04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СРАЖАЛИСЬ КАК СОЛДАТЫ

Луговской Борис
Опубликовано 01:01 20 Января 2004г.
В Санкт-Петербурге, в библиотеке-музее книг о блокаде на проспекте Гагарина прошла презентация новых изданий. Были представлены книги В.Селиванова "Стояли как солдаты. Блокада. Дети. Ленинград", Т.Сталевой "Пусть узнают живущие" и завершивший многолетний труд коллектива составителей третий том каталога "Книги непобежденного Ленинграда".

Потрясает: в голод и стужу, под обстрелами и бомбежками, при то и дело звучащих по радио сигналах воздушных тревог трудились за своими письменными столами и в библиотеках литераторы, ученые, журналисты, авторы технических брошюр, редакторы и корректоры, рабочие у типографских станков. Как рассказал председатель ассоциации историков блокады Ю.Колосов, в этих непереносимых, казалось бы, условиях было выпущено полторы тысячи книг общим тиражом 23 миллиона экземпляров.
Первый том библиографического издания (1941-1942) вышел пять лет назад и был посвящен светлой памяти блокадника Юрия Васильевича Маретина, первого собирателя книг, вышедших в городе в годы Великой Отечественной войны, заведующего отделом исторической Публичной библиотеки.
Второй (1943) - о благородном подвиге питерских библиотекарей, стоявших в одном ряду с героическими защитниками города: библиотека, где проходила презентация, работала, как и другие, всю войну без перерыва. Сюда приходили бойцы с соседней передовой, с Пулковских высот, и нередко книги брали одни, а возвращали другие.
И вот - третий том, об изданиях последних лет войны.
- Знаете, - подчеркивает Колосов, - все это огромное количество книг - 23 миллиона на миллион, а потом и меньше оставшихся в городе жителей и примерно столько же воинов не только расходилось по библиотекам, но и раскупалось. Из 200-тысячного тиража стихов Маяковского на Большую землю не попал ни один. Популярностью пользовались детские книжки с иллюстрациями Конашевича. Был выпущен ярко иллюстрированный альбом "Ленинград" на мелованной бумаге.
Где бумагу брали, спрашиваете? Из довоенных запасов. Штабеля леса на знакомой вам, василеостровскому блокаднику, бумажной фабрике имени Горького закончились вскоре после того, как замкнулось кольцо осады. Но в типографии Академии наук, на фабрике "Гознак", в газетных издательствах бумаги хватило до освобождения от блокады. Многие книги пришлось выпускать на газетной бумаге. И даже на папиросной - такие брошюры зачитывали на фронте до дыр, а потом из них самокрутки крутили...
Поражаешься: в конце ноября 1941 года, когда хлебная норма для служащих была снижена до минимальной, до трудно представимого сегодня кусочка в 125 граммов, в Ленинградском отделении Союза писателей собирается правление и обсуждает работу журналов "Звезда", "Ленинград" и "Литературный современник". Стенограмма опубликована в вышедшем уже в наши дни сборнике рассекреченных материалов "Осажденный Ленинград". В редакциях осталось мало людей, отмечает председательствующая Вера Кетлинская, и тем не менее надо подумать, как быть, чтобы в эти трудные месяцы журналы были достойны времени.
И дальше - о проблемах: очень сложно добывать художественные произведения, все оставшиеся писатели занимаются газетными очерками. Уже на октябрьский номер в портфеле ничего нет, говорит представлявший "Звезду" Иосиф Кугель. Чтобы показать лицо людей Ленинграда, приходится помещать вещи, имеющие характер газетных очерков. А широкая публика и красноармейцы, как только появляются писатели, просят дать "настоящую литературу" - Чехова, Толстого.
Эту мысль поддерживает Виссарион Саянов: задача - не только показать текущий военный день, но и богатство старой, созданной веками "петербургской" литературы. Есть хорошая статья Куприна - надо печатать, есть страничка, хотя бы строчка Гончарова - необходимо печатать, потому что это "снаряд, который бьет по фашизму". Да и хороший очерк имеет большее значение, чем плохая выдумка.
При обсуждении выяснилось, что не все безнадежно. Есть повесть Г.Гора на 4,5-5 листов, которая, оказывается, "маринуется", сочинения Н.Тихонова, В.Саянова, сценарий В.Каверина, настоящие писательские очерки о летчиках Николая Чуковского.
С поэзией дело неплохо, при помощи Веры Инбер отбираются стихи "на уровне". Тут вспоминаются напечатанные еще летом стихи Анны Ахматовой "Клятва":
И та, что сегодня прощается с милым, -
Пусть боль свою в силу она переплавит.
Мы детям клянемся, клянемся могилам,
Что нас покориться никто не заставит.
С благодарностью вспоминают работу поэта М.Лозинского над "Божественной комедией" Данте, первая часть которой "Ад" вышла еще до войны, а перевод второй - "Чистилища" называют политическим событием! Согласно презентованному каталогу эта часть вышла в 1944 году, а третья, "Рай", - в 1945-м.
Обсуждение идет без скидок на трудности времени, достается даже председателю - В.Кетлинской за "рваный язык" в рассказе "Скорость"...
Без скидок для тех дней... В упомянутом сборнике "Осажденный Ленинград" приводится скорбный документ - просьба писательского правления к секретарю ЦК ВКП (б) А.А. Кузнецову разрешить эвакуацию группы писателей и завоз продуктов своими машинами, подписанная В.Кетлинской 10 января 1942 года, в самую лютую пору блокады:
"...За последний месяц умерли от истощения 12 писателей, в том числе молодая поэтесса Наумова, талантливый писатель-архитектор Михайлов, детский писатель В.Валов, литературовед Болдырев, один из зачинателей массового литературного движения А.Крайский... В госпиталях и больницах находится свыше 15 писателей, ожидают очереди столько же.
В Доме писателей и в надстройке лежат истощенные люди, которые не могут ходить и которым мы не можем помочь. Все это заставило Союз писателей принять экстренные меры... Одним из таких важнейших мероприятий является поездка за пределы кольца блокады (подчеркнуто автором. - Ю.П.) для закупки продуктов в колхозах.
Поездка полностью подготовлена, обеспечена грузовыми машинами с горючим, большой суммой денег на закупки (около 100 тыс. руб.), возглавлена опытными и энергичными людьми. Приготовлена библиотека современной литературы и программы оборонных литвечеров для колхозов.
Эта поездка даст возможность вывезти из Ленинграда в порядке срочной эвакуации группу писателей с семьями, в первую очередь тех, кто был назначен на эвакуацию самолетами и не успел улететь до прекращения этого вида эвакуации. Эти писатели находятся в особо тяжелом положении, так как уже распродали все свои вещи и сейчас живут ожиданием отправки.
Резолюция: "Тов. Смирнову, А.Кузнецов. 12. 01.1942."
Справка: "Писателей отправили, часть автобусами и будем отправлять планомерно в будущем. А. Смирнов. 26.01.42."
Напомним, происходило это через полтора месяца после того, как начала действовать Ледовая дорога жизни через Ладогу. А в начале февраля был решен вопрос об эвакуации еще 400 членов союза и их семей. Многие из них прислали потом в ленинградские издательства рукописи, которые представлены в "Книгах непобежденного Ленинграда".
И еще один документ о книге, начатой в те трагические и героические дни, но увидевшей свет только в наше время: письмо секретарю горкома ВКП (б) Я.Ф. Капустину об организации сбора материалов по истории обороны Ленинграда, направленное в конце марта 1942 года академиком И.Крачковским и другими членами комиссии Президиума Академии наук СССР по ленинградским учреждениям. Приведем лишь цитату: "...Полная история великой освободительной войны, конечно, будет написана не сейчас и не сразу. Для этого нужны годы кропотливого собирания документального материала, его критической проверки и литературного оформления, но начинать эту работу необходимо сейчас же, немедленно, руками современников и участников войны, ибо только это гарантирует полноту и ценность собираемого материала. История Ленинграда в эпоху второй Отечественной войны составит одну из важнейших и крупнейших глав общей истории нашей эпохи"...
Через год, после прорыва блокады, было принято решение обкома и горкома ВКП(б) о составлении хроники "Ленинград и Ленинградская область в Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков". Но завершить эту работу и через годы не удалось - только через десятилетия. По горячим следам книга не вышла в связи с трагически известным "ленинградским делом", по которому были расстреляны названные выше А.Кузнецов и Я.Капустин, репрессированы многие другие связанные с ними работники.
- Лишь 15 лет назад появилась первая ласточка - вышедшая в Лениздате книга "Подвиг Ленинграда строками хроники", составленная Ю.Н. Яблочкиным, - говорит Юрий Иванович Колосов. - К 50-летию освобождения города-героя от блокады удалось выпустить книгу коллектива ученых "Ленинград в борьбе, месяц за месяцем. 1941-1944", признанную Центром по истории Великой Отечественной войны Института всеобщей истории РАН лучшей книгой о блокаде. Однако все наши попытки переиздать ее к 300-летию Санкт-Петербурга и нынешнему юбилею натолкнулись на сопротивление бывших городских властей.
Но ассоциация историков блокады не опускает рук. Готовятся к изданию "Песни непобежденного Ленинграда", тексты которых были опубликованы в книгах, на нотных открытках и листовках. Есть и другие задумки.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников