывая в своих произведениях широчайшую панораму российской жизни, обошлись без ненормативной лексики, без пошлости и скабрезности. Так что же теперь люди наши совсем другими стали? Не думаю. Изменились литературные и телевизионные начальники.
Юрий БОГОМОЛОВ, телевизионный критик:
- Неделя оказалась чрезвычайно обильной на события. Был блистательный политический видеоочерк Николая Сванидзе "Цыпленок жареный" о Лимонове с точными историческими ассоциациями, с основательными укорами в адрес либеральной элиты, привечающей и приручающей этого перманентного революционера. Произвел впечатление репортаж Вадима Такменева "Американская утопия". Занимательной и поучительной показалась сделанная британскими кинематографистами в фильме "Охота на "Близнецов" реконструкция подготовки теракта в Нью-Йорке. Но самое значительное, конечно, телесобытие - это сериал "Дело о мертвых душах" Павла Лунгина.
Режиссер вместе со сценаристом Юрием Арабовым отважились не просто занять труднодоступное для крупных мастеров телевизионное пространство многосерийного фильма, но они его заселили с виду архаичными гоголевскими персонажами. Более того, они предложили зрителю не одно сочинение Николая Васильевича, а всего Гоголя.
Последнее - задачка фантастическая по сложности. Уже сама отвага авторов заставляет почтительно склонить перед ними голову. А ведь в сериале есть множество достоинств. Прежде всего стоит отметить актерские удачи Сергея Гармаша и Павла Деревянко. Вообще это тот случай, когда о сериале с полным основанием можно сказать, что это кино. И потом гоголевский текст - это такая ценность, которой никакую кашу не испортишь, а наоборот...
Савва ЯМЩИКОВ, художник-реставратор:
- "Весь мир насильем мы разрушим". Слегка измененные строки "Интернационала" поместили на свои знамена отмеченные революцией деятели культуры, рушившие наследие прошлого. Как бесновались футуристы, и среди них Маяковский, призывая крушить музейные собрания и выбрасывать их на свалку истории. Даже Есенина, корнями связанного с вековым крестьянским ладом, опалил бесовский огонь. К счастью, поэт быстро прозрел, за что зверски расправились с ним бывшие попутчики. А вот Мейерхольд до конца прошел тернистый путь реформаторства, но и ему полной мерой воздали за своеобразные трактовки Гоголя и Островского любившие его чекисты. Но революционные опыты Мейерхольда были ягодками по сравнению с беспределом нынешних экспериментаторов. Куда ему до всякого рода фокиных, житинкиных, розовских, захаровых и виктюков, неистово препарирующих классику. Сколько "ревизоров", "мертвых душ", "чаек", "гроз" и "карениных" коснулись они, заставив знаменитых героев материться, демонстрировать крутой секс, плеваться в зрительный зал.
На минувшей неделе ушат грязи в родник отечественной истории и культуры влили сразу два теленоватора - Парфенов и Лунгин. Первый продолжил свои прыжки по дорогам России, начатые в дни пушкинского юбилея. Как было обидно после дешевенького сериала "Крымская война" за героев Севастополя, о которых даже противник отзывался в превосходной степени, ставя их поражение выше иной победы. "Война в Крыму, все в дыму" - такой ернической прибауткой снабдил все серии автор, развязно являющий себя на фоне военной трагедии.
Впечатление от лунгинского "Дела о мертвых душах" удручает. Вот как оценил труд режиссера-скабрезника Игорь Золотусский: "Эти господа позволяют себе гадить на людях, осквернять святыни, приличие им недоступно". Не за горами 200-летие Гоголя. Лунгин же от души поругал память писателя, "смеявшегося сквозь слезы гения".
В рубрике "Чрезвычайное происшествие" на НТВ показали сюжет о разрушении прославленной усадьбы Абрамцево. Но факты, приведенные журналистами, совсем не соответствуют деловому расследованию этой трагедии, о котором на страницах "Труда" так подробно рассказали поэт Юрий Кублановский и архитектор-реставратор Владимир Кеслер. Эта история заслуживала бы более тщательного расследования со стороны тележурналистов.
Марина ГОЛУБ, актриса:
- Я очень люблю режиссера Павла Лунгина. Снималась у него в нескольких картинах. Он умный, глубокий человек, умеющий создавать потрясающую атмосферу на площадке, работать с ним было очень приятно. И я с большим интересом посмотрела сериал "Дело о мертвых душах". Но, к сожалению, с актерской точки зрения он мне не очень понравился. Вот и образы актеры играют хрестоматийные, и вроде бы все делают, как нужно, но очень мелко как-то все получается. Я вспоминаю Борисова в картине "За двумя зайцами" - это же какая глубина, высочайшее мастерство. Там добавлялись штрихи - шляпка, усики, остальное - колоссальная внутренняя работа. А здесь и костюмы роскошные, и бакенбарды, и грим, но кажется все мелким-мелким. Почему это происходит - не знаю. Не намылись какие-то драгоценные камни. И голоса какие-то плоские, и тембры плоские, интонации никакие. У старых мастеров были голоса, и мы их всегда узнавали - это Андрей Миронов, а это Анатолий Папанов, а это Евгений Леонов. Когда они звучали - так это же звучали органы! Была партитура. А здесь партитуры нет. До-ре-ми, м-м-м-м-м - данон. Вот такая игра. А как пойти в нужную сторону, намыть эти камни - не знаю, это очень сложно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников