Наталья Ищенко: "На отдых и почивание на лаврах мне дали неделю"

Георгий Настенко
20:11 16 Августа 2010г.
Опубликовано 20:11 16 Августа 2010г.
Август достиг свой середины, но ни у кого из российских любителей спорта уже нет сомнений: лучшим атлетом месяца станет Наталья Ищенко

Чтобы превзойти ее успех, нужно, как минимум, побить мировой рекорд или победить в одном из самых престижных видов спорта. Например, автогонщику Виталию Петрову выиграть этап Формулы-1. Или кому-то из футболистов «Сибири» сделать хет-трик в еврокубковом матче с ПСВ.  Или кому-то из наших баскетболистов набирать на стартующем 29 августа чемпионате мира по 30 очков за каждый матч. Но даже если какое-либо из этих чудес случится, вряд ли оно перекроет значимость недавнего успеха Натальи Ищенко: на чемпионате Европы наша синхронистка завоевала четыре золотые медали из четырех возможных! Успех тем более значим, что через два года в Лондоне борьба за два комплекта олимпийских медалей развернется именно между спортсменками Старого Света.
Сразу после прибытия Наташи из Будапешта с Наташей побеседовал корреспондент «Труда» Георгий Настенко. 

— Родилась я в Смоленске, и вскоре после этого наша семья переехала в прибалтийский Калининград. Начало моего пути в спорте было банальным, - рассказывает о себе "Труду" Наталья Ищенко. - Когда мне исполнилось пять лет, мама отвела меня сразу в две спортивные секции — художественной гимнастики и синхронного плавания. Но вскоре заниматься сразу в двух секциях мне стало не под силу, и я остановилась на синхронном плавании. В течение почти 10 лет я работала под руководством калининградского тренерского дуэта — Лады Степанович и Людмилы Мизиной. При мне они работали вместе, сейчас — по отдельности.

— А как у вас в семье со спортивными генами?

— Мама плаванием занималась, но больших побед не достигла. Моя младшая сестра Ольга, как и я, много лет выступала в соревнованиях по синхронному плаванию. Она достигла уровня мастера спорта, но дальше напряженно пахать, как это делала я, Оле не захотелось.

— В возрасте 14 лет вы переехали в Москву. Как же родители отпустили одну, такую маленькую?

— Сейчас мама говорит: тогда она думала, что ненадолго. С другой стороны, меня отпустили не просто так, а тренироваться в знаменитый Олимпийский центр водного спорта, который находится на улице Ткацкой близ метро «Семеновская». Там вырастили немало чемпионов, и не только в моем виде спорта. Прыгуны в воду Глеб Гальперин и Надежда Бажина, пловчиха Стася Комарова, а также почти вся нынешняя сборная по синхронному плаванию и многие другие известные атлеты учились там одновременно со мной - рассказала корреспонденту "Труда" Георгию Настенко синхронистка. - Бытовые условия были очень комфортными: мы жили в комнатах по двое, питались там же, учеба в школе четко сочеталась с длительными тренировками и выездами на соревнования. Кроме того, в бытовых вопросах мне хорошо помогала бабушка — она часто приезжала ко мне, а в дни отдыха я сама ездила к ней в Дубну.

— Правда, что первый раз вы выступали на публике в образе Бабы-яги?

— На самом деле под эту музыку я впервые выступала на юниорском чемпионате мира. Загримировать меня под Бабу-ягу, сами понимаете, не было возможности и необходимости. Как же в воду с гримом? Это просто мы использовали музыку «Баба-яга». На тот момент я даже не знала, какой композитор эту музыку написал. Произведения с таким названием есть у Лядова, Даргомыжского, Мусоргского и Чайковского. Под чью композицию я исполняла свой первый номер, я до сих пор не выяснила.

— Ваши собственные музыкальные пристрастия сейчас на выбор музыки влияют?

— Я в своих музыкальных пристрастиях всеядна. А вот для звукового сопровождения выбор жанров довольно узкий. При составлении программы учитываются запросы всех спортсменок. Опытных — немного в большей мере. Но окончательное решение — за нашим тренером Татьяной Данченко. Кстати, ее родной брат Владимир Тепляков — очень талантливый музыкант, исполнитель, композитор, аранжировщик, звукорежиссер. Его композиции удачно сопровождают выступления многих российских синхронисток. Раньше он выступал со сцены как певец и мультиинструменталист, но сейчас больше сосредоточился на работе с музыкальным сопровождением синхронисток.

— А кто вам шьет купальники?

- Для каждой программы шьют специальные мастера, причем российские. У нас самые красивые купальники, так что российские портные пользуются спросом не только у наших, но и у зарубежных синхронисток, а также гимнасток и фигуристов.

— Какие виды спорта вы любите кроме своего родного?

— Когда российские спортсмены выступают, с увлечением болею, даже если в этом виде спорта не очень разбираюсь. Особенно люблю фигурное катание и балет. А мы сами в качестве тренировок используем элементы художественной и спортивной гимнастики, а также обычное плавание.

— Асю Давыдову даже пытались на плавание переманить — такие хорошие секунды она показывала на тренировках.

— В открытой воде я без опаски могу заплывать далеко от берега. Уверенно плаваю всеми четырьмя стилями, но в кроле результаты лучше. На определенном этапе подготовки нам устраивают тестирование по скоростному плаванию. Но у разных тренеров сборной разные критерии в этом разделе, и в разные годы в нашей сборной это тестирование проходило по-разному.

— А как долго можете дыхание задерживать?

— Наша международная федерация 45 секундами четко лимитировала максимум времени пребывания под водой. В неподвижном и расслабленном состоянии без усилий задерживаю дыхание на три минуты и больше. Но если не дышать и при этом интенсивно двигаться, то временной промежуток получится значительно короче.

— Как долго вы знакомы с вашей нынешней партнершей Натальей Ромашиной?

— С 2000 года. Мы вместе выступали еще за юношеские и юниорские команды.

— В большом спорте дружба между соперницами возможна?

— В юношеском и взрослом спорте у меня всегда было много подруг. Случалось, иногда я даже жила дома у своих прямых конкуренток-москвичек. Некоторые в данный момент уже ушли из спорта. Но я с ними поддерживаю дружеские отношения. А вот с иностранками пока не сложилось. Не то чтобы вражда какая-то у нас, просто не часто пересекаемся для неформального общения. До соревнований всегда озабочены подготовкой, а после сразу разъезжаемся. К тому же лично у меня пока туго с иностранными языками. Даже английский знаю лишь на уровне обычной школы — не лучше. Хотя собираюсь за это взяться серьезно.

— Какое у вас образование?

— Сейчас я еще учусь на тренера в Калининградском университете имени Иммануила Канта.

— А с творчеством вашего знаменитого земляка знакомы?

— Я хорошо знаю его биографию, бывала в музеях и во всех местах, связанных с его жизнью. Но вот в ту науку, которой он непосредственно занимался и которую преподавал, я не углублялась.

— Какая из зарубежных поездок оставила самое яркое впечатление?

— Во Францию. Но впервые я попала в Париж вместе с командой, так что, кроме привычного спортивного набора «аэропорт — гостиница — бассейн», почти ничего не увидела такого, что произвело бы впечатление. Это уже потом, во время моего отпуска мы с мамой туда поехали по туристической путевке. И там уж Париж обшарили очень досконально вдоль и поперек. Все мне понравилось: и старина, и кварталы с архитектурой самых разных эпох. Потом мы еще съездили на море и там любовались пейзажами Лазурного Берега. Места безумно красивые, но при таком скоплении народа, которое было при нас, эстетические впечатления немного притупляются. А вот сейчас, притом что Будапешт — красивый город и нам очень хотелось его посмотреть, лично у меня даже часа не выдалось свободного.

— Как вы относитесь к перспективе мужского синхронного плавания?

— Мне уже довелось видеть различные подобные варианты на показательных выступлениях. Когда мужчина выступает один или в паре с другим мужчиной, мне кажется малоинтересным. А вот с женщиной — вполне. С известным американским спортсменом Биллом Мэем и мне довелось выступать.

— А кто вам составлял программу?

— У Мэя уже по этой части есть большой опыт — он до меня выступал с американками. Его номера хорошо отработаны, и когда он приезжал в Москву, мы со Светой Ромашиной довольно быстро включились в его номер, недолго репетировали. И наше трио, мне кажется, понравилось зрителям.

— В интервью у вас часто спрашивают о вашем любимом человеке, но вы его отказываетесь называть…

— Да, про такие подробности личной жизни я принципиально не хочу ничего рассказывать. Могу только сказать: он раньше выступал за сборную России, а сейчас его деятельность не связана со спортом. Но то обстоятельство, что он был сильным спортсменом, сейчас помогает нам находить взаимопонимание. Из-за моих длительных разъездов большую часть года мы в разлуке, но мы оба уже смирились с этим.

— Когда я вас увидел вне бассейна, меня удивил ваш довольно большой рост. Мы привыкли к тому, что в гимнастике и фигурном катании коротышкам легче освоить одни и те же движения, чем высоким.

— У меня рост — 1,77 сантиметра, и я еще не самая высокая в нашей восьмерке: самая молодая синхронистка, 18-летняя Александра Зуева на пару сантиметров выше меня, а остальные ненамного ниже. С большим ростом какие-то элементы сложнее дается отрабатывать, но зато амплитуда больше при длинных руках и ногах — движения размашистее, и выступление смотрится лучше.

— Меня также удивляет, когда пишут о травмах в вашем виде спорта. Какие у вас травмы и болезни?

— Болеем, как и все нормальные люди. Простужаемся. Но лично я, как ни странно, чаще простужаюсь не в бассейне (хотя там, бывает, провожу до 8–9 часов в день), а вне его, - рассказала "Труду" спортсменка. - Например, от элементарного сквозняка. Травмы чаще бывают от чрезмерных тренировочных нагрузок на суставы рук и ног. Но порой бывает наносим травмы друг другу, цепляя руки и ноги партнерш во время групповых упражнений. А моей подруге по сборной России Лене Овчинниковой однажды нос нечаянно сломали. Кажется, пяткой. Но такое случается очень редко. Обычно дело ограничивается синяками.

— Вас некоторые журналисты уже окрестили Фелпсом в юбке.

— Это не совсем правильно. В 2008 году на чемпионате Европы подобного успеха уже добилась моя соперница Джемма Менгуаль, а всего испанки завоевали все четыре комплекта золотых медалей, как мы сейчас. Правда, в нашей команде два года назад не было групповых упражнений, а я выступала только в соло, где проиграла испанке. Но вскоре, на чемпионате мира, я взяла у нее реванш. А потом Джемма ушла в декретный отпуск, где сейчас и пребывает.

— А вообще про себя часто интересные вещи читаете?

— Часто в интервью в мои ответы вставляют такие слова, которые я не говорила и в принципе сказать не могла. Например, что мы со Светланой Ромашиной обгоним Давыдову и Ермакову по количеству олимпийских титулов.

— Но вам ведь это в самом деле по силам…

— Пока нам необходимо выполнить ближайшие планы — выиграть «золото» в Лондоне в парах и групповых упражнениях. Расширять олимпийскую программу в ближайшее время в нашем виде спорта не собираются. Так что даже при идеальном раскладе обогнать четырехкратных чемпионок Давыдову и Ермакову в ближайшее время нереально. А на дальние перспективы я не привыкла строить планы. Тем более гарантировать свои победы.

— А оригинальные вопросы журналисты вам часто задают?

— Бывает. Недавно журналистка сказала мне-то ли вопросительно, то ли утвердительно: «Соло вам делать тяжелее, чем в группе. Как же вы без поддержки партнеров всплываете?»

— И все-таки, в группе вы кого-то вверх чаще толкаете или вас вверх бросают? Учитывая ваши крупные габариты, можно предположить: именно вы вверх кого-то подбрасываете.

 — Нет, пользуясь вашей же терминологией, я скажу: обычно в групповых упражнениях меня подбрасывают, а не наоборот. При немалом росте вес у меня небольшой — 50 килограммов. А устойчивость и чувство равновесия, необходимые при поддержке, у меня преобладают над физической силой.

— Сейчас, после своего триумфа, продолжаете тренироваться? Или на лаврах почиваете? Тренируетесь?

— После нынешнего чемпионата Европы на отдых и почивание на лаврах мне дали неделю. Через месяц уже начнется Кубок мира.

— Хотя бы ходите в спортзал?

— Нет, отдых у меня пассивный. Даже самостоятельно не тренируюсь. Сразу после крупных соревнований обычно отдыхаю довольно долго. Это компенсация за то, что в подготовительный период тренировки у меня занимают 4 часа до обеда и 5 часов после, то есть до 9 часов в день. После Олимпиады в Пекине у меня было два месяца абсолютного безделья. За это время лишнего веса я не набираю. Так что мучить себя диетами не приходится.

— Конкуренции от пары Давыдова — Ермакова перед Лондоном не опасаетесь?

— За год до афинской Олимпиады им самим пришлось бороться с Брусникиной и Киселевой. Сейчас я не исключаю того, что Ермакова и Давыдова вернутся. Но мне сейчас кажется: если это произойдет, то они будут участвовать только в групповых упражнениях.

— Что принципиально поменялось в вашем виде спорта?

— Выступления проходят в более быстром темпе. Судейство поменяли. На чемпионате мира каждый судья большое количество оценок будет выставлять. Будет возрастать и цена одной ошибки, и стоимость оценок за сложность каждого элемента.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?