На что нам разум дан? Загадка!

Фото: globallookpress.com
Петр Образцов, Алена Петрова
Опубликовано 20:02 18 Марта 2018г.

Литературный обзор


Почему мы думаем так, а не этак? И думаем ли мы вообще? А если все-таки думаем, то каким местом? Поверьте, все это вопросы отнюдь не праздные. А ответы на них ищут авторы представленных здесь книг.

Дмитрий Володихин «Иван IV Грозный. Царь-сирота»

Ныне Иван IV опять патриотически значимая фигура. Вокруг него снова ломают копья либералы и охранители, защищающие государя так, будто он вот-вот въедет в Кремль на белом коне. Почему он стал Грозным? Отвечая на этот вопрос, автор избежал искушения изобразить одного из самых, быть может, страшных царей на русском троне вне исторического контекста. Вспомним, что разгром Новгорода случился всего за пару лет до Варфоломеевской ночи, число жертв которой было намного больше. Причины бессмысленных жестокостей Ивана Васильевича, ужасов опричнины многие исследователи искали и ищут в глубинах подсознания, призывая на помощь Фрейда. Но что он нам может объяснить, этот Фрейд? Потерявший к восьми годам обоих родителей, сирота и первый царь всея Руси в трудах Костомарова и Ключевского предстает как беспощадный деспот, зато Соловьев «скорее близок к панегирику».

Приведенные в жизнеописании Володихина свидетельства иноземцев важны, но и они оставляют портрет незавершенным. Хотя кое-какая ясность все-таки есть. Сына Грозный таки посохом по голове вдарил, отчего тот вскоре умер. И Ливонскую войну проиграл с огромными потерями, зато взял Казань. Впрочем, про последнее он сам сказал в гайдаевском фильме.

Джоанна Найлунд «Sisu. Финские секреты упорства, стойкости и оптимизма»

Почему финны не бросают слов на ветер? Молчание для них — приятный процесс, а не замешательство. Есть даже шутка, что они умеют молчать на нескольких языках. А еще получают удовольствие от суровой зимы и обожают уединиться в лесной глуши в домике без удобств, называя это раем. И дело не в причудах национального характера, а в sisu. Что значит это финское понятие? Оно трудно поддается определению. Незримая сила, упорство, отвага с засученными рукавами, неистребимый оптимизм:

Посол Финляндии в России господин Хаутала говорит, что без sisu его бы не было в Москве. А Джоанна на просьбу кратко сформулировать феномен sisu, отвечает: это веселая решимость. Человек может гнуться, но снова распрямляется. Спрятана такая энергия глубоко внутри и возникает, когда силы на исходе. Если бы не sisu, вряд ли финны, чья страна каких-нибудь 100 лет назад была одной из самых бедных в Европе, стали бы столь благополучны и выбились в лидеры по уровню счастья. О том, как взрастить в себе sisu, Джоанна пишет легко, с улыбкой. Поднимает настроение и нестандартное оформление книги.

Андрей Курпатов «Чертоги разума»

Вы думаете, что думаете? Ошибаетесь! «В нас думает наш мозг. Он делает это в обход сознания, сам по себе. И мы даже не догадываемся об истинных причинах своих поступков». Мы его рабы. Мозг принимает за нас решения, от него зависит, что будет с нами дальше, и заставить его работать на себя ой как непросто. Мысли приходят, когда мозг активен. Но и во время отдыха он начеку: прокручивает полученные данные. Озарения случаются именно в такие минуты.

В своем практическом пособии психотерапевт Курпатов поясняет, как устроен мозг, каким образом его правильно запрограммировать, сделав мышление продуктивным. Тут и про «информационную псевдодебильность», и про удары цифровой цивилизации, в которой выстоит лишь интеллектуальное меньшинство. Того, кто заедает стресс фастфудом, сразу видно по пышным формам. Информационное ожирение, которым мы страдаем поголовно, заглушая внут-реннюю пустоту сериалами, «Фейсбуком» и новостными лентами, обнаружить труднее. Оседлав же мыслительный аппарат, можно вырваться из этих пут. Упражнения разработаны. Остается применять их в жизни.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?