10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАМ ЮМОР СТРОИТЬ И ЖИТЬ ПОМОГАЕТ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 18 Февраля 2003г.
В последнее время в спектаклях стали часто появляться элементы клоунады, пантомимы, даже цирка. Это уже стало составной частью режиссуры, пытающейся расширить рамки драматического искусства, сделать его более демократичным (и кассовым). И большую роль тут сыграло творчество Вячеслава Полунина, недавно гастролировавшего в Москве.

В связи с приездом в столицу знаменитого клоуна и его группы зрители словно сошли с ума, пытаясь всеми правдами и неправдами попасть на "Снежное шоу", заплатив за билеты, в лучшем случае, 2 - 3 тысячи рублей, а у перекупщиков 4 - 5 тысяч. Те, кому удалось побывать на представлении, будут рассказывать своим друзьям и знакомым, что испытали настоящий "кайф", а их дети были на седьмом небе от счастья. Таким образом, если смех действительно продлевает жизнь, то у 11 тысяч зрителей (умножаем тысячный зал Театра Маяковского на 11 представлений), она удлинилась хотя бы на полтора часа - столько времени идет "Снежное шоу"...
Началось все с того, что на площадку вышли странные существа в одинаковых пальто до пят, шапках-ушанках, похожих на шлемы, и обуви неимоверных размеров. Они что-то вынюхивали своими красными носами и подозрительно посматривали друг на друга. Им не нравилось, что в центре внимания зрителей находился герой Полунина в желтом комбинезоне, с венчиком седых волос вокруг блестящей лысины, поэтому после каждого его номера "на бис" начинали пакостить ему, как дети. Полунинские дивертисменты поражали зрителей своей простотой, наивностью и в то же время глубоко скрытой лирической грустью. Чтобы его персонаж ни делал, он все время попадал впросак, и от этого в его глазах появлялась печаль. Этюд с женским пальто и шляпкой на вешалке превращался в трогательное расставание двух влюбленных. Клоун всовывал руку в пустой рукав пальто, и она, эта рука, начинала гладить цветные щеки лицедея, заботливо поправлять шарфик на шее. За всем этим читалась и боль, и такая нежность, что у зрителей буквально наворачивались слезы. В конце первого акта вытянутая из-за кулис тоненькая паутинка неожиданно разрасталась в огромное покрывало из паутины, которое опускалось на первые ряды, и люди, инстинктивно поднимая руки вверх, старались избавиться от него, снимали с головы и передавали дальше, на следующие ряды. Эффект получался фантастический, весь зал оказывался в одном прозрачном коконе. Антракта фактически не было, поскольку братья-лицедеи устраивали дебош в зрительном зале, отнимали у людей вещи, садились к дамам на колени, карабкались вверх по ярусам балконов, и там тоже забавлялись со своими "жертвами", рискуя упасть с огромной высоты. Но у публики не было претензий к расшалившимся "артистам", ведь "дуракам закон не писан".
Такого веселого хулиганства стены академического театра имени Маяковского давно не видели. Тем паче, что в "Маяковке" в основном работают люди серьезные. Но им тоже хочется порой устраивать для зрителей "праздник жизни"...
К сожалению, этого не случилось в последней премьере театра - комедии "Синтезатор любви" Эйкборна, хотя и поставил ее один из мэтров нашей русской режиссуры Леонид Хейфец. Его главным коньком всегда была психологическая драма, а тут почти что фарс, комедия положений, следовательно, надо было перестраиваться, заставлять актеров летать по сцене, исполнять сногсшибательные трюки. Но Хейфец не захотел "трюкачить" и пошел по пути подробного проживания каждой роли. Что хорошо, но не в театре представления, где все должно искриться, "пузыриться" и вызывать смех. В итоге зрители жалели композитора Джерома, (не сумевшего сочинить за четыре года ни одного произведения и предпочитающего жить с роботом-домохозяйкой, а не с женщинами) но не потешались над его недостатками. К тому же Анатолий Лобоцкий чересчур сосредоточился на драме "кончившегося" художника. Что, конечно, заложено в пьесе, но все-таки надо было развить эту тему в комическом ключе, а не изображать из себя дядю Ваню. Ну а внешне сексапильная девица из бюро услуг Зоя (Татьяна Аугшкап) была настолько зажата и целомудренна, что, казалось, она впервые проводит ночь с мужчиной. Какой уж в этой ситуации смех. Как видно, артистам не хватило раскованности, а может быть, и репетиций, чтобы импровизация во время спектакля рождалась сама собой. Тот же Полунин целый год репетировал "Снежное шоу" в Царском селе, прежде чем отправился с ним в мировое турне.
До того как Полунин навсегда переехал в Лондон, он своим творчеством сильно повлиял на питерскую режиссуру. Даже интеллектуал Григорий Дитятковский, ученик Льва Додина, оказался его приверженцем. В итоге театральный китч стал художественным стилем одного из самых востребованных постановщиков двух столиц. После "Игры снов" Стриндберга в театре "Et Cetera" он поставил "Короля-Оленя" Карло Гоцци в вахтанговском театре, сумев объединить вокруг себя актеров, у которых гротеск и острая форма, что называется, в крови.
В режиссерской трактовке Дитятковского "Король-Олень" - это театральное шоу (вспомните Полунина), с карнавальными превращениями, переодеваниями и колдовством. В первом акте спектакля, в замке короля проходят смотрины 2 тысяч 700 невест, куда гости приезжают на роликах и приходят на огромных ходулях. Введенные режиссером в спектакль элементы молодежной субкультуры смотрятся забавно и даже лихо. Ведь проехать на роликах, не задев ни одной из натыканных на сцене причудливой формы конструкций - это, знаете, близко к цирку. В конкурсе невест принимает участие и беременная Смеральдина (Нона Гришаева), сестра дворецкого, пытающаяся даже в таком "интересном положении" соблазнить наивного короля (его очень интересно играет талантливый молодой актер Сергей Епишев), который на полном серьезе спрашивает у каждой претендентки: "Вы любите меня"? Спектакль буквально "начинен" разного рода "приколами", гегами, шарадами. Ну, и мистики здесь тоже предостаточно, особенно во втором акте, на охоте. Колдовские силы превращают короля Дерамо в оленя, разлучают его с прекрасной Анджелой (Марина Есипенко), а потом вновь воссоединяют двух влюбленных. В результате все заканчивается, как и положено в сказке, - зло наказано, добро восторжествовало...
Этот редкий сегодня жанр для взрослых театров: мало кто из режиссеров способен, вот так как Дитятковский, сделать спектакль одновременно и занимательным, и остро злободневным. Поэтому, быть может, "Король-Олень" и не будет пользоваться таким бешеным успехом у публики, как "Снежное шоу", но, поверьте, побывав на нем, вы сможете тоже вволю и посмеяться, и погрустить, и насладиться волшебным оформлением Эмиля Капелюша. К тому же билеты стоят совсем не дорого, в отличие от "Снежного шоу" Полунина.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников