03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕЗАКОНЧЕННАЯ, СРЕДНЯЯ, НАЧАЛЬНАЯ

Парфенова Ольга
Опубликовано 01:01 20 Апреля 2001г.
Во время последней Всероссийской акции учителей в защиту государственной системы образования было собрано 1 988 232 подписи. Почему так произошло? Об этом наш корреспондент беседует с председателем профсоюза работников народного образования и науки РФ Владимиром ЯКОВЛЕВЫМ.

- Владимир Михайлович, после февральских митингов ваш профсоюз стали упрекать в том, что от экономических требований вы перешли к политическим. В частности, выступили против мер, предложенных правительственным планом действий в области образования.
- Мы считаем эти требования не политическими, а профессиональными. Все: и повышение зарплаты на 50 процентов, и достойное пенсионное обеспечение, и восстановление ответственности государства за положение в образовании. По большому счету мы не против реформы, но против ряда предложений, которые могут привести к серьезным социально-экономическим последствиям.
Например, если школы и вузы, как предусматривают разработчики, преобразуются из "учреждений" в "организации", то с государства снимается ответственность за их финансирование, за уровень оплаты труда педагогов, за долги по зарплате. Это станет заботой мифических учредителей и созданных с их участием органов управления образовательной организации. И что будет? Сейчас, например, если "коммунальщики" за неуплату отключили школу от теплоснабжения, то ответственным лицом по этим долгам выступает государство или муниципальная власть. Становясь организацией, школа рискует в одночасье лопнуть. Сегодня достаточно задолжать 40 тысяч рублей - и можно начинать процедуру банкротства. Вы отдали ребенка учиться, а школа "прогорела" и закрылась.
Кроме того, смена статуса потребует процедуры ликвидации или реорганизации учебного заведения, а в таких случаях неизбежны увольнения персонала, перевод на контрактную систему. Естественно, что в этой ситуации профсоюз защищает интересы своих членов.
- Как я понимаю, смена статуса не обязательна для всех... Кто не захочет, может по-прежнему оставаться государственным учреждением.
- Эта "добровольность" - на словах, а в проектах реформ пока записана обязательная смена статуса, не зависящая от желания коллектива. Но давайте посмотрим, кому выгодно это предложение. Вузам, которые получают большие внебюджетные средства за счет платных услуг, сдачи помещений в аренду, но без согласия финансовых и налоговых органов не могут потратить ни рубля. Ну сколько таких наберется? Два-три десятка вузов на всю страну. Может, еще несколько сотен преуспевающих школ (из 65 тысяч!) - и все. И ради них затевать огромную структурную перестройку, менять законы?.. Проще было бы восстановить приоритет Закона РФ "Об образовании" над инструкциями финансовых ведомств.
Сегодня проблем в образовании не счесть. Нищенское финансирование. За обучение одного школяра молодой учитель получает 8 рублей в месяц, преподаватель с 20-летним стажем - не больше 15. В течение года практически не меняется размер долга работникам образования. Только по зарплате - свыше миллиарда рублей. Такое впечатление, что под разговоры о реформе правительство вовсе сняло с повестки дня вопрос погашения этих долгов. Будто школы уже перестали быть государственными. Впрочем, так оно и есть.
- Что вы имеете в виду?
- Школа уже давно выступает в роли хрестоматийного поручика Киже. Ее передали органам местного самоуправления, когда те еще входили в систему государственной власти. Но с принятием новой Конституции РФ они уже не входят, а школы остались за муниципалитетами. Это упущение ни депутаты, ни госчиновники, по чьей вине это и произошло, вслух не хотят признавать. Получается, что по Конституции школа - государственная, а фактически - муниципальная.
Вот кто такой сегодня министр образования?.. Командующий без войска. Школа-то не его. Он не отвечает ни за зарплату, ни за обеспечение учебного процесса, ни за замерзающие детсады и школы. Сколько бы мы ни возмущались, что до учителей не доходят выделяемые государством трансферты, ничего не изменится. Правительство направляет деньги и говорит: столько-то отдать школам. А местная власть тратит их на ремонт своего административного здания. И никто ей не указ.
Наш профсоюз предлагает простой выход: учитывая сложившуюся ситуацию, распределить полномочия между органами государственной власти (региональными) и местного самоуправления. Первые отвечают за зарплату учителям и все, что связано с учебным процессом, вторые - за финансирование коммунальных услуг и содержание школьного здания.
- Есть возражения?
- Насущные потребности массовой школы просто игнорируются. У разработчиков реформы ни слова нет о педагогах, об улучшении их положения, увеличении выпуска учебников и пособий, о физическом и духовном развитии учащихся. Да и в целом для экономики образования предлагаемые меры по замене статуса не дадут ничего, кроме разрешительной "возможности привлекать дополнительные средства и распоряжаться ими". Достаточно выехать в глубинку, чтобы убедиться: это иллюзия. Взгляд на жизнь из московской форточки. Нет там спонсоров, богатых "буратин", готовых закопать свои денежки в школу, как только она станет "организацией". А если кто-то и найдется, то исход, уверяю вас, не всегда будет в пользу образования.
Мы это наблюдали на примере профтехучилищ и детсадов. В первые перестроечные годы, когда еще не было моратория на приватизацию образовательных учреждений, сколько зданий ПТУ и садиков уплыло на сторону!..
- Бюджет планирует выделить средства на компьютеризацию сельских школ...
- Кто спорит, компьютер - необходимая вещь. Но переоценивать его значение не стоит. Общество совершенствуется - это атрибут развития. А что, кроме него, предлагает реформа сельской школе? Только сократится их количество. Аргумент один: затраты на обучение здесь куда выше, чем в городе, а качество - ниже. Справедливо, если не учитывать значение даже маленькой школы для села. Закрывается школа - и село вымирает.
Теперь детей решено перевести в полноценные районные школы. Директор одной такой обратилась к нам: помогите купить автобус, хотим возить к себе учеников из дальних сел. Спрашиваю ее: у вас есть где и на что содержать этот автобус? Есть на примете два непьющих водителя, которым можно доверить детей? А база для ремонта, а деньги на бензин? Если автобус сломается на месяц, что, детей распустите на каникулы? Эта система может оказаться еще более затратной, чем существующая.
- Не все же так пессимистично. Вот летом в ряде регионов начнется эксперимент по введению единого государственного экзамена вместо выпускных и вступительных. Детей избавляют от двойного испытания - разве плохо?
- Мы не против единого экзамена. Но дело в том, что реформу нельзя рассматривать фрагментарно. Тезисы, которые озвучивает Минобразования, правильные и красивые. Например, о равном доступе к получению образования, который якобы предоставит выпускникам единый экзамен. Те, кто успешно учится, смогут направлять свои отметки-баллы в любой вуз, не выезжая из родного города. Это должно уравнять права детей с периферии и столичных, бедных и богатых. Казалось бы, хорошо. Но читаем дальше.
Реформой предусмотрено введение так называемых ГИФО - государственных именных финансовых обязательств, которые пока не участвуют в эксперименте. То есть выпускник сдал экзамен и получил бумагу, обеспеченную некоей суммой денег в зависимости от набранных баллов. Сколько - точно пока не определено, но у разработчиков мелькала цифра: максимум 15 тысяч рублей. Значит, ученик, отлично сдавший экзамены, вправе рассчитывать на эти деньги. Они следуют за ним в вуз. Но каждый институт или университет сам устанавливает стоимость обучения. Мы примерно прикинули: финансовая академия - 28-30 тысяч рублей в год, энергетический институт - 18 тысяч, Красноярский технический университет - 21 тысяча.
- А, допустим, в МГУ?
- Точно не скажу. На разных факультетах - по-разному. Но думаю, от 2 до 4 тысяч долларов США.
- Кто же будет оплачивать разницу?
- Предлагается софинансирование образования родителями, которые, вероятно, и должны покрыть недостающую сумму. По этой схеме дети наших учителей вряд ли могут рассчитывать на поступление в престижные вузы. Они проиграют в конкурсе платежеспособности родителей. Правда, разработчики уверяют, что для одаренных детей из малоимущих семей будут льготы. Если так, предлагаем мы, давайте запишем открытым текстом: выпускник, получивший высший балл на едином экзамене, имеет право бесплатно учиться в любом вузе, который сам выберет. Ответной реакции пока нет.
- В чем же, по-вашему, смысл ГИФО?
- Нам уже выдавали ваучеры, уверяя, что они равны стоимости двух "Волг". ГИФО - тот же ваучер, цена которого - обучение в вузе. Но, похоже, не в любом. Вот вам и "равный доступ к образованию". Кроме того, ГИФО - это фиксированная сумма, а вуз в любой момент может поменять стоимость учебы. Цены у нас на месте не стоят. Платить же придется за каждый курс...
Что касается смысла введения ГИФО, то он очевиден: значительно расширяется платность высшего и среднего профессионального образования. Кроме того, упрощается доступ к бюджетному финансированию коммерческих вузов, которые ничем не зарекомендовали себя в подготовке специалистов. Безусловно, профсоюз выступает против таких новаций. Мы призываем рассматривать реформу не "по кусочкам", а в целостности и просчитывать ее последствия, или, как говорят специалисты, социально-экономические риски. Пессимистический сценарий тоже надо иметь в виду. Поэтому участники всероссийской акции настаивали на широком обсуждении реформы в педколлективах и в обществе - все должны знать, что нас ждет.
Сегодня, я убежден, без государственной защиты и ответственности российская массовая школа существовать не сможет. Реформа, которая предлагается, во многом рассчитана на избранных.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников