Шельфовая геополитика

«Звезда» будет строить крупнотоннажные суда, в том числе газовозы. Фото предоставлены пресс-службой ОАО «НК «Роснефть»

Арктика становится полигоном для передовых технологий и амбициозных проектов


На днях в Международном мультимедийном центре МИА «Россия сегодня» состоялся круглый стол на тему «Арктика в фокусе современной геополитики». На мероприятии был представлен доклад с результатами экспертного опроса, проведенного Институтом региональных проблем. В подготовке доклада приняли участие российские и зарубежные эксперты — представители органов власти, бизнеса, СМИ, НКО и научного сообщества.

Авторы доклада утверждают, что российская и американская позиции в отношении Арктики развиваются в противофазе: в середине нулевых Россия проявила активность, «разбудила Соединенные Штаты», руководство которых до той поры не относило циркумполярный регион к числу экономических и стратегических приоритетов, — и решила на этом «притормозить». Между тем консервативные силы США день ото дня все больше бьют тревогу по поводу «российского продвижения» в Арктику, пытаясь подстегнуть правительство к более решительным действиям.

Шахматы или крестики-нолики

Значимость соперничества за регион, в представлениях американцев, только возрастает. Адмирал Пол Заканфт на конференции в Вашингтоне сравнил арктическое противостояние с гонкой в космосе. «Когда СССР запустил спутник в космос, разве мы сидели сложа руки, приговаривая: «Молодец, матушка Россия»?» — обратился он к публике с риторическим вопросом. Адмирал напомнил, что соревнование за освоение космического пространства воспринималось в Соединенных Штатах как самое масштабное противостояние после гонки ядерных вооружений и поражение в космосе, с точки зрения американцев, могло поставить под удар само существование США.

Ту же мысль развивает американский Центр стратегических и международных исследований. В недавнем докладе этого влиятельного мозгового треста «Новый ледяной занавес» стремление России восстановить военное и экономическое превосходство в высоких широтах сравнивается с рвением, которое демонстрировал Советский Союз в попытках создания «Красной Арктики» в 1930-х годах. «Как показал опыт СССР, — отмечают авторы доклада, — успехи страны в Арктике во многом зависят от степени вовлеченности государства в развитие региона. Именно государство, в отличие от разрозненных и зачастую неэффективных частных инициатив, может обеспечить координацию усилий, методический, комплексный подход. Большинство американских экспертов убеждены, что именно этатистская модель освоения Арктики позволила России тогда и позволяет сейчас одерживать верх над Штатами в «арктической гонке».

Арктика — огромный, один из последних не освоенных и не поделенных великими державами регион, который становится жизненно необходимым для развития современной экономики. Авторы доклада, представленного Институтом региональных проблем, убеждены, что военное освоение Крайнего Севера является важным, необходимым, но все-таки служебным направлением. На первый план выходят экономические интересы и прежде всего доступ к нефтегазовым ресурсам региона. В докладе подробно описывается арктическая политика США. Несмотря на «голубиную» экологическую риторику президента США Барака Обамы, его практические действия, по мнению экспертов, свидетельствуют о том, что приоритетом администрации остается национальная безопасность — с акцентом на энергетике, а также экономические интересы. «Ни один из предыдущих американских президентов так много не говорил об экологии и возникающих в процессе разработки нефтяных и газовых скважин техногенных катастрофах, и в то же время ни один из них не способствовал расширению зоны офшорного бурения так радикально, как глава нынешней администрации», — отметил один из ведущих специалистов по проблемам освоения Арктики и офшорного бурения, профессор Калифорнийского университета Джон Уайтли в экспертном интервью авторам доклада. «Именно с приходом в Белый дом администрации демократов, — отмечают они, — политика в отношении освоения углеводородных ресурсов Арктического региона стала значительно более активной и наступательной». Об этом свидетельствуют опубликованные в последние годы официальные документы исполнительной власти, а также непрекращающиеся дебаты в различных комитетах обеих палат Конгресса. Администрация все это время является объектом нападок как со стороны экологических «голубей» (за непоследовательность и лицемерность проводимой политики), так и со стороны энергетических «ястребов» (за преступное и ничем, с их точки зрения, не оправданное промедление в освоении ресурсной базы региона).

В ходе слушаний республиканцы обвиняют Обаму в стремлении задушить американский бизнес и заморозить сам процесс освоения перспективных арктических нефтяных месторождений заведомо невыполнимыми правилами и ограничениями. Крайнее неудовольствие консерваторов вызывает регламентация доступа нефтяных компаний к арктическим месторождениям. Ведь еще в 2012 году Министерство внутренних дел США утвердило пятилетнюю программу (до 2017 года), устанавливающую порядок продажи лицензий на офшорное бурение.

Летом этого года в нижней палате Конгресса прошли слушания по проблемам арктической политики США, во время которых законодатели и приглашенные эксперты обрушили на президента шквал критики. Конгрессмен от Аляски Дон Янг назвал регламентационную политику администрации «арктической истерией», при этом весьма уничижительно охарактеризовав нерешительную и безответственную стратегию Обамы в отношении полярного региона. «Мы теряем позиции в глобальной конкуренции. Россия в следующем году завершает национальную программу по созданию атомных ледоколов нового поколения, что на долгую перспективу обеспечивает ей наличие тяжелых ледокольных судов», — заявил командующий службой береговой охраны США адмирал Тэд Аллен. По словам сенатора от Аляски республиканца Дэна Салливана, Россия активно наращивает мощь в регионе, тогда как США не так давно приняли решение сократить военное присутствие на своей единственной арктической территории — в штате Аляска. Салливан считает, что «Россия уже давно играет в Арктике в шахматы, тогда как США остановились на уровне крестиков-ноликов».

По словам директора Института комплексной безопасности Северного (Арктического) федерального университета Сергея Маркова, интересы США в первую очередь экономические: «Арктика — это ресурсная кладовая. Объемы нефти и газа в мире ограниченны. А в странах Персидского залива добыча рискованная, так как ее обеспечивают политически непредсказуемые режимы». Ему вторит Джон Уайтли: «Геополитическое значение Арктического региона объясняется стремлением Соединенных Штатов к обеспечению полной энергонезависимости. Запасы сланцевого газа — только часть решения проблемы. Ресурсы Арктики заменить нельзя ничем. Это необходимый резерв и безопасность Америки в будущем».

А мы пойдем Севморпутем

Как следует из доклада, подготовленного в мае Национальным советом по нефти (National Petroleum Council) по заказу правительства США, сланцы — это промежуточный этап, и в первую очередь ставку энергетическим компаниям нужно делать на Арктику. В докладе, над которым работала группа американских экспертов во главе с председателем совета директоров ExxonMobil Рексом Тиллерсоном, арктический шельф назван «основой обеспечения долгосрочной устойчивости мирового нефтеобеспечения», а ресурсы России на шельфе — «наиболее перспективными».

Стоит отметить, что недавние заявления Shall и Statoil о прекращении буровых работ в арктических широтах ввиду их нерентабельности эксперты трактуют в ином ключе. «Основной проблемой и ошибкой Shall и Statoil, — заявляет Уайтли, — был выбор месторождения. Согласно данным Американского геологического общества, запасы нефти в российской Арктике значительно богаче, а расположение месторождений значительно удобнее, поэтому представляется крайне маловероятным, что Россия столкнется с теми же проблемами».

Важную роль также играет развитие Северного морского пути — относительно безопасного и быстрого маршрута из Северо-Восточной Азии (центра производства) в Европу, которая остается пока центром потребления. Причем, по словам авторов доклада «Арктика в фокусе современной геополитики», «тот, кто будет владеть транспортной артерией, будет со временем определять и цену продукции, особенно уникальной».

По словам заведующего кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета Леонида Бляхера, «Северный морской путь — это возможность организации нового и мощного потока глобальной торговли. Приарктические зоны, освоение которых в условиях формирования и развития СМП станет намного дешевле, могут дать новые товары для увеличения доли России в мировом товарообороте. Кроме того, морской маршрут может разгрузить Транссиб, который сегодня уже с трудом справляется с объемом перевозок, а при повороте основных торговых потоков «навстречу солнцу» попросту задохнется».

Точка роста для капитала

Главное макроэкономическое значение Арктики, считают эксперты, заключается в том, что это перспективная точка приложения капитала. «Современная экономика, — пишут они, — это экономика заемных денег. Любой человек может вложить деньги в банк или в акции и получать доход, не производя никакого продукта. Он просто дает деньги взаймы банку или компании. В свою очередь, чтобы обеспечить обязательства по такому займу, банк должен давать эти деньги компаниям под еще большие проценты, те, в свою очередь, должны получать от своей деятельности прибыль, позволяющую платить проценты банкам и дивиденды акционерам. И прибыль компании должна существенно превышать суммарные объемы дивидендов и процентов, иначе вместо доходов она будет давать убытки».

Иными словами, капитал должен работать. Огромное перепроизводство денег, спекулятивные рынки в нулевые годы привели к серьезному кризису. Но сейчас все поняли, что нужны долгосрочные проекты, при которых капитал создавал бы инфраструктуру и сам себя воспроизводил. Современная экономика не может существовать без точек приложения капитала, причем высокоприбыльного приложения. Однако существует явный дефицит таких проектов, ведь возникают они только в результате технологических скачков, которые открывают новые сферы для освоения. Это явление крайне редкое. И освоение арктического шельфа могло бы стать основой для такого скачка. Арктика, по мнению авторов доклада, является наиболее естественной и правильной точкой приложения капитала. «Главный путь освоения Арктики, — отмечает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, — это путь хозяйственного освоения. Здесь то, что не работает, долго не существует. Формы освоения следующие: геологоразведка и подготовка к нефтедобыче, развитие транспорта, и в первую очередь СМП, глобальная система связи, туризм (который у нас не развит, а потенциал арктического туризма огромен), морские ресурсы, развитие техники и технологии, в первую очередь робототехники».

На освоение Арктики тратятся и будут тратиться огромные ресурсы, в том числе финансовые. При этом процесс освоения не является самоцелью. Он имеет смысл только в том случае, если его результатом будет введение в хозяйственный оборот уникальных сырьевых запасов региона и его транспортного потенциала. В каком-то смысле хозяйственное освоение — не только один из путей освоения Арктики, но и его цель.

Хозяйственное освоение региона для современной мировой экономики — не прихоть, а жизненная необходимость. И даже если гипотетически представить себе подписание договора о создании «арктического заповедника», у стран — участников такого договора не будет ни ресурсов, ни желания фактически поддерживать на огромных пространствах заповедный режим. Чтобы защитить экологию Арктики, нужны ресурсы и технологии, а получить их можно только в ходе освоения региона.

Авторы доклада приходят к выводу, что экологи и хозяйственники должны стать не антагонистами, а партнерами и сотрудниками. Что же касается конфронтации на экологическом поле, она, по мнению экспертов, связана не с неразрешимыми противоречиями между экологами и производственниками, а с превращением защиты экологии Арктики из цели в средство конкурентной борьбы за контроль над регионом. Под экологическим флагом зачастую объединяются силы, борющиеся против деятельности либо какой-то конкретной компании, либо страны.

Наука на службе практики

Разумеется, условия Арктики требуют инновационного подхода к решению возникающих проблем. Как отмечает один из опрошенных экспертов, профессор Института экономических проблем им. Г.П. Лузина Владимир Селин, «добыча сырьевых ресурсов осуществляется с использованием постоянно усложняющихся технологий, в создание которых вкладываются многие миллиарды долларов и над которыми работают лучшие интеллектуальные силы многих стран мира. Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что с каждым годом нефть, газ и другие сырьевые продукты становятся во все большей степени продуктами наукоемкими. Освоение объектов сырья на шельфе — это высокотехнологичный процесс, определяющий инновационное развитие целых отраслей и регионов, формирование новых конкурентоспособных кластеров». Более того, развитие новых технологий позволяет включить в хозяйственный оборот те ресурсы, которые раньше вообще нельзя было использовать. Таким образом, можно утверждать, что научное освоение Арктики (исследование макрорегиона и развитие новых технологий) является необходимым условием хозяйственного освоения Крайнего Севера.

Это прекрасно понимают компании, которые играют ведущую роль в освоении арктического шельфа. В частности, «Роснефть» несколько лет назад создала Арктический научно-проектный центр, а в 2014 году заключила с учеными биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова договор по созданию микробного препарата для северных морей. В рамках данного соглашения специалисты выделили около ста микроорганизмов, способных при низких, в том числе и отрицательных, температурах разлагать нефть и нефтепродукты. В настоящее время подготовлены заявки на патентование штаммов микроорганизмов и комплексного биопрепарата для очистки береговой зоны северных морей от возможных нефтяных загрязнений.

Кроме того, и «Труд» уже не раз писал об этом, НК «Роснефть», доля которой превышает 78% площади всех лицензионных участков на арктическом шельфе, проводит научные исследования в Карском море, море Лаптевых, в Восточно-Сибирском и Чукотском морях. Компания уже организовала в Арктике 10 научно-исследовательских экспедиций, получивших название «Кара-зима» и «Кара-лето», в ходе которых был собран значительный объем данных в области управления ледовой обстановкой, метеорологии, гидрологии, аэрогеофизических и геохимических методов разведки. Экспедиция «Кара-зима-2015» стала самой масштабной научно-исследовательской арктической экспедицией в мире за последнее 20-летие.

В ходе экспедиций выполнен комплекс ледовых и метеорологических измерений, установлены дрейфующие буи на ледяных полях и айсбергах. Эти буи позволяют в постоянном режиме отслеживать координаты ледовых образований и определять траекторию их перемещения. Изучены физико-химические и морфометрические характеристики айсбергов и торосов, а также распределение водных масс, течения и изменчивость температур. Для исследования ледяного покрова использовались беспилотники, а также вертолеты Ка-32; для изучения морского дна — уникальные телеуправляемые подводные аппараты «Гном» с глубиной погружения до 100 метров. Полученные данные позволяют определить безопасные точки для проведения геологоразведочных работ, спроектировать буровые платформы и другие сооружения, необходимые для нефтедобычи, выбрать маршруты транспортировки углеводородов и возможные трассы подводных трубопроводов.

Еще один важный момент: в результате экспедиций, организованных «Роснефтью», была полностью восстановлена система метеонаблюдений в Карском море. Работы в этом направлении будут продолжены: в планах следующих экспедиций — установка метеостанций в море Лаптевых и Восточно-Сибирском море. Очевидно, что единая сеть метеонаблюдения не только позволит оптимизировать работу по геологоразведке и повысить эффективность добычи, но и даст старт целой серии широких научных и исследовательских программ по изучению региона.

Авторы доклада убеждены, что научное и хозяйственное освоение Арктики неразрывно связаны: наука собирает информацию, необходимую для хозяйственного освоения, и создает технологии для него; экономика загружает науку заказами и тем самым финансирует научную деятельность.

Есть национальный приоритет

Освоение арктического шельфа большинство экспертов всегда считали одним из самых перспективных направлений в нефтедобыче, однако результаты поискового бурения в Карском море на структуре «Университетская-1» превзошли самые смелые ожидания. Только первая скважина позволила поставить на баланс суммарные начальные извлекаемые запасы в 130 млн тонн нефти и 396 млрд кубометров газа. «Роснефть» открыла новую Карскую морскую нефтеносную провинцию, которая, как считают специалисты, по объему ресурсов превосходит такие нефтегазоносные провинции, как Мексиканский залив, бразильский шельф, шельф Аляски и Канады.

В целом в районах, которыми наша страна уже владеет и на которые претендует, находится более 250 млн баррелей нефти и газа в нефтяном эквиваленте, что составляет 60,1% всех запасов Арктики. Прилегающий к территории РФ арктический шельф может стать в XXI веке основным источником углеводородного сырья как для самой России, так и для мирового рынка. Из 6,2 млн кв. км российского континентального шельфа интерес для поиска нефти и газа представляют 6 млн, то есть почти вся его площадь, из них 4 млн кв. км — это наиболее перспективные участки.

О возрастающем интересе руководства страны к Арктическому региону свидетельствует создание Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Таким образом, в российских политических кругах существует отчетливое понимание того, что будущее страны неразрывно связано с судьбой полярных регионов и их развитие является национальным приоритетом. «Значение Крайнего Севера в ближайшие десятилетия будет только возрастать, поскольку здесь находится основная база энергоресурсов государства. По оценкам специалистов, к 2050 году арктический шельф будет обеспечивать от 20 до 30% всей российской нефтедобычи», — отмечают авторы доклада. По их мнению, к основным задачам, стоящим перед государственной политикой в освоении Арктики, можно отнести «преодоление последствий антироссийских западных санкций и использование сложившейся ситуации как для укрепления капитализации отечественных сырьевых корпораций, так и для повышения их инновационного потенциала в освоении месторождений арктического шельфа; нормализацию экономического и социального положения в базовых приморских регионах как одно из основных условий реализации долговременной государственной стратегии в Арктике и развития Северного морского пути».

По мнению авторов доклада, «реиндустриализация в масштабах Арктики требует скоординированной общегосударственной программы, в рамках которой объединятся потенциалы государства и частного бизнеса в форме государственно-частного партнерства». Однако ключевая роль отводится государству, а точнее, госкомпаниям — «Роснефти» и «Газпрому», поскольку именно они способны вкладывать средства, понимая, что окупятся они лишь в долгосрочной перспективе.

По словам генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, «у частников нет опыта разработки северного шельфа. К тому же частная компания должна работать в частных интересах. А если она этого не делает, то превращается в благотворительное общество. Частные интересы и освоение Арктики сегодня плохо состыкуются, потому что, с одной стороны, прибыль будет получена не скоро, а с другой — масштаб задач огромный». Вице-президент Академии политической науки Михаил Бочаров отмечает, что частная нефтяная компания «ЛУКОЙЛ», например, боролась за выход на арктический шельф лишь для того, чтобы повысить капитализацию, доказать свою мощь и заработать очки на американском рынке. Сейчас ее оттуда вытеснили, поэтому и лоббирование по вопросу «либерализации шельфа» стихло.

«Звезда» светит и греет

Что касается эффективности госкомпаний, за примерами далеко ходить не нужно. Достаточно вспомнить проект по реализации нового для России перспективного направления — создания судостроительного кластера «Звезда» на Дальнем Востоке, который позволит возродить отечественное судостроение. Реализуемый совместными усилиями «Роснефти», Газпромбанка и Объединенной судостроительной корпорации проект предполагает строительство к 2020 году 50 буровых платформ, 80 танкеров и 200 вспомогательных судов для освоения шельфа. Судостроительный комплекс «Звезда» ориентирован в первую очередь на удовлетворение потребностей российских нефтегазовых и судоходных компаний. На базе Дальневосточного центра судостроения и судоремонта (ДЦСС) создан единый центр размещения заказов судов и морской техники для реализации шельфовых проектов. Номенклатура производимых на судостроительном комплексе «Звезда» судов ориентирована на наукоемкую нишу морской техники для обеспечения шельфовых проектов, в дальневосточный промышленный и судостроительный кластер будут вовлечены лучшие компетенции российских и иностранных компаний в сфере ледовых технологий.

Пилотную загрузку комплексу «Звезда» обеспечивает компания «Роснефть», которая заключила с ДЦСС эксклюзивное соглашение о размещении всех заказов на строительство новой морской техники и судов на его мощностях. Есть уже и первые контракты на проектирование, строительство и поставку двух многофункциональных судов снабжения усиленного ледового класса. Новые корабли длиной около 100 м смогут эксплуатироваться в особо тяжелых условиях при реализации шельфовых проектов «Роснефти» в северных морях. Дополнительно предусмотрено строительство еще двух судов-снабженцев. Эти 100-метровые высокотехнологичные корабли предназначены для эксплуатации в суровых условиях северных морей.

«Звезда» будет строить крупнотоннажные суда, в том числе газовозы. Первоочередные планы включают изготовление грузовой системы для перевозки сжиженного природного газа, которая считается наиболее сложным элементом для судов данного типа. Для реализации программы сейчас возводятся уникальный тяжелый стапель — единственный подобный объект в России — площадью 117 600 м2 и необходимая для его работы инфраструктура, в том числе подкрановые пути шириной 230 м и длиной 480 м. Работу стапеля — также впервые в российской практике — будет обеспечивать кран типа «Голиаф» грузоподъемностью 1200 т. Предполагается, что судостроение здесь будет вестись самым современным для отрасли крупноблочным методом, который позволит выпускать транспортные суда, а также суда обслуживающего флота для шельфовых месторождений и морские буровые установки.

Сейчас Россия стремится как можно быстрее реализовать программу по импортозамещению, поскольку рассчитывать на иностранных поставщиков не приходится. Вместе с тем даже в сложных экономических и политических условиях нефтедобыча на арктическом шельфе остается локомотивом экономики страны в целом и развития ее северных регионов в частности. Она стимулирует развитие инновационных производств и транспортной инфраструктуры, в том числе Северного морского пути, и прекращать это развитие нецелесообразно. К такому выводу пришло абсолютное большинство экспертов, опрошенных Институтом региональных проблем. Их аргументация такова: развитие нефтедобычи в условиях Арктики способствует созданию высокотехнологичных рабочих мест, росту доходов населения и, что не менее важно, формирует условия для развития других отраслей экономики. «Нефтедобыча на шельфе Арктики, — заключают эксперты, — это инвестиции в знания и технологии, которые являются основой мощи и суверенитета страны. Следовательно, освоение арктического шельфа способно стать тем мегапроектом, в который государство может и должно инвестировать во имя будущего».




В Госдуме предложили учредить новый День Победы – над милитаристской Японией.