04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕКУЛЬТУРНАЯ ТРАВА

Литвиненко Игорь
Опубликовано 01:01 16 Ноября 2001г.
Сюда, в мастерскую на верхнем этаже старого дома на Сретенке, он привык приходить каждое утро, подолгу работать у мольберта. С некоторых пор эта привычка нарушилась. Появились другие заботы: возглавлять большую творческую организацию всегда было хлопотно, а уж в наше беспокойное время...

- Считается, что из творческих людей редко получаются хорошие начальники, умелые администраторы. Это так, Николай Николаевич?
- Бывает по-разному. Талантливый режиссер может успешно руководить театром, музыкант - оркестром, хореограф - танцевальным ансамблем. Но театр, оркестр, ансамбль - это коллективное творчество. А художники - "индивидуалисты"...
- Зачем же тогда нужен Союз художников?
- Наша организация создавалась и существует для того, чтобы объединять людей на основе определенного единства профессиональных устремлений, нравственных принципов. Это не значит, что члены союза ходят строем и поют хором. Но должна быть приверженность общепризнанным эстетическим и этическим ценностям.
- Общие цели, идеалы - вы считаете, что сегодня все это может быть действенным?
- Вы правы, сегодня это действует слабо. И не только в художественной среде. Наше общество на фоне бурных перемен существует, что называется, без царя в голове. Я не жалею об утраченных временах, когда мы жили словно в общей казарме. Вырвались на свободу из авторитарного плена - слава Богу. Но свобода - это и ответственность. Не перед чужим дядей, а перед самим собой. Многие из нас оказались к этому не готовы.
- Давайте спустимся на грешную землю. Что такое современный российский художник? Какие у него заботы, надежды?
- Забот хватает. В основном, к сожалению, это заботы о хлебе насущном, о месте под солнцем. В новых условиях многие чувствуют себя невостребованными. Некоторые живописцы, графики, скульпторы отошли от искусства, занялись не очень художественными промыслами. Эта беда коснулась даже опытных мастеров, не говоря уже о молодых, которые к чистому творчеству порой даже не стремятся, потому что оно плохо кормит. Отсюда разобщенность.
- И это говорит руководитель творческого союза...
- Наш союз утратил былой статус и авторитет. Мы - общественная организация, примерно как общество рыболовов или филателистов. Такое к нам теперь отношение.
- Вы имеете в виду отношение государства?
- Да. Хотя на словах к нам относятся уважительно. Недавно президент сказал, что не мыслит себе здоровое общество без высокой культуры. Простая, всем понятная истина. Но она далеко не всегда подтверждается действиями со стороны государственных структур, особенно в низовых звеньях. Много недопонимания, юридических нестыковок, несправедливых решений. На художников "наезжают" все кому не лень - чиновники, бизнесмены, всякого рода аферисты. И что делать, кому пожаловаться? Нужен закон, регулирующий взаимоотношения государства с творческими организациями. Такой документ подготовлен, утвержден специальной комиссией и давно передан в Госдуму. А там не торопятся...
- Еще недавно в нашем искусстве господствовал соцреализм. А сейчас? Зайдешь в ЦДХ на Крымском валу, пройдешь по его залам, галереям - и чего только не увидишь! Как эти перемены влияют на массовый художественный вкус?
- Китайцы говорят: пусть цветут сто цветов. Я такого же мнения. Но убежден, что девяносто девять цветов на российской почве поцветут-поцветут да и завянут, а цвет реализма не завянет никогда. Потому что его корни - в нашей духовной традиции, в национальном миропонимании...
В России реалистическое искусство выстоит в любой, самой жесткой конкуренции. Но она должна быть равноправной и честной. Я противник того, чтобы выставлять в одном зале произведения разной художественной ориентации, как это практикуется. Ведь зачастую наши доморощенные приверженцы абстракционизма, концептуализма, постмодернизма и других "измов" обращают на себя внимание публики за счет соседства с реалистическими работами. А если их развести, показать в разных залах, многое будет виднее...
- Внимание критики, говорят, можно купить...
- Подозреваю, что именно это часто и происходит. Какой-нибудь новомодный "маэстро" выставит на обозрение раскрашенную свинью - про него все газеты напишут. А недавнюю выставку "Имени твоему", посвященную нетленным образам России, в которой участвовали наши лучшие мастера, критика обошла молчанием. Может, и в самом деле надо было кому-то заплатить за внимание?..
- В какой мере "рынок" сказывается на творчестве художников-россиян?
- Когда в стране начались "перестроечные" метаморфозы, запахло деньгами, некоторые художники и пустились в погоню за легким рублем. Но халтурщиков в искусстве всегда хватало. Они потихоньку сбывали свои нехитрые поделки, не строили из себя пример для подражания. А теперь, разбогатев на торговле псевдоискусством, возомнили о себе Бог знает что, без стеснения поднимают руку на самое святое. Яркий тому пример - ситуация, которая сложилась вокруг современной иконописи.
Сейчас этот жанр переживает своеобразный ренессанс. В условиях возрождения православной культуры изображение библейских сюжетов, лики святых пользуются большим спросом - и в храмах, и у частных коллекционеров. В числе современных иконописных работ есть вещи большой художественной ценности. Но завязалась дискуссия - какая иконопись истинная? Некоторые призывают строго следовать стилю древних икон, как бы вернуться во времена Рублева и Грека. А мне думается, что иконопись - полноценный и живой жанр искусства, который тоже развивался вместе с обществом, с его духовными, эстетическими запросами. Поэтому современная икона, церковная роспись должны, конечно, соответствовать требованиям канона, но при этом нести на себе печать нашего времени. Редкие авторы способны добиваться такого эффекта. А "вернуться" в XIV век - это не так уж трудно технологически. Переводят через эпидиаскоп давно созданные образы святых, компилируют из них какие-то композиции, раскрашивают "под старину" - и можешь предлагать свое творение священнику для иконостаса. Мы ведем с церковью переговоры, предлагаем помощь наших специалистов, чтобы поставить заслон подобной халтуре. Вседозволенность и бесконтрольность в искусстве, в культуре - бич нашего времени, обратная сторона свободы...
- Но если художник не находит спроса на свои работы - как ему жить?
- Спрос - понятие растяжимое и весьма относительное. Казалось бы, можно только приветствовать успехи россиян, которые, получив здесь высшее художественное образование, уехали за границу и там преуспели, разбогатели. Но заграница - не мать, и теперь некоторые возвращаются, требуют к себе повышенного внимания, заявляют: "Меня знают в Европе, в Америке!" Ну и что из этого? Долгое время работая за рубежом, они удачно приспособились к иным стандартам и вкусам, но утратили многое из того, чему научились на родине. Это еще полбеды, навыки можно как-то восстановить. Гораздо хуже, что они внутренне переродились и уже плохо вписываются в нашу художественную реальность. Многие даже не понимают, что с ними случилось.
- А что с ними случилось?
- Произошел внутренний конфликт между этикой и эстетикой. Вдали от родной среды, в отрыве от привычных контактов и ценностей этические опоры ослабли, а эстетические представления оказались размыты, душа осталась без руля и ветрил.
- Наверное, это касается в основном столичных художников?
- Если бы так... Недавно я был на Дальнем Востоке, общался с коллегами. И видел, как руководитель одного из отделений союза художников спешно собирает картины местных авторов, чтобы отправить их на выставку-продажу за кордон. Почему не в Москву? Потому что она далеко, а Пекин, Сеул, Сиэтл значительно ближе. Чтобы из Владивостока, Хабаровска, Уссурийска привезти работы на московскую выставку, нужно за билет только в одну сторону выложить больше семи тысяч рублей. А можно сесть в автобус - и через полдня ты уже в Китае. Самолетом до Токио лететь два часа, до Москвы восемь... Художники в таких обстоятельствах просто вынуждены ориентироваться на заграничный рынок, приноравливаться к чужим вкусам. Это тревожный процесс. Боюсь, дальневосточное искусство может оказаться для нас отрезанным ломтем.
- Мне рассказывали, как лет пять назад один шустрый хабаровский предприниматель явился к художникам и говорит: "У меня в Штатах своя фирма. Соберите сотню-другую ваших работ, я их выгодно продам американцам, себе возьму небольшой процент, остальное ваше". В результате - ни картин, ни обещанных денег, ни "благодетеля".
- Я знаю несколько подобных сюжетов. Художники - люди наивные и доверчивые, их нетрудно обвести вокруг пальца. Как бороться с прохиндеями от искусства и около него - давно назревшая тема...
- Так давайте ее обсудим.
- Не хотелось бы заканчивать наш разговор на такой ноте. Нужно вспоминать неприятные истории, называть имена и фамилии, разоблачать хитроумных дельцов...
- Ладно, оставим до следующей встречи... Картина художественной жизни, которую вы обрисовали, свидетельствует об одном: надо что-то делать, менять. А что? Есть у вас ответ?
- Простого ответа нет. Очень уж запутался весь этот клубок. Распутывать его следует терпеливо... Вот у меня в деревне есть участок земли, заросший травой. Уж я ее и выпалывал, и вытравливал, а она растет пуще прежнего. Спрашивал у знающих людей: как бороться с дикой травой? Все только руками разводят. А один умный человек посоветовал: не надо ничего вытравливать. На месте дикой травы нужно посеять сильные культурные растения, всячески их обихаживать...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников