11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕТИ БЕДЫ

Сашу и Колю все воспринимают как братьев, хотя никакие они не родственники. Просто свела судьба: почти в одно время родились в Норильске от ВИЧ-инфицированных мам. Те их бросили. Несколько месяцев малыши оставались в больнице, затем их отправили в Новосибирский центр борьбы со СПИДом. Когда врачи провели полное обследование - страшный диагноз подтвердился. Встал вопрос: куда детей помещать?

- С ростом ВИЧ-инфицированных матерей увеличилось число брошенных ими детей, - рассказывает главный врач Сосновоборского дома ребенка Галина Космынина. - В 2003 году у нас создали специализированную группу. Теперь, согласно приказу по управлению здравоохранения края, такие младенцы поступают в Сосновоборск. За это время через группу прошли 38 детей. Сейчас здесь находятся 13 малышей, в том числе трое - с подтвержденным диагнозом. У всех мамы - наркоманки, многие больны сифилисом и гепатитом С.
Когда Саша и Коля попали сюда, им уже было по три года. А в доме ребенка дети могут находиться до четырех лет, потом их надо куда-то пристраивать. Увы, за три последующих года этот вопрос так и не решился. Детдома отказываются их принимать. В одном, например, воспитатели заявили, что перекроют дорогу, но не пустят ВИЧ-инфицированных детей. В противном случае грозились уволиться.
Спидофобия захлестнула общество, и это тоже диагноз. Даже взрослые люди не хотят понимать, что заболевание передается только половым путем и через кровь. Считают: лучше обезопасить себя наверняка - не приближаться к носителю вируса на пушечный выстрел. Даже если ни в чем не виноватых детей снимают с учета и признают здоровыми, каких в Сосновоборском доме ребенка - большинство. Они содержатся здесь только потому, что родились от инфицированных матерей и первые 18 месяцев жизни должны находиться под наблюдением врача-иммунолога. К счастью, тяжкое заболевание не всегда передается по наследству. Тем не менее, ни одна российская семья не рискнула усыновить такого ребенка. Отказываются сразу, увидев анкетные данные. (Как известно, в нашей стране усыновлять детей с подтвержденным диагнозом запрещено законом.)
Тем не менее стены Сосновоборского дома ребенка увешаны портретами счастливых, смеющихся малышей. Тех, кому повезло: их забрали в свои семьи иностранцы. Конечно, и они усыновляют не всех. Сначала внимательно изучают медицинские документы, советуются со своими докторами. И решаются на усыновление, если есть реальный шанс помочь малышу. Хотя там все расходы на лечение, включая операции, оплачивают родители. Но после очередного международного скандала (в США случилась беда с сиротой из России) наши органы стали препятствовать международному усыновлению и число претендентов в усыновители сократилось вдвое. Сейчас в больницах и роддомах Красноярска много брошенных малюток. Их просто некуда девать, потому что в казенных учреждениях не хватает мест.
- Каждый день мне звонят с одним вопросом, не освободилась ли хоть бы одна коечка, - рассказывает Галина Космынина. - В дома ребенка - очереди, которым с каждым днем становятся длиннее. Нам никак нельзя отказываться от международного усыновления и тем самым лишать детей шанса обрести семью. Вот недавно получили из-за рубежа фотографию нашего Сашеньки - такой стал симпатичный, жизнерадостный. А поступил к нам еле живым. Он был десятым ребенком у хронической алкоголички. Его случайно спасла соседка. В тряпках на полу что-то пищало - она подумала, что котенок. В десятимесячном возрасте малыш весил всего три килограмма - как новорожденный. Мы его, конечно, выходили, но он все равно был слабеньким, когда отдавали на усыновление иностранцам. Душа болела: как новые родители с таким проблемным ребенком справятся? А они теперь хотят взять у нас еще одного...
Иностранцы усыновили 10 детей из Сосновоборска, родившихся от ВИЧ-инфицированных матерей, но уже со снятым диагнозом. Многие зарубежные семьи помогают и самому учреждению. Привозят сюда яркие игрушки, одежду, обувь. Государственных средств на все не хватает, а до спонсоров - не докричаться. Директор разослала письма крупным заводам, фирмам - почти никто не откликнулся. А дому ребенка необходимы пеленки, ползунки, памперсы - их всегда мало. Памперсы, кстати, по существующим правилам полагаются только инвалидам. Считается, что остальные груднички обойдутся без них. Нужна новая мебель - кроватки, столы, доставшиеся от бывшего детского сада, приходят в негодность.
Сашу и Колю уже никто не усыновит. Они знают, что рано или поздно переедут в другое место и иногда сами даже начинают собирать вещи. По словам учителя-дефектолога Светланы Михайловой, мальчики развиты в социальном плане, могут себя обслуживать. Им не хватает общения со сверстниками - вокруг одна малышня. Однажды Коля сказал, что ему срочно нужен ранец, потому что пора идти в школу. В другой раз попросил гостей привезти ему шахматы. Хотя играть в них не умеет. Раньше мальчики непрерывно простужались. Теперь стали принимать специфические противовирусные препараты - и ситуация изменилась. Если такое лечение будет ежедневным, если и впредь за состоянием их здоровья будут пристально следить медики, они могут прожить нормальную долгую жизнь.
- Заболевание страшное уже потому, что неизлечимое, - говорит педиатр Ольга Тананокина. - Внешне дети ничем не отличаются от других. Но по анализам видно, как в крови растет количество вируса иммунодефицита. Когда этот показатель достигает нижнего предела нормы, мы назначаем специфическое лечение - и наступает улучшение. Так было у Саши и Коли. То же происходит сейчас с двухлетним Славиком. Они постоянно должны быть под контролем врачей.
Эти больные дети оказались на стыке межведомственных интересов. Дома ребенка относятся к системе здравоохранения, детские дома - к системе образования. Но здесь никто не имел дела с ВИЧ-инфекцией. Даже если педколлективы справятся с собственным страхом перед СПИДом, возникнет проблема с организацией медицинского обслуживания этих детей. Но другого выхода нет. Специализированных детдомов в Сибири не существует. Есть один - под Петербургом, однако и там не хватает мест. В открытии новых учреждений тоже мало смысла. Малышей с подтвержденным диагнозом, к счастью, не много. Кроме того, они должны расти среди нормальных людей, а не в изоляторе или за колючей проволокой. Лучший вариант - семейный детский дом, где родители-воспитатели с докторами всегда будут рядом. И врач-иммунолог из центра профилактики и борьбы со СПИДом сможет часто приезжать. Но об этом в Сосновоборске только мечтают...
А подросшие Саша с Колей фантазируют перед малышами, что скоро у них будет большой красивый дом и обязательно кошка с собакой.
Если кто-то захочет помочь Сосновоборскому дому ребенка, называем телефон директора: (39131) 2-20-68.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников