Брусочек счастья

На плантациях какао-бобов работают дети, которых крадут у матерей. «Шоколадный» бизнес сильно напоминает торговлю наркотиками. Фото: globallookpress.com

Почему шоколад всегда немного горчит


Устала, голова не соображает, а надо быстро собраться с силами. И тут вспоминаешь, что в шкафчике на кухне или в кармашке сумки припасена плитка шоколада. Два-три маленьких кубика («брусочки счастья», как их называет моя знакомая) — и настроение улучшилось, а руки просятся к делу. Ученые подтверждают мои субъективные ощущения: шоколад содержит так называемые гормоны радости, дефицит которых делает жизнь сумрачной, серой.

Россия, конечно, не Швейцария, где из шоколада давно сделали культ, но и у нас полки магазинов ныне забиты плитками и коробками всех видов и марок. А ведь те, кто постарше, помнят, что хороший шоколад был в дефиците и даже выполнял роль своеобразной валюты: плитку этого лакомства принято было невзначай положить на стол неприступной секретарши или администраторши — и двери открывались...

А если еще углубиться в историю? Откуда есть пошла она, плитка шоколада? Кем и какой ценой добывается необходимое для производства сырье? Нас это обычно не интересует — а там, если приглядеться, отнюдь не царство радости.

Еще древние племена в Центральной и Южной Америке делали из какао-бобов напиток чоколатль (пенная вода). Это была сущая гремучая смесь с добавлением пряностей и острых видов перца, взбитая в пену определенным способом. Напиток разрешалось употреблять только мужчинам высших сословий, для женщин, детей и простолюдинов он был под запретом. Плоды какао-бобов настолько ценились, что использовались в качестве денежных средств. Забавно, что уже в те времена были умелые «фальшивомонетчики», которые искусно вырезали из глины муляжи этих самых плодов и выдавали их за настоящие.

Христофор Колумб доставил бобы в Европу, но там их вкус поначалу никто толком не оценил. До тех пор пока не придумали добавлять мед, а позже — тростниковый сахар и пить в горячем виде — именно тогда в Европе появилась мода на шоколадные дома. Но только в середине XIX века было изобретено устройство, разделяющее какао-масло и какао-порошок, что позволило употреблять шоколад в привычном нам твердом виде, в тех самых «брусочках счастья», и сделать продукт массовым.

Если на своей родине какао считалось даром богов, то, попав в руки европейцев, оно дало толчок к развитию рабства. Для сокращения расстояний перевозки плантации какао-бобов были перенесены в Западную Африку, где использовался рабский труд местного населения. Самое поразительное, что с тех пор мало что принципиально поменялось, и за рекламой «райского наслаждения» стоит отнюдь не райская жизнь тех, кто его производит.

Большинство какао-бобов по-прежнему выращивают в Западной Африке. Республика Кот-д’Ивуар (бывший Берег Слоновой Кости) производит 35% мировой продукции, еще 25% приходится на Гану. И кто же, вы думаете, собирает урожай? Из тех 10 млн африканцев, что заняты в этой индустрии, до полумиллиона составляют дети в возрасте от семи лет. Пока вы на одном конце света покупаете своему ребенку шоколадку, на другом таких же детей похищают, чтобы они работали на какао-плантациях. Ежегодно в одном только Буркина-Фасо пропадает по несколько тысяч человек. Здесь один из самых низких в мире уровней дохода на душу населения — и здесь же у каждой второй матери пропал хотя бы один ребенок. Эти дети становятся добычей мафиозных группировок, контролирующих какао-производство. Вместо того чтобы ходить в школу, ребятишки по 8-10 часов в день орудуют мачете и вредными химикатами с риском травм, а при малейшей медлительности подвергаются жесточайшему избиению и даже убийству.

Обо всем этом подробно и наглядно рассказали создатели двух новых документальных фильмов: один — работа журналистов Би-би-си «Горькая правда о шоколаде» (доступен на YouTube), другой — лента молодых голландских кинематографистов «Дело о шоколаде», недавно показанная в Москве на фестивале «зеленого» кино «Экочашка».

Авторы этих фильмов сами рисковали собственной головой. Правоохранители стран, производящих какао, закрывают глаза на «шоколадную мафию» и даже, наоборот, преследуют тех, кто проливает свет на криминализированный бизнес похитителей детей. Да и что можно сделать, когда жизнь ребенка оценивается в 30 долларов — примерно за такую сумму можно купить раба на плантацию. И эти рабы становятся частью планетарной машины, от которой мы, потребители, видим только глянцевый фасад.

За год в мире потребляется 3 млн тонн шоколада, почти половина этого объема приходится на Европу. Прибыль в шоколадной индустрии превышает 80 млрд долларов в год. Собранные какао-бобы несколько раз передаются от одних посредников другим, иногда без необходимых документов, так что путь от производителя к посреднику трудно отследить. Чем-то это напоминает истории с наркотиками...

Но не тешьте себя иллюзиями, будто производители столь популярных во всем мире «марсов» не догадываются о том, кто и как собирает для них драгоценное сырье. Больше того, ведущие западные фирмы выступили с красивыми заявлениями, пообещав прекратить использование детского труда к 2020 году... Здорово, да? Но только если все будет по закону, включая условия найма и самого труда, то производство плитки шоколада подорожает раз в десять. И разницу эту придется возмещать нам с вами. Такой вот непростой выбор.

Вы готовы выкладывать за очередную порцию «брусочков счастья» не сотню рублей, а тысячу? Ну вот и производители, думаю, это понимают и вряд ли спешат выполнять собственные обещания. Так что до конца «шоколадного рабства» еще очень далеко. А пока — приятного аппетита...




Елена Малышева назвала передачу о детях-аутистах «Откуда берутся кретины».