06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИТВА ЗА ЧЕСТЬ МАТА ХАРИ

Прокофьев Вячеслав
Опубликовано 01:01 18 Октября 2001г.
Жители голландского городка Леувардена, где в 1876 году родилась Маргарета Зелле, впоследствии вошедшая в историю как Мата Хари, всегда считали, что их землячка никогда не была исчадьем ада и немцам во время первой мировой войны никакой особой пользы в сборе разведданных не приносила. В минувший понедельник, в который исполнилось 84 года со дня расстрела знаменитой танцовщицы в Венсенском лесу, представители городских властей и ассоциации по реабилитации Мата передали французскому министру юстиции Марилизе Лебраншу просьбу о пересмотре того давнего дела.

Этому демаршу способствовали и результаты расследования, которое вот уже девять лет ведет французский гражданин Леон Ширман. Этот 84-летний месье родился в Одессе, а в семилетнем возрасте Леон был вывезен родителями - людьми весьма состоятельными и потому ничего хорошего не ждавшими от советской власти, в Париж. Правда, мальчик не оправдал их надежд и накануне войны вступил в компартию. В этом качестве сражался в рядах Сопротивления, был неоднократно награжден за ратные подвиги, а после войны, окончив университет, почти сорок лет преподавал физику. Выйдя на пенсию, месье Ширман увлекся отнюдь не рыбалкой или садоводством, что характерно для людей почтенного возраста, а... фальсифицированными судебными процессами.
Именно это хобби и вывело экс-преподавателя в 1992 году на дело Мата Хари. То, что военный трибунал при закрытых дверях всего за полтора дня ухитрился осудить женщину на смертную казнь, показалось ему более чем странным. Леон Ширман с завидной педантичностью стал исследовать документы, имеющие отношение к процессу, проводил недели и месяцы в архивах, библиотеках Франции, Германии, Голландии и пришел к выводу: "То, что писали о Мата Хари, на 90 процентов не соответствует действительности".
Так появилась на свет изданная им в начале октября книга "Мата Хари, аутопсия одной махинации", а аргументы, в ней изложенные, перекочевали в просьбу о пересмотре дела, став теми самыми "новыми сведениями", без которых, как известно, любое прошение такого рода имеет мало шансов получить положительную реакцию у судебных властей.
Что мы знаем о Мата Хари? То, что, начиная с 1904 года, она покорила сначала Париж, а затем и другие столицы Европы своими экзотическими танцами, которым она якобы научилась в Индии, посещая девочкой буддистские храмы (у голландки была богатая фантазия). Мужчины млели от красотки с гибким станом, а дамы закипали от злости, наблюдая за их реакцией. Известная французская актриса той эпохи Колетт так описывала действо Мата Хари на сцене: "Это не танец, а медленное раздевание". Так что знаменитую голландку с экзотическим псевдонимом, который, кстати, переводится как "глаз дня" или "солнце", можно считать родоначальницей современного стриптиза.
Успех у сильной части человечества, понятно, был бешеный. Мата Хари меняла мужчин, как перчатки, купалась в мехах и шампанском, и так продолжалось бы долго, если бы не 1914 год, который застал ее в Берлине. Все деньги, а также шубы танцовщицы были конфискованы, и она возвращается домой в Голландию без гроша в кармане. Но вскоре оказавшейся на мели даме германский консул в Амстердаме предложил 20 тысяч франков, что по тем временам были немалыми деньгами. Взамен она должна была сотрудничать с немцами. Мата Хари присвоили номер Н21, ее снабдили тремя флаконами бесцветных чернил, которые она сразу выбросила, и отправили в Париж.
Как становится ясным из собранных месье Ширманом материалов, Мата Хари абсолютно не подходила на роль разведчицы. Она была импульсивна, капризна, все путала и не отличалась хорошей памятью. Англичане "раскусили" ее при первом контакте. Французы, установившие за ней слежку сразу после приезда в Париж, немного посомневавшись, предложили ей ... работать на них. В то время Мата Хари была влюблена в русского капитана, а так как Россия и Франция были союзниками, танцовщица согласилась с ними сотрудничать. В этом новом "двойном" качестве Мата Хари отправили в Мадрид, где она должна была соблазнить немецкого военного атташе майора Келле. Но тот оказался крепким орешком и на ее чары не поддался. В телеграммах, отправляемых в Берлин, говорил о ней, как о "немецкой шпионке, засланной в стан французов", а не наоборот, что было на самом деле. Телеграммы из Мадрида аккуратно перехватывались французской контрразведкой, Мата Хари стали подозревать в "тройной" игре, что в конце концов послужило основанием для ареста 13 февраля 1917 года и расстрела восемь месяцев спустя.
Так вот, месье Ширман, ссылаясь на документы, утверждает, что майор Келле "специально подставил" Мата Хари. Майор знал о том, что французы владели его шифром, и сделал все для того, чтобы те вместо него расправились с горе-разведчицей. Так в своих сообщениях об агенте Н21 он специально назвал подлинное имя гувернантки Мата Хари, банк, где та имела счет, адрес в Голландии. Более того он всячески хвалил ее за "прекрасную работу", в то время как в немецкой ставке, как следует из документов, обнаруженных месье Ширманом, считали предоставляемые дамой сведения "незначительными и мелкими".
По мнению 84-летнего исследователя, неблаговидную роль в печальной судьбе Мата Хари сыграла и французская контрразведка. В просьбе о пересмотре дела черным по белому написано, что ряд ее чиновников на процессе в 1917 году "лгали под присягой". Так, Мата Хари сообщила французам, что немецкой разведкой руководил барон фон Ролланд. Глава французских охотников на шпионов полковник Губэ утверждал в свою очередь на суде, что им является некто Рюггеберт, а это, по его мнению, доказывало, что Мата Хари прикрывает своих "немецких хозяев". На самом деле полковник прекрасно знал, что Мата Хари говорила правду: через девять дней после суда в секретном отчете ведомства полковника Губэ в качестве шефа германской разведки называется именно барон фон Ролланд.
Это лишь несколько фактов, которые довольно отчетливо доказывают, что экзотическая красотка стала жертвой сложившихся против нее обстоятельств. Как агент она была не нужна немцам, а французская контрразведка воспользовалась ее громким именем, чтобы показать эффективность своей работы в суровых условиях той далекой и кровавой войны.
Расставит ли французское правосудие все по своим местам в деле почти вековой давности? Об этом мы узнаем в скором будущем.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников