11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЭК ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ

Зверев Илья
Опубликовано 01:01 19 Мая 2000г.
Выступление и.о. министра топлива и энергетики В. Калюжного на парламентских слушаниях по стратегии промышленного роста в России депутаты восприняли одобрительно. Парламентариям явно импонирует то, что во главе Минтопа после трех подряд "политических министров" - Б. Немцова, С. Кириенко и С. Генералова - стоит человек, знающий отрасль изнутри.

Доклад В. Калюжного был посвящен стратегии развития ТЭК до 2020 года. Этот срок определенно накладывает на страну и федеральных чиновников повышенные обязательства. И не только потому, что Россия должна задать тон своему развитию на новое столетие. Очевидно, что на пороге грядущей эпохи страна оказалась лишенной того энергетического потенциала, который, словно локомотив, тянул за собой экономику. Исчерпаны материально-технические ресурсы. Изношены основные фонды. Ослаблена геология. Завалена ценовая политика. В итоге каждый субъект топливно-энергетического рынка желает жить по-своему, устанавливая сиюминутно выгодные правила игры.
О том, чтобы модернизировать производство, увеличить геологоразведочные работы, систематизировать ценовую политику, многие даже не задумываются. У каждой отрасли свои доводы. Газовикам должны больше 90 млрд. рублей, и "выжимать" недра с прежней рентабельностью они не в состоянии. Нефтяники "добивают" старые залежи, сократив объемы так называемых введенных запасов до 37 процентов. Угольщики из-за парадокса в ценовой политике теряют потребителей в сфере производства энергоносителей, и сегодня углем тепловые электростанции топят лишь на 11 процентов, в то время как весь мир предпочитает именно этот вид топлива. Энергетики погрязли в хронических неплатежах, сократив приток инвестиций в эту отрасль в 3,5(!) раза.
Из чисто экономических все эти проблемы стали политическими. На кону - безопасность государства, потому что ТЭК - это первооснова экономики. В результате угроза топливного кризиса различного уровня стала разменной картой в процессе дележа влияния различных финансово-промышленных групп. Весенний конфликт между РАО "ЕЭС" и Газпромом - только первая ласточка. Но даже в результате него начались крупные проблемы. Энергетика России окончательно потеряла инвестиционную привлекательность, а жители многих регионов живут под страхом веерных отключений.
Политическая конъюнктура выводит проблемы ТЭКа на новый уровень. Сегодня ведутся разговоры о том, чтобы вывести Минтопэнерго и Минэкономики из состава федеральных органов власти.
Ясно, что ликвидация двух ключевых для ТЭКа министерств приведет ко второй волне приватизации, которая по разрушительной силе будет схожа с "девятым валом". Это подтверждает и последний пример с "Кузнецкуглем", который по плану должен был быть продан за 11 млн. долларов, - в то время как стоимость одних только основных фондов здесь оценивается в 80 млн. долларов. К тому же "Кузнецкуголь" разрабатывает богатейшие (до 60 процентов от российских запасов) месторождения ценнейшего коксующегося угля, что ставит это предприятие в разряд объектов национального достояния.
Приватизация "Кузнецкугля" не состоялась. В. Калюжный отказался подписать бумаги, о чем, кстати, заявил на парламентских слушаниях. Вместе с тем глава Минтопа признался, что в этом вопросе на него было оказано беспрецедентное давление. Можно догадываться, что "давили" в первую очередь те, кто заинтересован в ликвидации Минтопэнерго и Минэкономики.
Концепция госрегулирования, которую Калюжный представил на парламентских слушаниях, имеет и другой аспект - под названием "инвестиционная привлекательность". Пока в российский ТЭК не будут поступать деньги инвесторов, рынок будет искусственным и конъюнктурным.
Деньги - действительно главная проблема. Ни одна серьезная компания не вложит необходимые средства, скажем, в российскую энергетику, пока ее потребители не платят за электричество. И секрет политического подхода В. Калюжного кроется именно в этом. А именно: заставить ТЭК под влиянием государства раскрыться для инвесторов, показать, что потенциал еще не утрачен.
Сегодня государственное регулирование в ТЭКе сводится к элементарной фискальной процедуре, то есть сбору налогов. Минтоп, в свою очередь, устанавливает балансовые задания, благодаря которым первичные энергоносители поставляются на внутренний рынок в заранее предусмотренном объеме. Иными словами, если какая-то ТЭЦ недополучит топлива сегодня, то завтра Минтоп будет знать, какой именно нефтяной компании предъявить санкции за невыполнение балансового задания. Без балансовых заданий Минтопа ставится под вопрос и работа 20 региональных энергосистем, которые сегодня находятся в стадии банкротства.
Вместе с тем Минтоп решает и вопрос либерализации рынка производства и потребления топливно-энергетических ресурсов. Очевидно, что обеспечить этот процесс возможно, лишь добившись стопроцентных денежных платежей всех потребителей, приведя тарифы в соответствие с затратами естественных монополий. Без этого вопрос о развитии нормальной рыночной конкуренции решить невозможно. Инвестиционная же привлекательность стремящихся к развитию предприятий ТЭКа возможна лишь при условии, когда потребитель заплатит деньги в полном объеме. Все это возможно лишь при условии действующего сегодня косвенного регулирования Минтопом поставок первичных энергоносителей посредством установления балансовых заданий.
Госрегулирование, о котором говорил в российском парламенте В. Калюжный, призвано придать экономическим отношениям в ТЭКе логику в связке "государство - деньги". Руководитель Минтоп-энерго представил четыре цели регулирования ТЭКа.
Первое: ТЭК - гарантированный поставщик топлива и энергии для российских потребителей. Второе: ТЭК - источник валюты. Третье: ТЭК - плательщик налогов. Четвертое: ТЭК - генератор платежеспособного спроса на продукцию сопряженных отраслей экономики, предусматривающую развитие машиностроительных производств для покрытия потребностей ТЭКа.
По сути, В. Калюжный публично сказал то, что рано или поздно должно было быть озвучено государством. А именно: цена на энергоносители должна окупать работу энергетических компаний и связанные с ними инвестиционные проекты. Если тарифы не позволяют получать с ТЭКа деньги, то их нужно повысить. Если громадные налоги приводят к тотальному росту цен на энергию, их (налоги) нужно понизить. Если весь мир топит ТЭЦ дешевым углем, то в угольную отрасль нужно не только вложить деньги, но и помочь ей восстановить позиции: стать основным поставщиком топлива для энергетиков. Даже если самим энергетикам милее брать "за так" газ у ОАО "Газпром".
Политически проект В. Калюжного - многоходовая комбинация, которая увязывает решение сегодняшних насущных проблем ТЭКа и завтрашний подход к обеспечению законодательной базы для этой отрасли экономики. Возможно, именно поэтому глава Минтопа выбрал для оглашения своей концепции думскую площадку. От депутатов зависит судьба многих пунктов концепции, связанных с налогообложением, участием государственного бюджета в глобальных энергетических проектах, касающихся развития АЭС и энергосистем Дальнего Востока, установлением платы за пользование недрами и другими законотворческими инициативами в сфере энергоснабжения страны. Суть концепции заключается в том, что государство может и должно не только вытащить ТЭК из кризиса, но и помочь ему работать в интересах государства.
Что же касается вопроса о степени "рыночности" концепции, В.Калюжный ответил просто. В Соединенных Штатах Америки, одной из стран с уже устоявшейся мощной рыночной системой, никому не пришла бы в голову мысль закрыть министерство топлива и энергетики США, пустить ТЭК на самотек. Так почему Россия, едва окрепнув в условиях рынка, должна оставить государство в стороне от судьбы ключевой отрасли экономики?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников