«А вообще я в душе гонщица...»

Лена с Хрустальным глобусом за победу в общем зачете Кубка мира 2018/2019. фото из личного архива Елена Никитиной
Георгий Настенко
Опубликовано 19:31 16 Марта 2019г.

Разговор с лидером сборной России по скелетону Еленой Никитиной


Кататься с горы на санках — удовольствие. Но самый отчаянный седок едва ли разгонится хотя бы до 40 км/ч. Да и при такой скорости в ушах свистит и дух захватывает. А теперь представьте: мастера скелетона несутся по ледяному желобу уже при 140 км/ч, причем головой вперед... Так вот, по итогам нынешнего сезона россиянке впервые удалось завоевать Кубок мира в этом виде спорта. Накануне завершающего старта — чемпионата России в Сочи — Елена Никитина ответила на вопросы «Труда».

— Лена, в женском скелетоне у вас самый быстрый разгон. А за сколько вы бежите 100-метровку?

— Не знаю. Я легкой атлетикой никогда не занималась. Зато с малых лет играла в футбол — сначала во дворе, потом в спортшколе в Крылатском. Даже выступала за сборную Москвы. После семи лет занятий мне предложили попробовать себя в скелетоне. Попробовала — и совершенно неожиданно для меня получилось. Кстати, в российской сборной не только я пришла на трассу из футбола. Никита Трегубов до 15 лет играл, у других тоже футбольный стаж присутствует.

— Так вы наверняка футбольная фанатка? И за кого болеете?

— За ЦСКА. Это передалось мне от брата — ярого армейского фаната. Во-вторых, я сейчас сама выступаю за ЦСКА. Но вообще-то нечасто удается вырваться на трибуны, поболеть. Зато в футбол мы играем в своей компании, аккуратно, чтобы ноги друг другу не поотрывать.

— Тогда вернемся в скелетон. Вам бывает страшно на трассе?

— Поначалу бывало. Но спасибо тренеру Денису Алимову: он не старался сразу загнать меня на самый верх, приучал к скорости постепенно. Так что обошлось без сильных стрессов. А теперь бояться некогда: когда проходишь дистанцию, счет идет на тысячные доли секунды, каждое движение надо контролировать. Очнешься уже после финиша.

На морозе приходится разминаться интенсивно

— Насколько успех зависит от санок?

— Еще как зависит! Первый мой скелетон изготовил отец братьев Дукурсов, гонщиков из Латвии. Потом сборная России пересела на агрегаты Вилли Шнайдера. Но с Дукурсами и другими латышами у нас сохранились прекрасные отношения.

— А почему в России не могут делать скелетоны?

— Думаю, смогли бы. Но потенциальные производители почему-то предлагают сначала им заплатить... а там видно будет.

— Со своим агрегатом сами управляетесь?

— Разбираю для транспортировки и собираю по прибытии сама. Регулирую. Затачиваю полозья. На сезон у меня три комплекта, и перед каждыми соревнованиями я заостряю лезвия наждачкой.

— Какую скорость развивает ваш агрегат?

— 140 км/ч. На трассе это быстро, а за рулем авто такая скорость кажется черепашьей. Тут если есть возможность разогнаться до 200, стараюсь ею воспользоваться. Правда, на российских дорогах таких мест практически нет. А вообще я в душе гонщица. Знаете, как тоскую летом по ледяному желобу!

— В интернете популярны ваши гламурные фото. Как часто бывают фотосессии?

— Была только одна — после сочинской Олимпиады фотографировали чемпионок и призеров. Гонораров мне не дали, но я довольна тем, что удается популяризировать скелетон и таким способом, помимо высоких спортивных результатов.

Елена сама придумывает дизайн своих шлемов

— Своей фигурой вы больше напоминаете чемпионку по художественной гимнастике...

— Во-первых, скелетонистам не нужны такие мощные плечи и руки, как саночникам. По сравнению с соперниками из Германии, Канады, США мы менее атлетичны и массивны, но обычно превосходим их в стартовом разгоне.

— Год назад вас прокатили мимо Олимпиады. Это сильно вас подкосило?

— С точки зрения спортивного календаря не сильно. Я пропустила лишь старты в Пхенчхане и еще один этап Кубка мира. Но тот факт, что Олимпиада оказалась вычеркнута из карьеры, — это большая потеря для любого спортсмена. И я не исключение. Тем более у меня положительных допинг-проб никогда не было. Спасибо еще, не отобрали олимпийскую медаль 2014 года. Спасибо российскому адвокату Артему Пацеву и его швейцарским коллегам, которым удалось выиграть дело в CAS.

— Сколько лет еще планируете выступать на международном уровне?

— Сейчас готовлюсь к Играм 2022 года. Мне гонять по желобу не надоедает. Главное, чтобы я проходила отбор в российскую команду. Пилотирование по трассе с каждым годом улучшается по мере приобретения опыта. Надеюсь, в ближайшие годы не ухудшатся мои спринтерские качества. Так что мы еще повоюем!

— Обычно у спортсменов-профессионалов все поездки по миру сводятся к известному набору «аэропорт — гостиница — спортивная арена». А у вас?

— К сожалению, это так. Одно хорошо: наш вид спорта льнет к альпийским курортам, а я люблю горные пейзажи. Другие же достопримечательности оставляю на потом...




Экс-соратник Порошенко рассказал, куда может бежать украинский президент, если проиграет выборы. А куда бы бежали вы?