05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВМЕСТО КРЕСЛА ОН ВЫБРАЛ ЗАБОЙ

Иванкова Евгения
Опубликовано 01:01 16 Января 2001г.
Принимая меня в своей квартире, Егор Иванович Дроздецкий сначала недоумевал - о чем с ним, пенсионером, говорить? Дважды Герой Соцтруда, увенчанный многими орденами, он в свое время отказался от роли свадебного генерала, восседающего в президиумах пленумов и съездов. Остался и при наградах верен профессии, раз за разом спускаясь в забой.Про Дроздецкого говорили: "Этот мужик готов уголь зубами грызть!" У Егора Ивановича и сейчас глаза блестят, когда речь заходит о шахте.

Еще свежи в памяти времена, когда герои труда не сходили с экранов телевизоров и газетных страниц, их именами называли города, колхозы и пароходы. Конечно, как во всяком идеологизированном действе, здесь хватало показухи, пропагандистской шелухи. Но были и рекорды, был трудовой порыв, когда люди, не жалея себя, работали не за страх, а за совесть. Сегодня это уже история. Хотя, если разобраться, и при рынке прежде всего должны быть в цене не золото или нефть, а человеческий труд. Что, как не пример вчерашних ударников, напомнит нам об этом?
Под рубрикой "Где вы, герои?" мы будем рассказывать о героях труда - людях, которые своими делами запомнились, оставили добрый след в жизни.
Первую государственную награду - медаль "За доблестный труд" - Дроздецкий получил шестнадцати лет от роду. Отец, раненный при прорыве ленинградской блокады, как раз вернулся домой. По деревням ходили тогда вербовщики, зазывали парней в город - восстанавливать порушенные фабрики и заводы. Так Егор оказался в Новосибирске. Окончил школу ФЗО по специальности каменщик и был направлен в Сталинск (ныне Новокузнецк). Пять лет в горнопромышленной школе учил строительному делу молодых ребят. Потом "броня" закончилась, и он ушел на 4 года служить во флот.
- После демобилизации подался в поселок Абашево, пригород Новокузнецка, - вспоминает Егор Иванович. - Кругом одни шахтеры, ходят гоголем. А я был парень холостой, горячий по натуре. Ну и взял меня азарт - докажу, дескать, что я не хуже! Спустился в забой, поработал немного. А через год меня поставили бригадиром.
Так с 57-го года до начала 90-х Егор Дроздецкий и отработал на шахте "Нагорная" в одной должности - бригадира. Когда в 1966 году вручили ему первую звезду Героя, тогдашнее кемеровское начальство предложило поступить в институт на заочное отделение. "С твоей хваткой обязательно будешь директором", - убеждали обкомовские и профсоюзные боссы. "А когда мне учиться? - недоумевал Егор. - Я из шахты почти не вылезаю. Бывает, смену отработаешь, и если что-нибудь не ладится, то и в другую остаешься..."
Может, сглупил бригадир, что от протекции и "корочек" отказывался? Он так не считает. Потому что жизненные приоритеты изначально для себя расставил. Гордился своей звонкой рабочей профессией, рекордами не хвастался, за "журавлями в небе" не гнался.
Полвека назад и в помине не было механизированных комплексов, уголек "рубали" вручную. Подземные "коридоры" крепили деревом, пласты взрывали, затем уголь выгружался лопатами. Деревянные крепи, случалось, рушились под давлением сотен метров земли. Сколько горняков погибло под такими завалами - не счесть. Но у Дроздецкого за все его бригадирство не было ни одного смертельного случая. За одно это Егору Ивановичу надо памятник ставить! Иногда с ним спорили - мол, если все правила техники безопасности выполнять, никогда план не дашь. А он свою правоту делом доказывал. Все рекорды производительности были за его бригадой.
Конечно, всего не предусмотришь, травмы случались. Жена Дроздецкого Раиса Романовна с благодарностью вспоминает профессора Ивана Анисимовича Витюгова. Однажды Егору Ивановичу во время ремонтных работ перебило ногу кованой цепью. Местные врачи приговорили: ампутировать! А профессор Витюгов как вскинется: "Ни в коем случае! Этот парень еще дважды Героем станет!" Эти слова вспоминал бригадир, когда после года гипса и сложнейших операций, сцепив зубы, пешком ходил через весь город до шахты, чтобы разработать спасенную ногу.
Как в воду глядел профессор: в марте 1983 года Егор Дроздецкий получил вторую Звезду Героя. Вскоре был установлен бронзовый бюст на его родине.
Кстати, о первой своей Звезде Дроздецкий узнал при интересных обстоятельствах. Копали с женой картошку в огороде. Вдруг к дому машина подкатила, журналисты с фотоаппаратами, цветы, поздравления... После этого разные официальные лица зачастили к нему в дом, убеждали Егора Ивановича переехать в благоустроенную квартиру - неловко им было за скромный быт ударника труда. Но только после второй Звезды согласились Дроздецкие переехать в большую квартиру в центре Новокузнецка.
Егор Иванович разложил на столе газетные и журнальные вырезки, показал свою книгу, фотографии прошлых лет.
- Я нынешнюю ситуацию в угольной отрасли очень тяжело переживаю. Помню, в 1989 году выхожу с ребятами со смены, а народ лежит на площади перед шахтой, бастует. Вы что, говорю, мужики, решили касками об асфальт зарплату выбивать? А они меня за грудки схватили, предателем обозвали. Больно было такое слушать...
Юрий, младший сын Егора Ивановича, после тех событий ушел с шахты, занимается бизнесом. А старший, Валерий, до сих пор трудится в забое на шахте "Есаульская". Она одна из лучших в области, славится бригадами-миллионерами. Начальство уговаривает Валерия стать бригадиром, но тот отказывается. Видать, на примере отца понял, что трудовая слава - тяжелое бремя...
Последние годы дорабатывал Егор Иванович на шахте "Полосухинская", куда его перебросили поднимать отстающее производство. И там бригада Дроздецкого выбилась в лидеры, опять стала известной по всему Кузбассу. Утверждение, что человек красит место, а не наоборот, - это как раз про нашего героя.
- Я действительно готов был уголь зубами грызть, - по-молодому сверкает глазами Егор Иванович. - И всегда с достоинством и даже гордостью говорил: "Я шахтер!"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников