Агата Муцениеце: Чтобы сохранить романтику в отношениях, надо находить время и силы друг для друга

В «Гражданском браке» Агата играет 25-летнюю аспирантку Веронику — взбалмошную, избалованную девицу, которая боится взрослой жизни. Фото из личного архива

Актриса, исполнившая главную роль в комедийном сериале «Гражданский брак» на ТНТ, рассказала «Труду», как ей игралось в комедийном жанре


На ТНТ вовсю идет комедийный телесериал «Гражданский брак». Одну из главных ролей сыграла Агата Муцениеце — актриса, уже пробовавшая силы в жанре фэнтези, в молодежных сериалах и успевшая поработать моделью... А как ей игралось в комедийном жанре? С этого, собственно, и начался наш разговор.

— В «Гражданском браке» я играю 25-летнюю аспирантку Веронику — взбалмошную, избалованную девицу, которая боится взрослой жизни и всеми силами стремится продлить студенческие годы... Отсюда и история с гражданским браком, и краски, которыми написан характер моей героини.

Сериал стал для меня пробой пера в юмористическом жанре. На самом деле заставить зрителя улыбнуться, не говоря уж про искренний, ненатужный смех, не так просто, как некоторым кажется. Надо найти золотую середину между юмором и реальной жизнью. Просто нелепости, выхваченные из обстоятельств и ситуаций, которые знакомы большинству, лишь раздражают зрителя. Перед теми, кто писал сценарий, стояла задача сделать мини-истории о жизни пар в гражданском браке вполне себе бытовыми, узнаваемыми. Для меня же было важно сыграть так, чтобы моя Ника получилась естественной, настоящей. Чтобы зритель ей поверил.

— Есть ли у вас что-то общее с Вероникой?

— Мои друзья и коллеги говорят, что мы с Никой если не на одно лицо, то, по крайней мере, очень похожи. Не знаю, так ли это. В свои 25 я была совершенно другой. Процесс взросления в моей жизни происходил куда быстрее, чем в сериале. Для того чтобы вникнуть в характер Вероники, мне пришлось вспомнить себя в 22 года. Поскольку пора моей безрассудной юности быстро закончилась, когда Паша (актер Павел Прилучный. — «Труд») забрал меня из той жизни в другую — взрослую.

На отдыхе в Барселоне

— Вы легко нашли общий язык на съемочной площадке с вашим «гражданским мужем» Денисом Кукоякой?

— Да нет, это был не самый простой процесс. Поначалу никакой пресловутой «химии» между нами не возникло. У Дениса, как и у меня, есть вторая половинка — ну и как прикажете при этом искренне и самозабвенно целоваться в кадре? Нас постоянно попрекали за наигрыш, за «бабушкинские поцелуи»... Наконец режиссер прямо сказал: запрещаю вам появляться на съемках, пока не сходите на настоящее свидание. Делать было нечего, пришлось идти. Мы весь день с Денисом гуляли в парке, рассказали друг другу о себе, что называется, прониклись. И знаете, после этого лучше вошли в наши роли. Во всяком случае, целоваться перед камерой стало легче, режиссер остался доволен.

— С поцелуями понятно. А как насчет импровизаций?

— Бывало и такое, это же творческий процесс, каждый мог добавить в роль частичку себя. Впрочем, отсебятина регулируется. Рядом с актерами на площадке присутствуют продюсеры, их экспертное мнение является решающим, поскольку они — юмористы с опытом. Для нас, ситкомных новичков, это важно.

— Агата, с вашим будущим мужем Павлом Прилучным вы ведь тоже познакомились на съемках, когда делали «Закрытую школу». Потом вместе снимались в «Геймерах», «Квесте» и «Тайном городе». Каково это — работать на площадке с супругом? Проще или тяжелее, чем с обычным партнером?

— За все пары не скажу, но мне с Пашей работать комфортно. То, что мы стали мужем и женой, не помешало нам и дальше сниматься вместе. Дело не в том, что мы взаимно помогаем, — на съемочной площадке важно не мешать друг другу, у каждого свой процесс погружения в материал. Иногда Паша приходит ко мне за советом, иногда я бегу к нему с вопросами, но всю ответственность на партнера не переложишь, за свою героиню ты отвечаешь сама.

— У вас подрастает трехлетний сын Тимофей. После родов вы быстро вернулись к съемкам...

— Когда я начала сниматься, Тимофею было уже девять месяцев. Не отношу себя к тем мамам, которые забывают о работе и уходят с головой в воспитание детей и организацию быта. Жизнь коротка, в ней многое надо успеть. В общем, я не лила слезы оттого, что работаю над новой ролью, а мой ребенок в это время дома с няней. Наоборот, после родов я боялась, что выпаду из творческого графика, потом тяжело наверстывать.

Агата с сыном Тимофеем…

Поэтому, когда получила предложение пробоваться на роль, сразу же согласилась. Самое главное для матери — быть счастливой, и если работа приносит счастье, то пусть лучше будет так. Пусть ребенок будет общаться со мной чуть меньше, зато домой к нему приходит радостная и ласковая мама.

— Весной вы подарили мужу дочку Мию. Кто занимается детьми, когда вы с Павлом уезжаете на съемки?

— У меня есть замечательная няня Вера Ивановна, прекрасная женщина. Мне не пришлось перебирать кандидатуры, я нашла ее с первой попытки, мы сразу сошлись в вопросах воспитания. Она — настоящая Мэри Поппинс. И, конечно же, не могу не сказать о Пашиной маме, которая с самого рождения Тимофея всегда была рядом. Она до сих пор титанически помогает нам. Если Мия плохо спит ночью, а я валюсь с ног от усталости, бабушка может подежурить у кроватки. А то и ложится с ней спать, а я перехожу на диван. Прерывистый сон — суровое испытание, а Мия просыпается шесть раз за ночь.

— А как же супруг Павел? Неужто держится в сторонке?

— Ну что вы, без него мне было бы очень тяжело. С Тимофеем он постоянно нянчился, качал его, укладывать спать. Я считала, что если мы стали родителями, то этот путь должны пройти вместе. Но сейчас Паша занимается строительством нашего загородного дома, много работает, снимается, и я понимаю, что он физически измотан. Поэтому не могу заставить его укладывать Мию, вставать к ней по ночам. Решила оградить мужа от роли няньки. Во всяком случае, пока.

— В одном из интервью вы признались, что после родов находились в трансе. Почему?

— Это было состояние какой-то совсем неизведанной реальности. Полный туман, непонимание того, что я должна делать, как справляться с новыми заботами и обязанностями. Жизнь после родов полностью меняется. Нужно понять, где место мужа, где место детей, а где место твое и твоей профессии.

— Агата, вы в прекрасной физической форме. Неужели мучаете себя диетами и голодовками?

— Ни в коем случае, уж в чем, а в еде себе отказать не могу. Поняла, что голодать — это плохо: скучно, утомительно, с трудно прогнозируемым результатом. По крайней мере, в моем случае. Чем дольше я голодала, тем стремительнее потом набирала вес. Просто нужно правильно питаться, налегая на овощи и куриную грудку, и двигаться. Очень люблю спортивный танец на пилоне, это тот вид спорта, что гарантированно приводит тебя в форму. А вообще лучший фитнес — дети. Мие сейчас девять месяцев, весит дочка девять килограммов, ползает по всему дому, а я таскаю ее на руках. Вот и прикиньте нагрузочку. Гантели уж точно не нужны!

— Сын узнает вас в телевизоре?

— Тимофей уже понимает, что его мама снимается в кино. Правда, путается в показаниях. Порой может показать пальчиком на какую-то актрису и сказать: «Мама, тебя показывают». Я говорю: «Тимофей, да это не я». А он стоит на своем: «Нет, это ты!» И переспорить его в таких случаях невозможно. Ну да я не очень ревную.

— Кстати, про ревность. Ваш муж частенько снимается в откровенных любовных сценах. Как вы к этому относитесь?

— На самом деле ревнивец в нашей семье как раз Паша, мои поцелуи в фильмах его очень раздражают. Я же спокойно отношусь к постельным сценам на экране с участием мужа. Совсем не ревную, напротив, рада, что все это происходит на съемочной площадке, где масса народа. И такого же понимания могу требовать и у Паши.

… и с мужем Павлом Прилучным

— Правда ли, что с появлением детей романтика уходит на второй план?

— Ну уж нет! Чтобы сохранить романтику в отношениях, надо находить время и силы друг для друга. Можно оставить детей с няней, а если ее нет, то, думаю, нет и такой бабушки, которая хоть иногда не помогла бы молодым супругам побыть наедине, уехать куда-нибудь на пару дней. Ведь и она помнит, как то же самое было с ней...

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?