Налог на вклады на Кипре уведет российских инвесторов «в тень»

Теперь российские толстосумы уйдут с Кипра - вот только вряд ли домой. Фото: РИА Новости

Рожденный из «пены» кипрский офшор сдуло штормовым ветром кризиса

 


Вчера парламент Кипра допоздна обсуждал скандальный закон о налоге на банковские депозиты. Новый вариант от прежнего отличался «амнистией» мелких вкладчиков: предложено освободить от налога вклады до 20 тысяч евро. То есть вывести из под удара большинство островного населения. Для богачей ничего не менялось: с депозитов от 20 до 100 тысяч евро банки республики должны снять в пользу казны по 6,75% вклада, а с превышающих 100 тысяч евро — по 9,90%. И западная пресса не без злорадства сообщала, что теперь уж точно всю тяжесть финансового кризиса «офшорной столицы Европы» возложат на иностранных вкладчиков кипрских банков, прежде всего на русских.

Тем не менее вчера правительству еще не хватало голосов депутатов. Ибо все понимали: любая конфискация иностранных вкладов фактически закрывает кипрский офшор на долгие годы — может быть, навсегда. А на что тогда жить?

Тем временем Москва ждет объяснений от министра финансов Кипра Михалиса Сарриса, который пытается предотвратить массовое закрытие счетов и отток инвестиций с острова. Хотя потери россиян могут оказаться не столь большими, как предполагалось: по данным британской Financial Times, в последние месяцы из банковской системы Кипра произошел значительный отток финансовых средств. Причем выводились в основном деньги российских вкладчиков, получивших инсайдерскую информацию о возможном принятии решения о «принудительной стрижке» счетов.

Идут даже разговоры о том, что информация шла «с самого верха», ибо президент Кипра Никос Анастасиадис — профессиональный юрист, и его фирма занималась консультированием преимущественно российских компаний на острове.

Однако само решение о конфискационном налоге, принятое без официальных консультаций с Россией, подорвало режим доверия. Реакция последовала жесткая. Президент Владимир Путин назвал действия киприотов «несправедливыми и опасными», премьер Дмитрий Медведев сравнил с «конфискацией чужих денег». Министр финансов Антон Силуанов после совещания у президента заявил, что решение о налоге на депозиты может повлиять на позицию России в вопросе о реструктуризации на пять лет долга Кипра в 2,5 млрд евро, выданного республике в 2011 году под льготные 4,5%.

А ведь Россия предлагала свою помощь, настаивая в ответ на полном раскрытии информации о счетах резидентов, но Кипр на это не пошел. Газпромбанк был готов помочь Кипру с реструктуризацией долгов — в обмен на лицензию на добычу природного газа на островном шельфе. Но президент Анастасиадис предпочел пойти на соглашение с Евросоюзом.

Теперь остров оказался на грани финансового краха — даже в том случае, если Европа спасет от нынешнего дефолта. Репутацию надежной финансовой гавани он уже потерял. Для экономики страны, где банковский сектор по объему в пять раз превышает ВВП, это хуже войны.

Как утверждают эксперты «Труда», ситуация сложилась весьма тревожная и для России. И не потому, что российские компании и богатые россияне потеряют вполне серьезные деньги. В конце концов, в заботе о них Москва могла бы поступить, как Великобритания, объявившая, что компенсирует финансовые потери находящимся на Кипре британским военным и международным чиновникам (около 3,5 тысячи). Учтем, что сами киприоты считают: конфискационный налог принесет им не более 6 млрд евро, из которых российскими можно будет считать от трети до половины. То есть, если бы Россия решила покрыть убытки своих сограждан (тех, кто отважился бы заявить о потерях), на это потребовалось бы не более 2,5-3 млрд евро — сумма, сопоставимая с уже выданным Кипру российским займом.

Но дело не в деньгах. Хуже другое: в результате нынешней конфискации Россия может потерять Кипр как источник вложений в нашу экономику. Именно оттуда родом около 40% накопленных в РФ иностранных инвестиций. Источники денег не всегда понятны и даже сомнительны, но это реальные вложения — примерно такие же, как инвестиции в КНР китайских хуацяо (иностранцев китайского происхождения). Именно на эти деньги начинала подниматься новая экономика Китая.

А теперь российские толстосумы наверняка уйдут с Кипра. Вот только вряд ли домой, как бы нам этого не хотелось. Офшоров вокруг — пруд пруди. А отлаженные десятилетиями финансовые связи «русских киприотов» с Россией теперь рухнут как карточный домик. Причем в тот момент, когда между нашими странами наладились межправительственные и межбанковские связи, когда Москва стала получать относительно полную и достоверную информацию о российских капиталах.

Теперь все это коту под хвост, и всю проделанную работу нужно начинать заново. Причем неизвестно где. В каком другом месте осядут наши инвесторы — в Белизе, на Виргинских Британских островах, еще где-то? Когда они создадут там новый «остров пенорожденной Афродиты». И создадут ли?..

 



Владимир Путин считает, что прожить на 10 800 рублей в месяц очень сложно. А вы как думаете?