«Спас» рукотворный

Аудитория «Спаса» исчисляется долями одного процента, что на фоне активного продвижения православия со стороны властей выглядит странным

Этот православный телеканал остается каналом для «своих». Постепенно превращаясь в «православный магазин на диване», судя по количеству рекламы


Сегодня телезрители имеют доступ к огромному числу тематических каналов. Любишь советское кино — смотри его хоть сутки напролет. Увлекаешься кулинарией? И на тебя найдется свой 24-часовой эфир. А вот на кого рассчитан телеканал, позиционирующий себя как православный? На верующих? Не факт!

Многие ошибочно считают «Спас» первым и единственным православным каналом в нашей стране. Это не так: «Союз» с подобной же тематикой появился в том же 2005-м, но на несколько месяцев раньше. Так уж сложилось, что именно «Спас» занял в этой нише лидирующие позиции и в конечном счете был включен во второй пакет каналов, обязательных к распространению на территории РФ. Ему пришлось пережить разные времена, несколько раз из-за финансовых трудностей он был на грани закрытия.

Теперь его существование можно назвать стабильным. Аудитория, правда, исчисляется долями одного процента, что на фоне активного продвижения православия со стороны властей выглядит странным. Трансляции на первых кнопках торжественных богослужений на Рождество и Пасху собирают довольно много зрителей. И дело не только в дани традиции, но и в эффектности зрелища. Но в состоянии ли «Спас» наполнить свой эфир соответствующим контентом, способным удержать большое число людей?

В 2015-м, в связи с десятилетием «Союза» и «Спаса», дьякон Андрей Кураев сказал следующее: «Есть ли нам что сказать? Показательна история уже существующих спутниковых православных телеканалов. Им дали возможность круглосуточного вещания. И стало очевидно, что людям не о чем говорить так много и так часто. Не хватает материала, разнообразия жанров, лиц и интонаций. Возникает нечто монотонное, монохромное, картинка православного гетто. Одни и те же слова, картинки, ракурсы, вздохи, одна и та же какая-то покаянно-воздыхательно-печалящаяся интонация. Непрерывно посмотреть этот телеканал в течение недели — и станешь ходячей картинкой к брошюре о вреде тоталитарных сект»...

Нет, разумеется, «Спас» предлагал и предлагает не только «говорящие головы» проповедников. На нем появилось много интересных документальных проектов, посвященных святым и истории монастырей. А в программе «Встреча» служитель храма в подмосковном селе Зайцево протоиерей Андрей Ткачев разговаривает с молодежью на простом и понятном ей языке. Всегда оставаясь при этом на нравственных позициях христианства. Темы бесед лаконичны и говорят сами за себя: «Идолы», «Старость», «Венчание», «Детство», «Голливуд»...

Но таких ярких примеров, увы, немного. Слова впавшего ныне в немилость Кураева по прежнему актуальны. «Спас» остается каналом для «своих», людей, не особо стремящихся к выходу за выбранные для себя рамки.

Приход на канал Бориса Корчевникова был воспринят неоднозначно. Все знали его как ведущего «Прямого эфира» на канале «Россия 1», с присущими этому ток-шоу скандалами и бесцеремонным копанием в чужом грязном белье. Корчевников и православие казались несовместимыми. Но потом, узнав о тяжелом заболевании Бориса, досужая публика смилостивилась. Начали высказываться надежды на то, что новый гендиректор сможет актуализировать эфир и привлечь молодую аудиторию.

Изменения действительно произошли. Стали крутить фильмы, в основном старые и, разумеется, добрые. Беспроигрышный ход, несмотря на атеистические позиции советского искусства! Если посмотреть топ-10 передач «Спаса», то примерно половину позиций как раз кино и занимает. Ну а что в некоторых из лент герои без конца курят, так на этот счет в титрах предупреждение есть.

Еще в эфире появилась реклама. И ладно бы только подарочных Библий, нет, православному зрителю без устали втюхивают стиральный порошок, спортивные куртки, разнообразную кухонную утварь, мини-тонометры (кстати, последние подвергаются жесткой критике потребителей). Прямо-таки «православный магазин на диване» какой-то.

Но главная метаморфоза, произошедшая со «Спасом», — это появление изрядной порции вполне светской идеологии. В выпусках новостей речь идет не только о церковных событиях. Поругать украинские власти? Рассказать о нравственном растлении Запада? Разоблачить заговор «зеленых» с их пресловутым глобальным потеплением? За милую душу!

На «Спасе» даже появилась своя итоговая аналитическая программа. Рулит ею Анна Шафран, постоянная соведущая Владимира Соловьева на радио, где она усердно ассистирует мэтру пропаганды.

Так на кого же рассчитан этот канал? На людей воцерковленных? В незначительной степени. На публику светскую? Если только на самую непритязательную. На кого еще? Ч... его знает. Сказать, кто именно, полностью — в данном контексте неудобно.



Ведущий Дмитрий Киселев заявил, что в России слишком много гуманитариев, что создает опасность политических протестов. Так ли это?