05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАШИ В ИРАКЕ

Ерастов Александр
Опубликовано 01:01 20 Октября 2001г.
Чуть ли не каждый день российские специалисты, а всего их здесь более 400, слышат воздушные тревоги. Пока что учебные. Ирак в числе тех "стран-изгоев", по территории которых США могут нанести удары возмездия.

Багдад бурлит. Оказавшись здесь, невольно забываешь, что находишься в столице страны, в отношении которой вот уже десять лет - в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН - действует режим санкций. Запрещены импорт любых товаров и денежные переводы, наложено эмбарго на военное сотрудничество с Ираком. Разрешены лишь поставки в страну продовольствия и медикаментов, оборудования для энергетики, транспорта, нефтяной сферы - и то с уведомления Комитета по санкциям в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие".
Магазины в центре столицы Ирака - в европейском стиле, чистые, ухоженные. Манят посетителей кафе, рестораны, я уж не говорю о традиционных шумных восточных базарах. В вестибюлях самых шикарных отелей - "Рашид", "Шератон", "Палестина" - полно бизнесменов из разных стран мира. Многие из России. Русских здесь любят. Чуть ли не пылинки с нас сдувают.
- Симпатии местного населения к нам - весьма искренние, - подтвердил мои впечатления Александр Шеин, посол России в Ираке. - Да и официальные лица дружелюбно относятся к россиянам. Ведь никто, кроме нас, не выступает по некоторым вопросам так решительно на стороне Ирака - скажем, по проблемам санкций. Ирак это оценивает. Базис наших отношений довольно крепкий, динамика положительная.
Со страной, обладающей огромным экономическим потенциалом (третье место в мире по запасам нефти - 65 млрд. тонн, богатые месторождения природного газа, серы, урана, бурого угля), Россия поддерживает довольно активное сотрудничество. В условиях санкций Ирак именно нам отдал приоритет в выполнении контрактов по программе ООН "Нефть в обмен на продовольствие". Вместе с тем, по мнению руководителей Ирака, российские компании могли бы еще активнее принимать участие в разрешенной международным сообществом разработке и освоении нефтяных месторождений.
- Десять лет изоляции отбросили назад экономику Ирака, - говорит экс-министр топлива и энергетики РФ Юрий Шафраник (ныне он возглавляет Совет по информации и сотрудничеству топливно-энергетического комплекса, координирует работу наших компаний в Ираке). - Здесь большое поле деятельности для мелкого и среднего бизнеса. Упущенная за это время выгода России в Ираке в общей сложности составляет почти 20 миллиардов долларов.
Если в центре Багдада на первый взгляд режима санкций не чувствуется, то на окраинах столицы, в других городах Ирака его последствия очевидны: пустые полки аптек, магазинов, разбитые, поношенные машины на дорогах. Ведь в страну не поставляют краски, запчасти, сами автомобили. И - следы бомбардировок со времен операции "Буря в пустыне" 1991-го года. Не все разрушенное восстановлено.
Таков и город Басра, стоящий на реке Шатт-эль-Араб в непосредственной близости от Персидского залива. Это центр добычи и переработки нефти, здесь расположены и теплоэлектростанции, которые питают энергией всю страну.
На электростанции Наджибийа работают десятки российских специалистов из разных городов под эгидой московского Мосэнергомонтажа. При встрече они первыми атаковали журналистов вопросами.
- Как там Москва? Мы почти ничего не знаем, информация ограничена, - горячился монтажник Николай Чепель.
- А разве вы домой не звоните?
- Нет, почему же - звоним. Вот позавчера с женой разговаривал, - отвечает Николай. - Только обо всем не расспросишь: связь довольно-таки дорогая.
- Как вам здесь работается?
- Нормально, помогаем иракцам осваивать современное электрооборудование, - вступает в разговор Владимир Володин, он - переводчик на станции. - Но надо к людям привыкнуть. Простые иракцы - народ приветливый, дружелюбный, гостеприимный... Местная пища неплохая. Продукты дешевые. А цена бензина - вообще фантастическая: за один доллар можно сто литров заправить.
- Вы, Володя, уже поняли, чего здесь делать нельзя?
- Конечно, я уже восьмой месяц в стране, - говорит Владимир. - В шортах ходить нельзя... Быть развязным, шумным. Выйти на улицу с бутылкой пива нельзя. Правда, в гостинице - пожалуйста, пей: не такой уж строгий "сухой" закон. А мы себя не обижаем... Фотографировать опять-таки нельзя, аппарат могут отобрать.
- Как вы думаете, за вами ведется наблюдение?
- Наверное. Но мы ничего особенного не говорим. Мы люди взрослые - и иронизировать по поводу Саддама Хусейна не станем. Зачем зарплату терять?
Контракты у наших специалистов, как правило, на 12 месяцев, зарабатывают в среднем наши долларов 600 - 900. Если чего и просят энергетики из России, так это посодействовать в доставке сюда газет - хотя бы недельной давности. (Что в принципе можно - в Багдад регулярно, раз в неделю летает самолет из Москвы).
- Вы для себя осознаете риск: если начнутся бомбардировки, электростанции достанется в первую очередь?
- Понятно, но мы надеемся, что этого не произойдет. Мы же все-таки под эгидой ООН работаем.
- А в целом спокойно?
- Постольку-поскольку... Раньше воздушными тревогами мучили раз по десять в день. Сейчас приходится прятаться пореже. Но все равно надо быть начеку- облеты американцы совершают постоянно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников