Бьет - значит ненавидит

В России только 4% женщин после побоев обращаются за медицинской помощью и лишь половина из них готовы обратиться в полицию. Фото: globallookpress.com
Юрий Совцов, журналист «Труда» с 1990 года
Опубликовано 00:06 16 Февраля 2018г.

По оценкам МВД, ежегодно от мужского насилия в российских городах и селах страдают 600 тысяч женщин


«Домашнее насилие» — звучит как-то не совсем по-русски, но явление это в нашей российской жизни стародавнее и омерзительное. Говорят, предками завещано: жена да убоится мужа своего. Еще любят ссылаться при этом на «Домострой», Русскую Правду, «Уложение о наказаниях 1845 года» и даже на Уголовный кодекс РСФСР от 1926 года в подтверждение нехитрой мысли: всегда, во все эпохи муж жену держал в кулаке. Дескать, не нами заведено — не нам и отменять.

Еще идиотскую поговорку приплетают: «Бьет — значит любит!» Глупости! Ни в одном из упомянутых документов вы не встретите оправдания жестокому отношению сильного пола к слабому. Как и к малому ребенку или престарелым родителям. Но тогда чем объяснить, что в нашей стране это самое домашнее насилие — обыденное дело?

По оценкам МВД, 600 тысяч женщин в российских городах и селах ежегодно страдают от мужского насилия. А 40% всех насильственных правонарушений или убийств в России совершаются дома. Наконец, совсем жуткая цифра: насилие в той или иной форме фиксируется почти в каждой четвертой российской семье. По данным того же МВД, в 2016-м после семейных конфликтов пострадали около 10 тысяч женщин и почти 5 тысяч детей... Да вы только представьте: по сведениям ООН, больше людей погибают дома в результате бытовых ссор, чем на поле битвы.

Так что же это за напасть такая? Попробуем разобраться. Для начала процитирую научную статью: «Домашнее (супружеское) насилие возникает в ситуации, когда один из супругов старается доминировать над другим и контролировать его. Насилие может быть как психологическим, так и физическим. Оба этих вида насилия служат одной-единственной цели: достижению и поддержанию тотального контроля над другим человеком. Насильник использует страх жертвы, ее чувство стыда и унижения, мнимой вины, для того чтобы держать партнера в кулаке. Он может или просто угрожать, или же причинять реальную боль, а то и увечье...»

Так и хочется повторить за булгаковским персонажем: тоже мне - бином Ньютона! Никаких тебе математических формул и погружений в подсознание, все и так ясно. Кроме одного. Ну представим себе ситуацию: муж угрожает супруге, а потом вслед за словами пускает в ход кулаки. Кто мешает жертве обратиться в полицию, чтобы у мужика раз и навсегда отпала охота к кулачному праву? Во многих странах отпугивает именно страх перед законом, там рукоприкладство — удовольствие не из дешевых. А у нас? Загвоздка в том, что в России только 4% женщин после побоев обращаются за медицинской помощью и лишь половина из этой малости готовы обратиться в полицию. Не понимаю! Не крепостное же право на дворе, не в гареме же их держат, а вот не хотят наши женщины справедливости добиваться, и все тут.

И тут надо бы вспомнить про общественное мнение, бытующее на российских просторах. Слишком много тех, кто в любом конфликте считает виноватой женщину. Логику тут искать бесполезно. Вот вам классическое откровение из Сети. «Когда я рассказала родителям о том, что у нас в семье дело уже дошло до рукоприкладства, они даже не поняли, в чем проблема. Сказали: главное — что он у тебя не пьет. А бьет — значит любит», — делится 32-летняя женщина.

Во время недавних новогодних праздников в Подмосковье ревнивый муж нанес жене с полсотни ударов ножом, женщина скончалась. Накануне трагедии она жаловалась на озверелого супруга в полицию, где ее сначала уговаривали не давать делу ход, а потом ограничились воспитательной телефонной беседой с теряющим человеческий облик мужем. И это, поверьте, абсолютно типичная реакция полиции. Дескать, вы уж сами разбирайтесь, дело семейное. А муж тем временем нож точит.

А тут еще депутаты Госдумы не так давно приняли закон, который, по сути, снижает ответственность за семейные побои. Известная поборница нравственности и семейных ценностей Елена Мизулина выступила за перевод ответственности за насилие в отношении супруги или ребенка из уголовной в административную. И теперь руки развязаны в буквальном смысле.

Слава богу, есть еще люди и организации, готовые помочь жертвам семейного насилия, оказать им психологическую и правовую помощь. Их адреса и телефоны нетрудно найти в интернете. Только тянуть не надо, не ждите, пока угрозы обернутся увечьями. И забудьте вы наконец дурацкую поговорку! На самом деле она должна звучать так: «Бьет — значит ненавидит!» Остальное — от лукавого.

 




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?