Русская Троя снова под угрозой

Санкт-Петербург. Фото: globallookpress.com
Ирина Смирнова
Опубликовано 00:01 21 Сентября 2018г.

Как вернуть Петербургу его историческое сердце?


Не было бы счастья, да несчастье помогло. Когда петербуржцы боролись против планов возведения «Газпромом» гигантской 400-метровой башни Охта-центра в месте, где законом разрешены постройки не выше 48 метров, газовый гигант вынужден был перенести офисную высотку в Лахту и спонсировать археологические раскопки. Они-то и принесли сенсацию, равную находке античной Трои. В центре Петербурга были найдены остатки древних крепостей и самая большая на северо-западе России стоянка людей эпохи неолита, которой около 5 тысяч лет.

Да, это исторический объект мирового значения, подтвердили эксперты высочайшего уровня. Но если любитель истории Генрих Шлиман верил, что найдет место, где проходила описанная в «Илиаде» Троянская война, то в Петербурге никто и не думал, что под ногами скрыто культурное наследие огромной мировой значимости.

— Здесь была крепость Ниеншанц — сердце Петербурга. Это сразу про-длевает историю города на восемь веков! — рассказал мне один из самых авторитетных специалистов в области культурного наследия, археолог, доктор исторических наук Анатолий КИРПИЧНИКОВ. — В земле под руинами снесенных зданий Петрозавода во время раскопок обнаружены выразительные части крепости Ниеншанц конца ХVI-XVII века — со рвами, куртинами и бастионами. То, что они сохранились, просто сенсация! При раскопках удалось установить этапы строительства этой твердыни, захваченной в 1703 году войсками Петра I.

Сенсация не единственная. Архео-логическая экспедиция Института истории материальной культуры РАН под руководством Петра Сорокина обнаружила, что на этом же месте стоял шведский купеческий город Ландскрона.

— В Новгородской летописи старшего и младшего изводов сказано, что в 1300 году в устье Невы шведы заложили крепость, «утвердиша ее твердостью несказанной». Делал ее «нарочитый» мастер, который был родом из Рима. Крепость сооружалась по его проекту. То есть это образец итальянской фортификации XIII века. Крепость на два века опережает работу итальянских архитекторов, которых Иван III пригласил в Москву строить Кремль. Теперь мы можем утверж-дать, что это самая ранняя итальянская крепость, построенная на территории Древней Руси, — утверждает Кирпичников.

Это стратегически важное место — так называемый балтийский вопрос Россия и Швеция решали много столетий. Во время раскопок укрепление предстало огромным. Прямоугольное в плане, оно вместе со рвами занимает площадь в 17 тысяч кв. метров. Профессор Кирпичников назвал его авральным строительством, осуществленным всего за год.

— Это, конечно, очень насторожило новгородские власти, потому что на глазах у всех был отрезан кусок новгородской земли. Уже через год новгородские войска, которыми командовал сын Александра Невского Андрей Городецкий, взяли эту крепость. В шведской «Хронике Эрика» упоминается «погребная башня», в которой заперлись защитники, когда крепость брали новгородцы. Ее-то и нашел в наши дни Петр Сорокин. Обнаружены части башни в виде сруба 5,5 на 5,5. Новгородцы принудили шведов к сдаче. Их было человек 15. Они сдались и были отпущены, — продолжает рассказ Кирпичников.

Потом крепость переходила из рук в руки, пока ее, наконец, не отвоевал Петр. Сколько же памятников сосредоточено в этом месте! Поселение времен неолита, затем новгородская Русь, итало-шведская Ландскрона, русское поселение XVI века, наконец, два этапа строительства Ниеншанца. Никто никогда не думал, что такое количество историко-археологических памятников мирового значения сконцентрировано на одном клочке земли.

— А неолитическое поселение — вообще мировая сенсация, этой стоянке около 5 тысяч лет! Оказывается, что в ту пору, когда еще здесь было море, на эти земли пришли первые индоевропейцы. Вдумайтесь: первые люди на всем севере Евразии! Еще не пробила свое русло Нева! Потом, когда она прорвалась, это все занесло слоем песка, поэтому никто не знал, что там, в глубине. Тайна возникновения самой Невы в результате катастрофического прорыва ладожских вод около 4 тысяч лет назад — тоже здесь, — утверждает ученый.

Как известно, Троя тоже многослойный памятник. И обнаруженный археологами под фундаментами Петрозавода неповрежденным «слоеный пирог» из фортификаций и поселений разных эпох — от позднего неолита до XVIII века — огромное историческое богатство.

— Это неожиданно найденные корни Петербурга, его предыстория, — говорит Кирпичников. — Теперь открывается, что Петр, основывая город, хорошо чувствовал связь времен.

В 2011-м раскопки были завершены. С этих пор «Газпром» вновь и вновь возвращается к идее использования участка. А 3 сентября с. г. на сайте Минкультуры появился Акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Ниешанц (так в документе. — „Труд“) (Охта 1). Шведская крепость 1611-1703: участки культурного слоя, грунтовый могильник». В новой экспертизе предлагается сохранять лишь фрагменты фортификационных сооружений на Охтинском мысу, да и те — выборочно. Назначенный министерством эксперт рекомендует оставить под охраной небольшие части сооружений, понижая их охранный статус. Территория охраняемого объекта культурного наследия уменьшается в три раза.

Эту экспертизу градозащитники готовы оспорить в суде. Но сколько же можно толочь воду в ступе? Предыдущую экспертизу от «Газпрома» Совет по культурному наследию Петербурга отверг как некомпетентную, а двое проводивших ее экспертов лишились статуса. В свою очередь Минкультуры год назад отклонило историко-культурную экспертизу Петербургского городского отделения ВООПИиК, в которой речь шла о сохранении памятника целиком, с запретом застройки. Теперь же, по слухам, структуры «Газпрома» проектируют здесь комплекс зданий, включая жилье.

Это как застроить территорию Петропавловской крепости. Почему Минкультуры идет на такое варварство? И почему оно уже не первый год толкает дирекцию Русского музея, по сути, на его разрушение? Очевидные вопросы про то, что происходит на наших глазах. Но ответы на них дать никто не спешит.

P.S. Охтинский мыс — это еще и уникальный природный объект, через который проходит сложнейший геологический разлом, до сих пор почти не исследованный. Там нельзя строить ничего капитального. Это очевидно. А вот создать на этой территории зону отдыха, общественного пространства, включив памятники Русской Трои в городскую среду, — давняя мечта археологов. Показать и сохранить обнаруженные объекты мирового значения можно по-разному: обозначить их деревьями и кустарниками (на манер парка «Зарядье» в Москве) или полностью музеефицировать. Почему бы не построить вместе с «Газпромом» на Охтинском мысу современный парк? Сколько еще собственник будет владеть этим участком, не развивая его? До каких пор городские власти будут делать вид, что их это не касается?



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?