На фестивале «Золотая маска» в этом году доминировали москвичи

Бирюков Сергей
Опубликовано 00:26 19 Апреля 2010г.
Львиная доля наград на нынешнем фестивале досталась Москве

Драматический театр

Конкурсная программа «Золотой маски» в части драматического театра была в этом году катастрофически слабой — в этом сошлись не только критики, но и члены жюри, тяжело вздыхавшие на многих фестивальных спектаклях. Прошлый театральный сезон был действительно неудачным как в столицах, так и в провинции, но помимо объективных факторов при формировании программы сыграли свою роль и обидные промашки экспертного совета.

Вердикт жюри выявил очевидный факт: большая часть провинциальных спектаклей оказалась откровенным балластом, привезенным в Москву лишь для общего количества. Практически все «Золотые маски» остались в Москве. Лучшим спектаклем большой формы, как и ожидалось, были признаны «Рассказы Шукшина» в Театре Наций, поставленные Алвисом Херманисом. Среди актеров борьба в этом году тоже была неравной: всем было и так ясно, что «Золотую маску» получит Евгений Миронов, сыгравший сразу десять ролей в этих самых «Рассказах Шукшина». Еще одну вполне справедливую победу одержала Полина Кутепова, лучшая актриса сезона, исполнившая потрясающий монолог Молли Блум в спектакле Евгения Каменьковича «Улисс» («Мастерская П. Фоменко»).

Спектакль Дмитрия Крымова «Опус № 7» («Школа драматического искусства»), считавшийся фаворитом в конкурсе «Эксперимент», не обманул ожиданий. Другая «Золотая маска», доставшаяся «Опусу № 7», передана молодым художницам Вере Мартыновой и Марии Трегубовой. Среди спектаклей малой формы победила опять-таки московская постановка — «Река Потудань» Сергея Женовача по повести Андрея Платонова в «Студии театрального искусства». Лучшим режиссером признан москвич Юрий Погребничко за спектакль «Ля Эстрада» в театре «Около дома Станиславского». Словом, в этом году все «Маски» для драматического театра пролетели мимо Питера, и лишь одна уплыла в провинцию. Жюри сделало жест в отношении пермского театра «У моста», отдав спецприз режиссеру Сергею Федотову. Впрочем, другой спецприз вручили уже не провинциалу, а опять-таки москвичу Михаилу Угарову за спектакль «Жизнь удалась» в «Театр.doc».

Музыкальный театр

Главной сенсацией стал отход на вторую позицию российского лидера — санкт-петербургского Мариинского театра. Со своими четырьмя «Масками» коллектив прославленного Валерия Гергиева уступил первенство задиристым москвичам — Театру имени Станиславского и Немировича-Данченко, получившему пять призов. Впрочем, в успехе «Лючии ди Ламмермур», собравшей три награды, мало кто сомневался. Когда в главной партии блистательная Хибла Герзмава (премия за лучшую женскую роль в опере), успех у публики практически обеспечен.

Две «Маски» за современную оперу «Гамлет (датский) (российская) комедия» (композитору Владимиру Кобекину и режиссеру Александр Тителю) — это настоящий прорыв «станиславцев». На этом фоне оперные заслуги мариинцев выглядели скромнее. Престиж императорского театра спас спектакль «Гоголиада», за который коллектив наградили спецпризом «За поддержку творческой молодежи».

Увереннее выступил Мариинский в балете — две «Маски» за женскую роль (Алина Сомова) и за хореографию «Конька-Горбунка», осуществленную Алексеем Ратманским. Большой театр, вечный конкурент Мариинского, тоже «выехал» за счет его же, Ратманского, «Русских сезонов», названных лучшим спектаклем.

В музыкальной комедии никто не сомневался в лидерстве спектакля «Продюсеры» (московский театр Et Cetera), который получил четыре награды. Питерский театр «Карамболь» с двумя «Масками» за «Шербурские зонтики» (дирижеру Всеволоду Полонскому и сценографу Зиновию Марголину) сравнялся по результативности с Большим.

Лауреаты

Владимир Зельдин

Премия «За честь и достоинство»

— Вот в 95 лет наконец я пришел к «Золотой маске». Мои года — мое богатство. Но богатство мое в том, что я благодарен и театру своему, в котором работаю 65 лет, и режиссеру-постановщику Юлию Гусману, который продлил мою творческую жизнь, поставив «Человека из Ламанчи», «Танцы с учителем». Если существует волшебство, то оно в театре. В этих картонных стенах, в наивных словах, благодаря которым зрители плачут и смеются.

Александр Титель

Премия за работу режиссера в опере

— У нас в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко выдался хороший сезон. Он сложился как-то правильно, показав, что «нам внятно все: и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений». Кроме Хиблы Герзмавы, которая уже знаменитая московская любимица, еще пять человек были номинированы, и это говорит о классе труппы. Это для меня самое дорогое. Ведь это молодые артисты, которых я собирал.

Егор Дружинин

Премия за лучшую мужскую роль в мюзикле

— В спектакль «Продюсеры» я попал, можно сказать, случайно. Закономерность только в одном, и если она существовала, то на каком-то уровне фатальном. Я актер по образованию, и вот вновь посчастливилось выйти на сцену, и одним комплексом стало меньше. Хотя если бы «Маску» получил Максим Леонидов, я был бы очень рад. Он очень хороший актер. И очень мне помогал. Без него у меня бы ничего не получилось.

Алвис Херманис

Премия за спектакль Большой формы

— Василий Шукшин — потрясающий автор, и только ему мы обязаны успехом нашего спектакля. Редко удается набрести на такую потрясающую прозу. Все мы — городские жители, обитающие в пластмассовом, ненастоящем мире. Про многих из нас, увы, можно сказать: большие головы и маленькие сердца. Когда читаешь рассказы Василия Шукшина, то открывается другой мир — более естественный, более близкий к природе.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?