05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛУИ ПАСТЕР И СЕРЫЙ ВОЛК

Тихонов Дмитрий
Опубликовано 01:01 17 Сентября 2003г.

СЕРЫЙ В БЕЛОМ. Эта история началась 17февраля 1886 года в уездном городке Белый в Смоленской

СЕРЫЙ В БЕЛОМ. Эта история началась 17февраля 1886 года в уездном городке Белый в Смоленской губернии. Ранним утром из леса в Белый забежал голодный бешеный волк. В торговых рядах он столкнулся со сторожихой Тихомировой, набросился на нее и жестоко покусал. В это время из своего дома вышел Иван Андровский - хозяин местного питейного заведения. Волк бросился на него и тоже искусал.
Крики пострадавших услышали на пожарной каланче. Пожарные Матвей Кожеуров и Михаил Иванов попытались убить обезумевшего зверя, но тот оказался сильнее и, разодрав обоим лицо и кожу на голове, загнал их обратно на каланчу.
Следующей жертвой бешеного зверя стал священник Николаевской церкви отец Василий Ершов. Волк вырвал у него кусок верхней губы и разорвал щеку. Истекавший кровью Ершов еле-еле добрался до соседнего дома и стал стучать в дверь. Проснувшийся хозяин дома Кохановский, выбежав на улицу с топором, несколькими сильными ударами зарубил зверя. Как выяснилось, волк покусал и покалечил еще несколько человек накануне в близлежащих деревнях. Мещанин Петр Головинский оказался искусан сильнее остальных. На его теле было более 50 ранений.
Всего же от бешеного волка в Бельском уезде пострадало 20 человек. Все они были доставлены в городскую земскую больницу, где им разъяснили, что медицинских средств против бешенства пока нет.
О ПОЛЬЗЕ ЧТЕНИЯ. Судьба укушенных была бы по всей вероятности печальна, если бы в дело не вмешался случай. Белый хоть и был провинциальным городком, но образованные люди выписывали столичные газеты и журналы.
И вот член земской управы П.Грабленов случайно вспомнил, что не так давно читал где-то о том, что в Париже есть ученый по фамилии Пастер, который, вроде бы, открыл новый способ борьбы с собачьим бешенством. Грабленов поспешил поделиться прочитанным с родственниками укушенного священника Василия Ершова. Он убедил их отправить телеграмму в Париж, что и было сделано в тот же день.
А В ЭТО ВРЕМЯ...По необъяснимому стечению обстоятельств именно в этот день, 17 февраля 1886 года, во Французской академии наук выступал Луи Пастер с докладом о первых результатах прививок против бешенства.
- Способ прививки бешеного яда, - произносит Пастер с трибуны, - привитый 350 укушенным, дал блестящие результаты, которые ясно свидетельствуют о его пригодности. Необходимо учредить в Париже международный центр для прививок укушенных из разных стран.
Идея создания такого центра появилась у Луи Пастера после того, как его лабораторию посетил великий князь Владимир Александрович, брат российского самодержца Александра III. Пастер сообщил великому князю, что его чрезвычайно интересуют люди, укушенные бешеным волком, поскольку эти укусы значительно опаснее собачьих. Князь пообещал сообщить о случаях нападения бешеных волков на людей в России.
И вот Пастеру принесли телеграмму из далекого города Белого Смоленской губернии: "20 человек укушены бешеным волком. Можно ли их прислать вам?" Пастер сразу же зачитал текст ответной телеграммы: "Присылайте немедленно укушенных в Париж".
БЫЛИ СБОРЫ НЕДОЛГИ... В связи с телеграммой Пастера, в столичном Петербурге приняли решение о выделении на поездку укушенных в Париж одной тысячи рублей. Деньги по тем временам хоть и немалые, но все равно недостаточные. Земская управа обратилась к состоятельным людям, которые дали в долг 1600 рублей. Еще 400 рублей были получены безвозмездно по благотворительной подписке. Смоленский губернатор А. Кавелин договорился с железной дорогой о выделении укушенным бесплатных билетов. Ретивость чиновников объяснялась не только телеграммой французского ученого. В курсе происходящего был государь, которому всю историю поведал брат - великий князь Владимир Александрович.
Для чиновников наступили жаркие дни: сам император требовал скорейшей отправки больных во Францию. И выделил еще 700 рублей.
25 февраля укушенные были отправлены поездом в Париж.
НАШИ В ПАРИЖЕ. 1 марта пострадавшие прибыли в Париж и Пастер немедленно стал действовать. Отца Василия Ершова, крестьян Афиногенова и Коханскую, пожарных Кожеурова и Иванова как наиболее тяжело больных отправили в больницу "Отель Дью". Здесь французским медикам помогали доктор-микробиолог Николай Федорович Гамалея, будущий советский академик, и российская студентка Софья Каплан.
Остальных пострадавших вместе с сопровождавшими их доктором, фельдшером и санитаром разместили в гостинице, которая находилась неподалеку от лаборатории Пастера. На следующий день началась вакцинация смолян.
Появление в Париже больных русских стало настоящей сенсацией: до сих пор к Пастеру из России приезжали дворяне и просто богатые люди. На этот раз приехали в основном крестьяне. Укушенных навещали соотечественники, проживавшие в Париже. Зачастую они выполняли роль переводчиков и экскурсоводов. Благодаря им смоляне видели достопримечательности Парижа.
О каждом шаге наших крестьян французская и иностранная пресса сообщала такие подробности, как будто это были члены королевской семьи. Эти корреспонденции перепечатывались российскими газетами.
Корреспондент "Нового времени" И. Яковлев 4 марта 1886 года писал, что, проходя по бульвару Сен-Мишель, увидел, как толпа парижан бежит за кем-то: "Подхожу ближе и в центре замечаю оторопелого мужичка в полушубке и картузе".
- Что, братец, лечиться приехал? - обращаюсь я к нему.
Тот обрадовался, словно отца родного увидал.
- Точно так, барин, к Пастеру приехали, волк нас искусал.
- И хорошо он вас лечит?
- Хорошо, дай Бог ему здоровья. Вот ведь, хранцуз, хранцуз, а какой добрый.
Но не все было так радужно и безмятежно. Ночью 7 марта, несмотря на прививки, у пожарного Кожеурова начался тяжелейший приступ. Пастер и врачи понимали, что спасти больного невозможно. Корреспондент "Матэн", рассказывая о последних часах жизни Кожеурова, отмечал, что тот сохранял во время припадков присутствие духа и просил позаботиться о его жене и четырех детях.
Матвей Кожеуров умер через 3 дня - 10 марта 1886 года.
Пастер нервничал: неужели при волчьем укусе прививки бесполезны? Но при вскрытии был обнаружен обломанный волчий зуб...
В похоронах простого пожарного принял участие русский посол в Париже барон Артур Павлович Моренгейм. Матвей Кожеуров был похоронен на кладбище в Батиньоле, там же тремя годами раньше был погребен И.С.Тургенев.
21 марта признаки бешенства появились у крестьянина Владимира Афиногенова, который тоже находился в "Отель Дью". У него была опасная глубокая рана на шее. В ночь на 23 марта Афиногенов скончался. А еще через три дня умер Петр Головинский.
29 марта был окончен последний курс прививок. Больше никто из укушенных россиян не вызывал опасений, и Пастер разрешил им отбыть на родину. 31 марта 1886 года оставшиеся в живых 16 россиян отправились домой.
После всех этих событий в том же 1886 году по инициативе ученых И. Мечникова и Н. Гамалеи в России появилась первая "пастеровская станция", делавшая прививки против бешенства.
Спустя много-много лет, в 1972 году, в дни, когда отмечалось 150-летие со дня рождения Луи Пастера, на кафедру микробиологии Смоленского медицинского института, которой заведовал профессор А. Шевелев, прибыла из парижского Пастеровского института бандероль. В ней среди разных сувениров находилась и старая фотография. На обратной стороне фото была печать музея Пастера, а в нижнем углу надпись: "Русские из Смоленска, которые вылечены от укусов бешеного волка лабораторией твоего деда, апрель 1886 года. Моей дорогой Камилле. Л. Пастер".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников