Светлана Немоляева: «Мне очень не нравится, что сын играет злодеев»

Заозерская Анжелика
Опубликовано 07:14 20 Августа 2009г.
Одна из самых красивых, сплоченных и талантливых актерских пар — Светлана Немоляева и Александр Лазарев — воспитала прекрасного сына

Одна из самых красивых, сплоченных и талантливых актерских пар — Светлана Немоляева и Александр Лазарев — воспитала прекрасного сына, продолжателя кинематографической и театральной династии, актера Александра Лазарева. Их внучка Полина тоже выбрала актерскую профессию и учится в ГИТИСе, а внук Сережа, хотя и обладает всеми данными для актера, пока не решил, кем хочет стать.

— Ваш сын — один из главных героев-любовников в нашем кино, тогда как в личной жизни проявляет завидное постоянство и верность своей жене. Вы его целенаправленно воспитывали положительным семьянином?

— Это же не воспитаешь! Ребенок рождается в определенной семье, впитывает её атмосферу, ауру и взаимоотношения. Кстати, мои родители и родители моего мужа, Александра Лазарева, прожили вместе более 50 лет. У нас с мужем, конечно, были мелкие ссоры, но чтобы мы обижали друг друга по-крупному, долго не мирились — такого не было. И у нашего сына так случилось, что, кроме Алины, ему не нужны другие женщины.

— Лазарев-младший — однолюб?

— Я боюсь столь категоричных заявлений, потому что жизнь непредсказуема. Но Шура не из тех, кто легко меняет среду обитания, дом, друзей, коллег. Для нас была великая мука — отправить маленького Шуру в пионерский лагерь, не говоря уже о детском саде. Однажды офицер, наблюдавший на перроне наши и Шурины страдания, схватил его и раскорякой внес в уже уходящий поезд. Сын противился и орал, что не хочет никуда уезжать.

— Наверняка вашего сына не раз обвиняли в том, что он маменькин сынок?

— Шура — отнюдь не маменькин сынок. При его-то характере ему пришлось трудно. Когда Шура был маленьким, разумеется, мы старались брать его с собой на гастроли, но были такие города, особенно промышленные, в которых детям лучше не бывать. Cын Шуры Сережка с радостью бы отправился в любое незнакомое место. Недавно он рвался на сборы на 18 дней (много лет занимается тейквондо), но родители его не отпустили. Отец ему сказал: «Тебе что, с нами плохо? Меня в детстве метлой было не выгнать из дома, а тебе все не сидится!» Кстати, мой муж, как и сын, — домосед.

— Любовь к домашнему очагу актеру мешает или помогает?

— Конечно мешает. Трудно выезжать на гастроли, съемки. Поэтому Шура, как в Тулу со своим самоваром, всюду таскает за собой в поездки своих жену и детей. Гены — ничего не поделаешь!

— Легко ли вы приняли избранницу своего сына Алину, не ревновали?

— С Алиной у нас замечательные отношения. Многие мои подруги удивляются, как это так радостно я отдала своего сына. А вот Шурик, как мне кажется, очень переживает, что будет, когда у его дочери Полины появится молодой человек.

— Полина пошла по стопам папы, бабушки и дедушки. На кого она похожа?

— Иногда кажется, что Полина похожа на меня — у нее тоже кругленькая мордашка. Хотя она такая же темная, смуглая, как все Лазаревы. А вот внук Сережка — белокожий, со светлыми глазками, в немоляевскую породу. Полина учится в ГИТИСе на актерском факультете, у них очень талантливый курс: все ребятишки так здорово поют.

— В одном интервью вы сказали, что Александр Лазарев-старший остался большим ребенком. А ваш сын тоже ребенок?

— Пожалуй, Шура не такой простодушный, как его отец, но тоже открытый и прямой. В отличие от них я куда более дипломатичная и даже хитроумная. Но то, что мой муж остался большим ребенком, очень хорошо для игры на сцене. Станиславский говорил: чем больше в актере детскости, тем он талант-ливее. Хотя в жизни с этой дет-скостью мужа мне приходится непросто. Нередко я буквально умоляю его не говорить все, что у него на душе, в театре. Но что бы вы думали? Как только мы переступаем порог театра, Саша с дикой активностью начинает вопить о том, о чем я его умоляла молчать.

— Не было ли у вас намерения привести своего сына в родной театр имени Маяковского?

— В театре очень трудно сосуществовать семьями. С одной стороны, в своем супруге ты находишь защиту, тыл, ограду, а с другой — это делает тебя уязвимым. Если бы Шура играл в нашем театре, то нас всех повязали бы мертвым узлом. Перед нашими глазами был наглядный пример семьи одного очень знаменитого актера. Театр пахал на нем, всенародном любимце, как на лошади, а его жену (в прошлом очень хорошую провинциальную актрису), сына, тогда ещё совсем молодого, откровенно игнорировал. Эта политика нашего великого режиссера, но очень сложного человека Андрея Александровича Гончарова привела семью актера (не буду называть его фамилию) к страшной драме. Актер все-таки ушел из театра, сын тоже ушел, жена очень рано умерла. Нам с Сашей в этом смысле повезло, потому что мы очень рано поженились и к нам в театре сразу стали относиться как к единому организму. Но все равно любая моя обида (а у меня в театре их было много) очень больно сказывается на Саше. Для нас обоих это большая проблема — работать в одном театре.

— Внук Сережа тоже стремится в актеры?

— Недавно своему отцу он решительно заявил, что актером не будет ни за что на свете. Хотя, на мой взгляд, вот у него точно для нашей профессии есть все данные. Он мгновенно и очень смешно показывает все, о чем его просят, — людей, животных, ситуации. При этом у Сережи совершенно нет никаких комплексов. Его сестра Поля куда более стеснительна и замкнута, что для актера непозволительно. Актер должен выходить на сцену в полной уверенности, что он лучше всех! Зачем что-то играть, если думаешь, что другие это сделают лучше? Вот другие пусть и выходят на сцену.

— Как вы оцениваете путь вашего сына в кино?

— Мне очень не нравится, что Шура, как правило, играет в кино подлецов и злодеев. Недавно показывали фильм, кажется, «Спасибо за любовь», где у него роль мерзавца. Я позвонила Шуре и сказала: «Если бы не ты, я бы ни за что на свете не стала смотреть эту ерунду, а на втором кадре выключила бы телевизор». Но этих молодых разве поймешь? Шуре нравится быть негодяем на экране, и он с наслаждением этим занимается. Однажды у нас был с ним скандал по поводу фильма, где он тоже играет отрицательного героя. Я Христом Богом просила Шуру отказаться от роли очередного злодея, но бесполезно. Когда он за эту роль получил приз на фестивале «Виват, Россия», я его, конечно, поздравила, но при этом повторила, что сниматься в плохих фильмах не следует. Самое ужасное, что Шуре приклеили ярлык отрицательного героя. Тогда как он, а я это точно знаю, самый настоящий герой — ранимый, тонкий, просветленный. На днях снова сыну предложили что-то ужасное. Впрочем, время сейчас странное. И кино наше в большинстве своем странное.

Наше досье

Светлана Немоляева родилась 18 апреля 1937 года в семье кинорежиссера. Окончила в 1959-м театральное училище имени Щепкина и была принята в театр им. Маяковского. Вышла замуж в 1960-м за Александра Лазарева.

Александр Лазарев родился 3 января 1938 года в Ленинграде. Окончил в 1959-м Школу-студию МХАТ и стал актером театра им. Маяковского. Прославился главной ролью в фильме Георгия Натансона «Ещё раз про любовь» и ролью командира в фильме «Вызываем огонь на себя».

Александр Лазарев-младший родился 27 апреля 1967 года в Москве. Окончил в 1990-м Школу-студию МХАТ и поступил на службу в театр «Ленком». Лауреат театральных премий и Госпремии России. Женат на Алине Айвазян (Лазаревой). Дочь Полина (студентка ГИТИСа) и сын Сергей.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?