04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР ЛИТВИНЕНКО: РОССИЯ МОГЛА БЫ ЖИТЬ БОГАЧЕ

Ястребцов Геннадий
Опубликовано 01:01 16 Мая 2003г.

ПРЕДСТАВЛЯЕМ СОБЕСЕДНИКА
Владимир Стефанович Литвиненко - известный российский ученый,

ПРЕДСТАВЛЯЕМ СОБЕСЕДНИКА
Владимир Стефанович Литвиненко - известный российский ученый, ректор Санкт-Петербургского государственного горного института, член рабочей группы Госсовета Российской Федерации, занимающейся совершенствованием государственной политики в области недропользования.
- Владимир Стефанович, в России, занимающей 12,8 процента территории нашей планеты с населением, составляющим лишь 2,5 процента населения Земли, сосредоточено 40 процентов мировых запасов природных богатств - нефти, газа, угля, урана... Но используются энергоресурсы неудовлетворительно - энергоемкость российской экономики в два-три раза выше, чем в развитых странах Запада. Что, по вашему мнению, следует предпринять в этой ситуации?
- Недра нашей страны поистине уникальны. Достаточно сказать, что объем национальных природных ресурсов России в десятки раз больше, чем в США. Однако сам по себе сырьевой потенциал не сможет обеспечить экономическое процветание страны. У нас много говорят о реформах, о необходимости серьезных преобразований в экономике. Но практически пока мало что делается. Государство продолжает тщетно уповать на рыночное саморегулирование. Я же убежден, что государство должно активно управлять процессом становления новых рыночных отношений, в том числе и в области управления недрами. У нас второй год идут разговоры о необходимости срочной выработки четкой государственной политики в этой сфере. Дальше вопрос откладывать просто неразумно. Новая политика крайне необходима, ее нужно адаптировать к рыночным условиям, восстановить систему недропользования через балансы. Балансы - это рыночный механизм воздействия государства на недропользование. Он дает возможность через налоги и акцизы эффективно регулировать объемы добычи природных ресурсов, которые требуются как для внутреннего потребления, так и для реализации на внешнем рынке.
- С нашими природными ресурсами россияне могли бы жить безбедно. Этого не происходит, ибо год от года растет не качество жизни населения, а личные доходы олигархов. Уже и кабинет М. Касьянова называют зачастую "правительством крупного бизнеса". Многие отечественные экономисты считают, что доход с капитала за использование природно-ресурсного потенциала страны (рента) - это национальное достояние и должен быть использован обществом в реальном секторе экономики.
- Действительно, мало кого из наших сограждан не раздражает то, что примерно 15 - 20 человек в стране обладают основными ликвидными сырьевыми богатствами. Это настоящие богачи, даже по меркам Запада. И вполне понятно желание большинства сделать так, чтобы доходами от эксплуатации природных ресурсов пользовалась основная часть населения. Так что идея о необходимости введения ренты вполне оправданна. Она нужна, но применительно к тем компаниям, которые реально имеют сверхдоходы. Подходить к проблеме надо строго дифференцированно. Существующие в стране налоги, касающиеся недропользования, еще не ориентированы на развитие рынка. То же самое может произойти и с рентой, если не будет надежного законодательного механизма ее внедрения. Рента не должна оказаться дополнительным "оброком" для тех компаний, которые и без того еле сводят концы с концами.
Существующая система государственной экспертизы запасов полезных ископаемых не обеспечивает реальную качественную и количественную оценку минерального сырья применительно к рыночным условиям. Я считаю, что для эффективного воздействия на систему недропользования настала пора восстановить Государственную комиссию по запасам. Она будет обладать исключительным правом определения качественных и количественных показателей месторождений на всех этапах работы с ними. Эти показатели требуется использовать при установлении дифференцированного налога. Таким образом, более существенные сборы должны быть с высокорентабельных месторождений и относительно незначительные - с низкорентабельных. Это позволит создать финансово-экономические условия для охраны недр, их воспроизводства и учитывать горно-геологические, природные условия и другие экономические и качественные показатели.
Пока же единая ставка налога от стоимости товарного продукта для месторождений всех полезных ископаемых эти показатели усредняет. Фактически же это усредняет все месторождения, расположенные в различных климатических и горно-геологических условиях. В итоге такой подход приведет к тому, что рента как главный рыночный рычаг выравнивания интересов инвесторов при резких различиях качественных и количественных показателей месторождений и условий работы с полезными ископаемыми - не будет эффективна.
- Почему так медленно и противоречиво идет работа над совершенствованием законодательства о недрах? Что мешает скорейшему переходу российской экономики с ресурсорасточительного на ресурсосберегающий уклад?
- Наши законы медленно адаптируются к системе рыночных отношений в сфере недропользования. Разве нормально, что один за другим были представлены уже восемь разных вариантов закона "О недрах"? Мне пришлось прочитать и целую серию кодексов на ту же тему. Все эти документы, мягко говоря, несовершенны. Они слишком детализированы и не основываются на стратегической линии государства в этом секторе.
- Почему?
- Потому, что ее фактически нет. Я повторяю, надо прежде всего утвердить государственную политику в этой области, на политическом уровне как следует разобраться с тем, каким образом будем осуществлять недропользование. В этом документе должно быть ясно, четко и доступно прописано, какими политическими инициативами и подходами руководствуется правительство при принятии решений, касающихся минерально-сырьевых проблем. Этот документ обязан стать первичным, основой принятия соответствующих законов для осуществления правового и нормативного регулирования.
К топливным ресурсам (это же аксиома!) давно пора относиться гораздо бережливее, а мы подчас терпим многомиллиардные убытки не только из-за прямого растранжиривания энергоресурсов, но и из-за того, что не используем новые, прогрессивные технологии и современную технику. Например, если бы Газпром применял высокотехнологичное оборудование в своих технологических системах, это могло бы обеспечить дополнительно экономию газа в 25 - 30 миллиардов кубометров. А перевод генерирующих мощностей РАО ЕЭС, потребляющих сегодня 140 миллиардов кубометров газа, на новые системы сжигания, позволил бы дать в топливный баланс страны еще 60 миллиардов кубометров газового топлива. И подобных фактов немало.
Давно назрела необходимость разработки государственной политики по переводу экономики на ресурсосберегающий уклад.
- Кто способен взять на себя это дело?
- Ну хотя бы Министерство энергетики. Ведь сегодня мало кто знает, чем это министерство конкретно занимается. Во всех развитых странах подобные ведомства занимаются прежде всего ресурсо- и энергосбережением экономики. У нас в итоге все упирается в несовершенство системы государственного управления и регулирования, без которой вряд ли удастся достичь оптимальных уровней воспроизводства, рационального и сбалансированного потребления и охраны всего комплекса природных богатств, а в конечном счете - защитить геополитические интересы и обеспечить экономическую безопасность России.
Изменить ситуацию возможно нормальным эволюционным путем, создав дееспособные функциональные ведомства. Если взамен существующей инертной исполнительной власти будут созданы федеральные ведомства, адекватные рыночной системе, считайте, что большинство нынешних проблем может быть успешно решено.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников