10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИЗНЕС В ТЕНИ

Надеждина Надежда
Опубликовано 01:01 16 Ноября 2000г.
"Теневая Россия". Страна загадочная, где скрывают доходы, не платят налогов, рассчитываются "черным налом". Интересным в этой связи представляется проект, осуществленный Центром по изучению нелегальной экономической деятельности Российского государственного гуманитарного университета (руководитель Лев Тимофеев, при поддержке фонда Макартуров), в котором предметом анализа стал как раз теневой образ жизни, точнее, теневой образ мыслей, намерений, предпочтений наших людей. Понять эту страну - значит сделать хотя бы первый шаг для ее изменения, вывода экономики из тени, в которой, по подсчетам специалистов, находится 40 и более процентов нашего хозяйства.Сегодня корреспондент "Труда" беседует с одним из участников проекта -доктором философии, директором Института социологического анализа Игорем КЛЯМКИНЫМ.

- Прежде всего надо различать коррупцию и теневую экономику, - говорит Игорь Моисеевич. - Конечно, они связаны, но и существенно различны. Коррупция - это в основном взятки и прочие поборы должностных лиц, чиновников. Теневая же экономика охватывает значительно больше людей - и рабочих, и специалистов, и управленцев. В основе ее - разные схемы сокрытия доходов и соответственно не-уплата налогов. Там расплачиваются черным налом, а это снова сокрытие доходов. Конечно, без коррупции чиновников, которые за определенное вознаграждение покрывают теневиков, эта сфера не могла бы существовать.
Но нас интересовала не сама по себе неуплата налогов: в рамках социологического исследования к этому не подступиться - кто же расскажет о таком. Нас интересовали настроения, установки людей, их отношение к тому, что происходит в тени нашей экономики, какой тип сознания больше распространен.
- Так что же удалось вам выяснить?
- Мы тут обнаружили две России, непохожие друг на друга. Примерно четверть - это люди, которые уже занимаются бизнесом или хотели бы его начать. Они либо уже включены в теневые отношения либо не прочь были бы в них участвовать, потому что именно там видят возможность получить высокие доходы, сколотить первоначальный капитал, что в легальной сфере, как они понимают, практически невозможно. В этой группе в основном сравнительно молодые люди, как правило, достаточно образованные, инициативные, вошедшие в сознательную жизнь в годы перестройки и позже. И превалирует там теневое, неправовое сознание, закон не представляется им препятствием.
Вторая Россия - Россия большинства. Это менее образованные люди более старших возрастов, среди них много пенсионеров. У них гораздо меньше возможностей воспользоваться преимуществами теневой сферы. Но относятся к ней они гораздо более негативно. Только не надо думать, что в этой группе преобладает уважение к закону, правовое сознание. Я бы назвал его доправовым, морально-репрессивным. Они осуждают теневые отношения с моральной точки зрения и видят один способ их преодоления - репрессии. А поможет ли это развитию экономики или вообще убьет всякий бизнес - этими вопросами большая часть их попросту не задается.
- А сама-то теневая экономика - она возникла у нас вместе с легализацией частной собственности?
- Теневая экономика существовала у нас всегда. И нынешние две России также вышли из советского прошлого. Но если Россия большинства несет в себе его морально репрессивную идеологию, то меньшинство, хоть и возникло из отрицания этого прошлого и нашло себя в частном бизнесе, который для их отцов и дедов был попросту исключен, само, часто того не подозревая, выступает в роли наследника и продолжателя советского образа жизни. Отбросив идеологический камуфляж, эта группа протянула из прошлого в настоящее его скрытую, теневую, нелегально-коммерческую суть, которой ельцинские реформы дали невиданную свободу. Тогда вдруг возникло небывалое прежде ощущение прорывного, как в русских сказках, обогащения - надо лишь проникнуть туда, где большие деньги делаются легко и быстро.
И Россия вновь стала перед проблемой, которая преследует ее на протяжении столетий. Опять по Карамзину: "Воруют, все воруют". Еще Петр I хотел было издать указ: если кто-нибудь украдет сумму, равную стоимости веревки, то на этой же веревке будет повешен. Но генерал-прокурор сказал ему: государь, при таких мерах вы рискуете остаться без подданных. И указ царь не подписал...
- Но ведь большинство населения России всегда было бедным...
- В том-то все и дело. Россия, в том числе и советская, всегда утверждала себя как могучая военная держава. На это расходовались огромные средства, что оборачивалось непосильными тяготами для населения. Платой за державное величие во все века была бедность народа. А бедный люд не мог наполнить казну, из которой надо платить многочисленной армии чиновников. Вот и закрывали глаза на то, что они кормят себя сами - взятками да поборами. Эта формула: "державность - бедность - коррупция" - так напрягла страну, что в конце концов стала бомбой, которая взорвала общественно-политический строй.
Люди увидели, особенно после войны, когда армия вернулась из Европы, что их попросту обкрадывали. Я читал письма простых рабочих в ЦК партии: как так могло случиться - мы победили, а живем хуже побежденных? Поэтому уже тогда, после смерти Сталина, кое-что в СССР стало меняться. При Хрущеве возник призыв: "Догнать и перегнать Америку по производству мяса и молока". При Брежневе выдвинули лозунг "Все для человека, все ради человека". На смену жесткой формуле "личное должно быть подчинено общественному" постепенно приходила частичная реабилитация частных интересов. Коммунистический режим не мог с тем же успехом, что при Сталине, подавлять "частников", и они устремились в теневую сферу. Теневые отношения оказались настолько жизнеспособны, что в конце концов они проросли даже сквозь коммунистический асфальт. Под красивой идеологической оболочкой оказалась коррупционно-теневая реальность.
- Давайте вспомним, в чем конкретно проявлялись эти теневые отношения в брежневском "развитом социализме"?
- Наверное, еще многие помнят нелегальный рынок дефицита, когда со служебного входа, за дополнительную плату можно было приобрести любые товары, которых на прилавке и в помине не было. Когда и врачам платили, и в вузы принимали за деньги и "по блату", когда на предприятиях создавались нелегальные цехи, где все делалось из украденного сырья и материалов. Когда, понимая, какую мизерную зарплату получают работники, руководство, чтобы удержать людей на производстве, закрывало глаза на то, что из цехов, со строек, с колхозных огородов тащат все что угодно...
В наше время рынок дефицита исчез - были бы деньги, купить можно все. Но возник новый, теневой рынок труда. Вот говорим мы с руководителем одного из подразделений коммерческой фирмы. По ведомости его зарплата 500 рублей. Но в конверте - он даже не скрывает этого, получает 28 тысяч - в пятьдесят раз больше. Значит, и его хозяин скрывает фонд оплаты труда, налоги не платит со всей суммы, впрочем, как и наш собеседник. Сколько таких в нашей экономике? И что может сделать с ними власть?
Уповать на репрессии? Дави всех и каждого? И какой же тогда будет рынок? К тому же, как показало наше исследование, подавляющая часть населения, даже носители морально-репрессивного сознания, называет государственные институты, призванные противостоять экономическим преступлениям - милицию, органы суда, таможенные службы, - тоже вполне коррумпированными.
- Мы сейчас, вслед за президентом, много и справедливо говорим об укреплении государства. Что ж, и будем так жить по формуле "державность - бедность - коррупция"?
- Положение может измениться лишь тогда, когда на место бедности придет благосостояние. Откуда оно может взяться? Разумеется, от бизнеса. Когда бизнес отделится от государства, когда предпринимателей перестанут контролировать и кормиться за их счет чиновники, когда не нужно будет получать лицензии, разрешения, тратя на это уйму сил и большую часть своих доходов, -лишь тогда могут возникнуть конкуренция, новые рабочие места, платежеспособный спрос, благосостояние.
- Но ведь существующий порядок не может устраивать обе стороны - и государство, и утверждающийся слой предпринимателей. Готовы ли они изменить алгоритм своего поведения? Способно ли государство либерализовать бизнес и готовы ли предприниматели выйти из тени?
- Прежде всего о бизнесе. Мы выяснили - может быть, это и есть главный результат нашего исследования, - что уже сформировался достаточно сильный социальный слой, который пока исповедует теневую психологию, но уже настоятельно хочет работать легально, не прятаться, не откупаться, а исходя из собственных интересов, честно платить налоги. Значит, теневой союз бизнеса с чиновничеством устраивает предпринимателей все меньше, а потребность в прозрачности экономических связей ощущается все острее.
Бизнесмены готовы выйти из тени, если им будут обеспечены приемлемые и, главное, стабильные правила игры. Ведь они как никто другой чувствуют себя выпавшими из государства, отделенными от него, и нет никаких оснований утверждать, что это чувство комфортное. В среде предпринимателей вызревает идея своего рода социального контракта между бизнесом и государством. Идея эта для России нова, даже революционна. Ведь такой контракт может состояться лишь в том случае, если государство сделает главную ставку на бизнес, освобожденный от паутины административной зависимости. Если это случится, то извечная российская формула, где бедность соседствует с коррупцией, начнет изменяться. Пусть не быстро... Здесь главное - движение...
- А власть? Что должна сделать власть?
- Власть должна понять, что нынешнее положение невыгодно прежде всего ей самой. Если она не легализирует бизнес, не освободит его от гнета чиновников, ни о каком богатстве страны речи быть не может. Система будет и дальше деградировать.
С нового года вводится новая ставка подоходного налога - 13 процентов. Судя по нашим данным, и работники, и предприниматели готовы платить даже 20 и со всего, что получают через черную кассу, согласны полностью декларировать весь свой доход. Но тут-то и возникает вопрос. Вот бизнесмен, не желая больше прятаться и давать на лапу чиновнику, задекларировал фонд зарплаты в 30-40 раз больший, чем в минувшем году. При новой налоговой шкале ему это, возможно, даже выгодно - потому что приходилось отстегивать чиновникам еще больше. Но где гарантия, что налоговики не спросят: откуда такие суммы, откуда такой рост? И не начнут копать прошлые дела...
Если с одним-двумя предпринимателями это случится, можете быть уверены: никто больше и попытки не сделает выйти из тени. Это будет своего рода тест на доверие к власти. Потому что в данном случае доверие к власти становится вопросом не только политическим, но и экономическим. Некоторые назовут это "мягкой амнистией". Ну и пусть будет "мягкая амнистия". Другого пути из нынешнего тупика, пути к расцвету бизнеса, а значит, и росту благосостояния страны я не вижу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников