11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУЛЯ ДЛЯ МИНИСТРА

Бородич Виктор
Опубликовано 01:01 16 Февраля 2000г.
После убийства югославского министра обороны Павле Булатовича следственная бригада, составленная из опытных сыщиков и военных контрразведчиков, все еще не может ни на шаг продвинуться в раскрытии самого громкого преступления за последнее десятилетие.

Восстановленные в мельчайших деталях обстоятельства покушения привели следствие к единственному пока выводу - киллер был прекрасно осведомлен о привычках министра и в тонкостях разработал сценарий убийства. Служебные собаки уверенно провели розыскников по отходному маршруту убийцы - от террасы ресторана, в котором ужинал Булатович, через лесопарк к бульвару Югославской Народной Армии, где преступника ожидал в автомашине сообщник. Никаких других следов нет.
Шокированные дерзким убийством коллеги Булатовича не могут найти в его биографии отправной точки, ухватившись за которую сыщики могли бы раскрутить преступление. В союзном правительстве он числился в "долгожителях", сумев в течение последних восьми лет сохранить за собой министерский пост после многочисленных перетрясок кабинета. У него был имидж честного и незапятнанного политика. В отличие от своих предшественников Булатович отказался от генеральских погон, оставшись в военном резерве в звании капитана артиллерии, и чисто военными делами фактически не занимался, предоставив их специалистам из генштаба. В его обязанности входили повседневные заботы: выбивание бюджетных средств для армии, поддержание контактов с иностранными коллегами и представительские функции. Министр имел, правда, прямое отношение к раздаче военных заказов, но решающее слово в распределении финансовых потоков военно-промышленному комплексу принадлежало все-таки не ему, а узкому кругу генштабистов и верхушке сербского промышленного лобби, к мнению которых он всегда прислушивался. Более того, в последнее время в Белграде ходили упорные слухи о предстоящей замене Булатовича нынешним начальником генштаба Драголюбом Ойданичем.
На некоторые мысли местных журналистов навело присутствие в компании Булатовича в момент убийства генерального директора югославского "Гарант-банка" генерал-майора в отставке Вука Обрадовича. Ничего странного в их встрече между тем не было: банк был создан под оборонные нужды, и через него осуществлялось финансирование югославской армии и ВПК. Банкир Обрадович не замешан в скандальных историях с раздачей "слонов" своим людям.
Черногорец Булатович был на ножах со своими бывшими политическими единомышленниками в Подгорице. После раскола в черногорском руководстве на "реформистов-западников", борющихся за независимость республики от Сербии, и сторонников сохранения югославской федерации в ее нынешнем виде министр обороны принял сторону последних и твердо отстаивал свою позицию, за что противники называли Булатовича "предателем собственного народа". Но как бы серьезны ни были разногласия между Белградом и Подгорицей, они до сих пор решались политическими средствами, а черногорскому президенту Мило Джукановичу убийство Булатовича вообще пришлось некстати: его правительству еще не удалось до конца отмыться от скандала, в котором погрязли некоторые высокопоставленные чиновники в Подгорице, наладившие выгодные контакты с итальянской мафией.
Несколько белградских газет утверждают, что между Булатовичем и "подземельем", как здесь называют криминальный мир, существовала тонкая нить, но она оборвалась два года тому назад. В 1995 году через свои связи в Афинах министр якобы вызволил из греческой тюрьмы видного белградского авторитета Дарко Ашанина, который приходился ему племянником. Ашанин был арестован греками по ордеру бельгийской полиции, которая разыскивала его за причастность к убийству албанского эмигранта Энвера Хадрия. Вернувшись в Белград, Ашанин, как утверждали в Подгорице, участвовал в организации антиправительственных митингов в Черногории, а затем стал жертвой разборок в верхушке столичного уголовного мира. В любом случае эпизод с непутевым племянником давно ушел в историю и едва ли мог подвигнуть бывших врагов Ашанина на убийство его влиятельного протеже.
Заместитель прокурора Международного трибунала по бывшей Югославии Грехэм Блуит заявил, что никакого секретного обвинения против югославского министра в трибунале не было. Однако, как признался представитель этого суда, Булатович давно был "клиентом" трибунала, и на него было заведено уголовное дело, которое вполне могло завершиться выдвижением обвинения в связи с его причастностью к военным преступлениям в Хорватии, Боснии или Косово. В свою очередь албанцы в Косово официально опровергли причастность к ликвидации главы оборонного ведомства СРЮ, хотя в списке их врагов он, без сомнения, входил в первую тройку.
Отсутствие даже намека на мотив преступления побудило некоторых моих белградских коллег выдвинуть версию о том, что Булатович стал случайной жертвой, в то время как киллер метил в одного из его сотрапезников - банкира Обрадовича или владельца ресторана Кнежевича. В конце концов министр мог остаться не узнанным, ведь он сидел спиной к окну, через которое в полной темноте с уличной террасы стрелял преступник. Возможно, три автоматные очереди действительно предназначались другому человеку, а киллер только из экстренных сообщений по радио узнал, кто стал его жертвой.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников