На экраны выходят «Пираты Карибского моря: На странных берегах»

К четвертому фильму популярной киносаги о пиратах в ее команде произошли серьезные изменения

Кинообозреватель «Труда» считает, что приход на «капитанский мостик» режиссера Роба Маршалла придал ленте живости.

Режиссер Роб Маршалл известен мюзиклами «Чикаго» и «Девять», а также фильмом «Мемуары гейши» — и знает, что зрителю доставляют удовольствие темпераментные сцены и большое количество красивых женщин. Удовольствие доставить было прямо-таки необходимо: команду «Пиратов» после третьего фильма покинули Орландо Блум, Кира Найтли и режиссер Гор Вербински — и продюсер Джерри Брукхаймер сказал, что в случае успеха «Странных берегов» этот фильм откроет новую трилогию. Сценарий пятого фильма уже пишется, из чего можно сделать вывод, что самому Брукхаймеру картина Маршалла нравится.

Да и чему тут, собственно, не нравиться. За темперамент отвечает Пенелопа Крус, играющая любовницу Джека Воробья Анжелику, и вписывается в картину так, будто никакой Киры Найтли никогда и не было. Наслаждение для взора обеспечивает группа русалок — отбиравшие этих девушек агенты по кастингу должны были после работы ходить с затуманенными восторгом глазами. На минуту появляется Джуди Денч — сбегающий из тюрьмы Воробей (Джонни Депп) запрыгивает в экипаж аристократки, целует ее в шею, скусывает с мочки уха сережку и исчезает, а дама разочарованно мурлычет: «И это все?!» Кит Ричардс тоже оказывается в кадре ненадолго и гениально исполняет свою реплику в разговоре с Воробьем: «Сынок, я, что, похож на человека, который был у источника вечной молодости?!»

Этот источник — мечта всех героев фильма, и помимо Воробья и коварной Анжелики к нему стремятся два мощных старика: теперь одноногий капитан Барбосса (Джеффри Раш) и пират-колдун Черная Борода в исполнении британца Иэна Макшейна — сейчас Макшейну 68, но когда-то у него был роман с Сильвией Кристель, и ее можно понять.

На фоне великолепной старой гвардии и женской прелести (Маршалл явно не из тех, кто считает, что женщина на корабле — к беде) Джек Воробей не теряется, исправно проделывая все свои кунштюки, катаясь на люстрах и прыгая с высоких предметов. Побыть капитаном ему практически не удается, потому что палуба корабля — не самое распространенное в фильме место действия. Но надежда на роскошные эскадры, которые вскоре пойдут по волнам, имеется: Черная Борода с помощью магии разложил все побежденные им корабли — и «Черную жемчужину» тоже — по небольшим бутылочкам. В пятом фильме эти бутылочки, по-видимому, будут разбивать — сами емкости пиратам не нужны, потому что пьют они из фляжек, а еще из деревянной ноги, где предусмотрительный Барбосса теперь хранит ром.

Джонни Депп: «Мне казалось, что через меня время от времени пропускают электрический ток»

Корреспондент «Труда» Галя Галкина встретилась с Джонни Деппом накануне премьеры в отеле Montage в Беверли-Хиллз.

— Как известно, два предыдущих фильма «Пиратов» снимались почти одновременно. Собираются ли продюсеры продолжать франшизу — снимать пятую и шестую части в таком же режиме?

— Дело в том, что «Пираты Карибского моря» не были задуманы как трилогия. После успеха первого фильма сценаристам пришлось придумать, как соединить все три части. А в процессе того, как они это придумывали, появлялись все новые и новые побочные сюжеты, вся история усложнилась, а местами даже запуталась. Я предложил: «Послушайте, давайте все упростим по существу!» Ну мы и стали снимать вторую и третью части вместе. Но я не думаю, что это произойдет с пятой и шестой частью — я за то, чтобы между ними был перерыв в несколько лет.

— Говорят, что вы принимали активное участие в написании сценария, хотя ваше имя не значится в списке сценаристов.

— Когда мы впервые заговорили о четвертых «Пиратах», то я снимался в «Джонни Д». А потом мы активно обсуждали историю этого фильма, и каждый предлагал что-то свое, так что я не исключение. Но я продолжал работать над Джеком Воробьем, даже когда камера уже смотрела на меня. Я не мог удержаться, чтобы не поделиться какой-то новой идеей, а они постоянно лезли мне в голову во время съемок.

— Вы до сих пор изучаете жизнь настоящих пиратов?

— Да, у меня уже целая коллекция материалов. Такая вот пиратомания. Думаю, что теперь это на всю оставшуюся жизнь. Интересно, что у пиратов был бесконечно более приемлемый этикет, чем у правительства и британских военных. Например, даже когда кого-то буквально закидывали на корабль, то там он становился полноправным пиратом и получал столько же порций рома, сколько все остальные.

— Что было самым сложным на съемках последней серии?

— У меня сильно болела спина, видимо, из-за того, что я неловко повернулся, выполняя очередной трюк. А потом оказалось, что задет седалищный нерв. Боль была ужасной: мне казалось, что через меня время от времени пропускают электрический ток. Но я продолжал сниматься — у меня просто не было другого выбора. Я прихрамывал недели три-четыре, а потом боль прошла, и мне почему-то стало чего-то недоставать.

— Не остановит ли вас этот случай перед пятым фильмом? И началась ли работа над его сценарием?

— Я даже не знаю. Тем более что я никуда не тороплюсь и в следующем месяце сниматься в пятых «Пиратах» явно не собираюсь. А там посмотрим.

— Это правда, что Стивен Тайлер хочет, чтобы вы сыграли его в фильме?

— Стивен недавно выпустил автобиографию. Он думает над ее экранизацией, и он действительно намекнул мне, что хотел бы видеть меня в главной роли. (Смеется.)



Стоит ли российским регионам вводить режим самоизоляции вслед за Москвой и Подмосковьем?