09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО АЛЮМИНИЕВОГО КОРОЛЯ

Капустин Федор
Опубликовано 01:01 18 Октября 2000г.
Российский бизнес времен первоначального, "дикого капитализма" не терпел интеллигентной мягкости. В нем выживали лишь те, кто мог не только постоять за себя, но и устранить конкурентов. Поэтому не стоит удивляться тому, что крупнейшие российские предприниматели часто оказываются участниками громких скандалов и даже уголовных дел. Одна из таких почти знаковых фигур - красноярский бизнесмен и, по расхожему мнению, "авторитет" Анатолий Быков, ныне содержащийся в следственном изоляторе в Лефортово.

Родился будущий миллионер-предприниматель Анатолий Быков в райцентре Красноярского края Назарово. В школе Толя особыми талантами не блистал - все его свободное время занимал спорт. Еще в начальных классах он серьезно увлекся боксом. Чемпионом, правда, не стал, зато без проблем поступил на кафедру физвоспитания Красноярского педагогического института.
Стать тренером после получения диплома у Быкова не получилось. Поэтому он два года трудился на скромной должности учителя физкультуры в средней школе родного Назарова. Так бы и остался Анатолий Петрович воспитателем подрастающего поколения, если бы не перестройка и повальное увлечение коммерцией. Заниматься бизнесом в Назарове было занятием бесперспективным. Быков отправился покорять Красноярск.
Коммерцию Быков выбрал довольно своеобразную, под стать своему боксерскому характеру. Пригодился педагогический опыт - вместо мирной торговли "сникерсами" бывший учитель физкультуры на удивление быстро сколотил вокруг себя бригаду из числа местных студентов и бывших спортсменов и принялся "шерстить" мелких красноярских бизнесменов. Отбор в команду был очень жесткий - судимых Быков на работу не брал.
Такое предпринимательство - вещь довольно опасная, но никаких проблем у Быкова не возникло. В преступном мире быковскую "бригаду" прикрывали лидеры узбекской организованной преступной группировки Салим Абдулаев по кличке Салим и Тофик Арифов - для своих просто Тофик. У правоохранительных органов никаких претензий к деятельности начинающего предпринимателя тоже не было. Привычные к поборам и перепуганные быковскими вышибалами красноярские бизнесмены жаловаться в милицию не спешили, а по оперативным учетам несудимый Анатолий Петрович не проходил. Так что до 1993 года Быков в числе лиц, находящихся в разработке в связи с расследованием уголовных дел, не значился. Незапятнанную репутацию коммерсанта не смогли опорочить даже тесное сотрудничество с известными всему Красноярску криминальными авторитетами Ляпой (в миру - Липнягиным) и Толмачем (по паспорту - Толмачевым).
В бизнес-элиту Красноярского края Быкова привели личные негласные связи с тогдашним руководством региональных правоохранительных органов, которое придерживалось модной тогда концепции "борьбы с преступностью руками преступников" и использовало Анатолия Быкова в качестве "агента влияния". Сотрудничество было взаимовыгодным - УВД прикрывало бригаду Быкова от излишнего внимания государства, а в благодарность "быки" терроризировали досаждавших красноярским милиционерам бандитов.
В устранении несговорчивых конкурентов Анатолию Петровичу помогал лидер другой преступной группировки - дважды судимый Татаренков. Быков даже разделил с ним сферы влияния - бывшему учителю физкультуры отходил Красноярский алюминиевый завод, а Татаренков мог распоряжаться таким же заводом в Саянске. После заключения исторического соглашения о бандитском разделе алюминиевых заводов ряды конкурентов Быкова начали таять на глазах.
Одним из первых погиб красноярский авторитет Чистяк. За ним на тот свет отправился конфликтовавший с Быковым вор Синий. Покровитель Быкова Ляпа, к тому времени отошедший от дел и скрывающийся в знаменитом по ленинской ссылке Шушенском, вполне основательно заподозрил в гибели Синего своего бывшего подопечного.
Убийство авторитета - проступок непростительный. По "понятиям" авторитетного вора убивать нельзя. Вернувшись в Красноярск, разгневанный Ляпа "заказал" своего буйного подопечного. Долгое отсутствие сыграло с Ляпой дурную шутку. Как выяснилось потом из оперативных справок, нанятые Ляпой киллеры входили в измайловскую преступную группировку, которая в то время тесно сотрудничала с Быковым. Нанятые Ляпой киллеры назначили ему встречу в центре Красноярска и, когда тот приехал с женой и охранниками, расстреляли. Ляпа умер от ранения в голову.
После смерти Ляпы единственный из оставшихся в живых покровителей Быкова Толмач стал необыкновенно подозрителен. По городу он передвигался только в сопровождении десятка охранников и не выходил из машины, пока телохранители не проверят улицу и подъезд дома. Осторожность Толмачу не помогла. 12 мая 1994 года, после того, как охранники проверили подъезд его дома, он был расстрелян через ведущее в подвал вентиляционное окошечко. Всполошившиеся охранники обнаружили в подвале только брошенный автомат.
Кроме покойного Ляпы, Быкова попытался "заказать" бывший второй секретарь крайкома Цимик. Сразу после того, как об этом узнал Быков, Цимик был застрелен. Вскоре после этого в подъезде собственного дома неизвестные избили монтировкой его приятеля Турушева, в то время генерального директора КрАЗа. Гендиректор чудом остался жив и предпочел покинуть Красноярск. Главой завода стал Юрий Колпаков.
После избиения директора КрАЗа боевики Быкова и Татаренкова ликвидировали по заказу Быкова местных бандитов Войтенко и Наумова, а так же неосторожно сунувшегося в дела красноярских авторитетов московского бандита Мустафина.
Несмотря на то что особой аккуратностью исполнения заказных убийств боевики Быкова и Татаренкова не отличались, ни одно преступление раскрыто не было. Милицейское прикрытие было непробиваемым. Доходило до того, что татаренковские киллеры дожидались своих жертв на лавочках около подъезда с автоматами на коленях, а после расстрела открыто и буйно обмывали очередное "дело" в ближайшем ресторане. Руководство УВД Красноярска на проделки своего "агента влияния" смотрело сквозь пальцы. Стражи порядка не реагировали даже на достоверную информацию о времени и исполнителях очередного покушения.
В результате устранения конкурентов к концу 1994 года весь Красноярск оказался под влиянием бывшего боксера. "Быки" контролировали почти все гостиницы, казино, станции автосервиса и другие менее легальные источники дохода. Однако оставаться простым рэкетиром честолюбивый Быков не хотел. Планы учителя физкультуры были гораздо шире - Анатолий Петрович заинтересовался промышленностью Красноярского края.
Все перечисленные выше факты для читающей публики и телевизионной аудитории, в общем-то, не являются откровением, поскольку наш герой на протяжении последних лет отнюдь не обойден вниманием средств массовой информации, правда, большей частью преподносимым в криминальном ракурсе. Как, впрочем, и сведения, изложенные ниже.
Выйти на руководство второго в России по величине Красноярского алюминиевого завода Быкову помог случай. Новый генеральный директор КрАЗа Колпаков захотел избавиться от навязчивого внимания московских авторитетов Япончика и Малевского, для чего затеял перестановки среди акционеров завода. Для защиты от московских покровителей Колпаков не нашел ничего лучше, чем обратиться за помощью к набравшему авторитет Быкову. Анатолий Петрович не заставил себя долго упрашивать. В обмен на гарантии полной поддержки Быкова ввели в состав акционеров фирм СТМ и "Металлэкс", которые владели семнадцатью с половиной процентов акций КрАЗа. Это дало Быкову возможность стать членом совета директоров и получить 10 процентов акций КрАЗа в личное пользование.
Доходы Быкова вполне отвечали его требовательным запросам. По подсчетам экспертов, до своего ареста быковская группировка получала неконтролируемый налоговыми службами годовой доход в 45-50 миллионов долларов. В родном Назарове он выстроил четырехэтажный коттедж общей площадью в один квадратный километр с бассейном, спорткомплексом и вертолетной площадкой. А под Красноярском Быков купил для своих "бригадиров" целый коттеджный поселок из шести домов.
КрАЗом Быков распоряжался единовластно. Другие акционеры остались не у дел после того, как Анатолий Петрович вычеркнул из реестра 17 процентов акций, купленных компанией TWG на чековом аукционе. Реакция бывших партнеров Быкова была самой негативной. Из Москвы в Красноярск зачастили посланцы, которых потом находили мертвыми. Сам Быков отсиживался дома, стараясь не выходить лишний раз на улицу. В прессе схватка Быкова с московскими акционерами КрАЗа получила название "первой алюминиевой войны".
Позицию Быкова поддержал красноярский губернатор Зубов. Он считал, что TWG попросту обирает завод. После окончания в 1997 году боевых действий Быкова избирают председателем совета директоров КрАЗа, а заодно и вице-президентом Российской федерации бокса.
ВОЙДЯ в руководство КрАЗа, Быков распространил свое влияние на другие предприятия Краcноярска. Для этого он создал финансово-промышленную группу "ТАНАКО", в которой объединились "Краcноярскэнерго", Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат и другие крупнейшие предприятия края.
Дольше всех захватническим поползновениям Быкова сопротивлялись энергетики. Руководитель РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс не скрывал раздражения от дерзости красноярского авторитета, но сделать ничего не мог. Авторитет Быкова вырос до такой степени, что к несудимому учителю физкультуры стали обращаться за советом известные политики и воры в законе.
Собственная электростанция была Быкову просто необходима. Весь процесс производства алюминия неразрывно связан с электроэнергией, а ее стоимость напрямую отражалась на доходах завода. При себестоимости электроэнергии в 7 рублей за киловатт-час Красноярская ГЭС продавала ее "Красэнерго" уже по 22 рубля. "Красэнерго", в свою очередь, перепродавало энергию КрАЗу по 187 рублей. Такие потери от разницы в ценах Быкова не устраивали, поэтому в 1997 году КрАЗ покупает 17 процентов второй по величине российской гидроэлектростанции. Затем с подачи Быкова на электростанции была проведена дополнительная эмиссия акций, и ГЭС стала первым частным производителем электроэнергии в России.
Став респектабельным бизнесменом, Анатолий Петрович не забывал про обеспечение "крыши" красноярским казино и гостиницам. Репутацию Быков поддерживал весьма жесткими методами. Кроме боевиков Татаренкова, в его распоряжении находилась охранная структура "Витязь". В ходе недавних оперативно-следственных мероприятий установлено, что охранники "Витязя" терроризировали не только противников Быкова, но и некоторых несговорчивых сотрудников милиции. Это не мешало сотрудникам "Витязя" проводить тренировки в тире УВД. После ареста Быкова пострадали и опекаемые им охранники - тренер "Витязя" по рукопашному бою в настоящее время находится под следствием по подозрению в убийстве.
Империя Быкова рухнула по чистой случайности. Бывшего спортсмена подвел азарт. Анатолий Петрович поддержал не того кандидата на губернаторских выборах. Долгое время случайно попавший во власть и слабо разбирающийся в российских реалиях губернатор Зубов не замечал, что в Красноярском крае сложилась параллельная система власти.
КрАЗ фактически не платил в краевой бюджет налогов. Когда спохватившийся Зубов приказал своим налоговикам проверить КрАЗ, его распоряжение попросту саботировали. Нагрянувшую из Москвы комиссию генерала Колесникова Быков разместил в бизнес-центре "Яхонт", ревизоры ничего подозрительного в деятельности Быкова не нашли.
Гнев губернатора Быков обратил в собственную пользу. На выборы в краевое Законодательное собрание он пошел под знаменем незаслуженно обиженного властью. Победа владельца половины Красноярска впечатлила даже его стойких противников - он набрал 80 процентов голосов. Под впечатлением триумфа Быков сделал роковую ошибку и поддержал на губернаторских выборах кандидатуру Александра Лебедя.
Опытный Лебедь от помощи не отказался, но после выборов немедленно отдалил одиозного бизнесмена. Империя Быкова тем временем продолжала расти - к ней присоединились предприятия "Красуголь" и "Красэйр". На опалу Лебедя Быков не обращает внимания: "Захотим - снимем".
В отличие от мягкого Зубова боевой генерал Лебедь терпеть в своей вотчине параллельную власть не собирался. По его просьбе в Красноярский край вновь приехала комиссия Колесникова и на этот раз обнаружила массу нарушений. По результатам проверки против Быкова моментально заводят сразу два уголовных дела, поэтому он срочно уезжает за границу.
Обвинить Быкова в присвоении бюджетных средств не стали. Против него нашелся козырь крупнее - с показаниями неожиданно выступил его бывший подельник Татаренков, который еще в октябре 1996 года был объявлен в розыск и перебрался в Грецию. Скрывался бывший киллер на деньги Быкова - он подарил Татаренкову гостиницу. "Мы ничего не делали без воли Петровича, - заявил он на следствии. - Он сказал, что это не его бизнес и что это для него "зернышко". Сказал, что отдает гостиницу нам. Сказал, чтобы его отовсюду вывели".
Однако после того, как Быков лишился завода, он потребовал недвижимость назад. "Друг, которому я был безгранично предан, предал меня, - сокрушался Татаренков. - Он позвал меня на встречу с собой в Германию. В самый последний момент я усомнился в его искренности и изменил решение. Я не полетел. Я сделал несколько телефонных звонков, и мне все стало ясно. Мой друг улетел в Россию, а вместо него меня ждали киллеры".
Греческая полиция арестовала Татаренкова в конце 1999 года.
Оскорбленный до глубины души, несостоявшийся владелец гостиницы сразу начинает давать показания на своего бывшего друга, обвиняя его в причастности к смерти Цимика, Губина, Толмачева, Ляпы и других представителей преступного мира.
"Однажды в город Красноярск приехали четыре парня из Тюмени, - рассказывал Татаренков. - Быков посчитал, что они приехали его убить. Этих парней под видом пикника на природе заманили за город. Троих убили сразу, а одного пытали. Быков хотел знать, кто их послал. Парень ничего не сказал, и его тоже убили". После показаний бывшего друга арестовавшим Быкова венгерским властям ничего не оставалось, как выдать беглого бизнесмена российским следственным органам.
В родном Красноярске Быков воспрял духом. В дальнейшем разбирательстве региональные власти были заинтересованы, но сделать ничего не могли. Уголовное дело начало разваливаться. Татаренков неожиданно отказался от своих показаний, заявив, что кассету с признаниями записал для собственного развлечения, после чего краевой суд с помпой освободил Быкова, даже не взяв подписку о невыезде.
На свободе Быков, однако, не задержался. Через некоторое время он был вновь арестован и препровожден в Лефортово. Ему предъявлено обвинение в подготовке покушения на Павла Струганова (также известного как Паша-Цветомузыка). По сообщению прокуратуры СЗАО г. Москвы, в частности, имеется в виду обвинение по ст. 30 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) и ст. 105 (убийство) УК РФ. Теперь, судя по всему, развалить дело вряд ли удастся. А когда через энное время Быков выйдет на свободу, от его империи скорее всего не останется и следа. Уже сейчас о его владычестве в Красноярске вспоминают разве что рыночные торговцы, по привычке "отстегивающие" часть прибыли оставшимся не у дел "быкам".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников