05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАХОТЕЛОСЬ ПЛАТИНЫ

Партыка Кирилл
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2005г.
Подсудимые Крупецкий и Севрин признаны виновными в получении взятки. Суд приговорил их к 8 и 8,5 года лишения свободы соответственно.

Природные богатства Хабаровского края "опекают" два федеральных ведомства: департамент Министерства природных ресурсов РФ по ДВФО и Главное территориальное управление того же министерства по Хабаровскому краю. Первое возглавлял С. Крупецкий, второе - В. Севрин. Объектом внимания высокопоставленных чиновников стало месторождение платины Кондер в Аяно-Майском районе. В их поле зрения попал участок, запасы которого оцениваются в пять тонн платины. Чтобы добраться до металлоносной породы, требовалось снять до 20 метров грунта. Старатели этим и занимались. Крупецкий посчитал их действия незаконными. Однако намекнул, что можно и не проявлять излишней принципиальности. Для решения проблемы в пользу артельщиков, дескать, требуется всего два миллиона долларов. Позже "ставка" была снижена до миллиона. Но артель не собиралась платить и обратилась в правоохранительные органы.
Коррупционеров взяли в разработку. Чиновники хотели получить для начала хотя бы часть суммы. Сошлись на 100 тысячах долларов. 6 ноября 2003 года в Москве при передаче заранее помеченных денег был задержан с поличным зять Крупецкого Ю. Чайников. Он объяснил, что тесть просил его получить пакет с документами. То, что там оказались деньги, Чайников, по его словам, обнаружил позже. При таком раскладе зять становился не соучастником, а свидетелем обвинения.
Севрина арестовали в тот же день в его доме в Хабаровске. Крупецкий отправился было в Приморье отдохнуть, но был снят с поезда и тоже взят под стражу. Вины они не признали и отказались давать показания. В суде сформулировали свою позицию так: дело против них сфабриковано теми, кто наживается на незаконной добыче драгметаллов. Цель - пресечь самоотверженную разоблачительную работу должностных лиц, стоявших на страже государственных интересов. Но в прокуратуре решительно отмели эту трактовку. Если чиновники действительно вскрыли грубые нарушения в сфере недропользования и встретились с серьезным противодействием, кто мешал им апеллировать к самым высоким государственным и правоохранительным инстанциям? Или, в конце концов, привлечь в союзники СМИ?
Процесс обещал быть затяжным. Так и случилось. Зять Крупецкого Чайников, давший показания на предварительном следствии, должен был сказать свое слово и в суде. Для этого его вызвали из Москвы, где он постоянно живет, в Хабаровск. Тогда случилась странная история. Чайников прибыл в Хабаровский крайсуд, отметился у секретаря и... сгинул, не появившись в зале заседаний. Когда судья потребовал объяснений, защита пояснила, что у Чайникова... заболел живот. Заболевание, очевидно, приняло хронический характер. Ушлый зять как в воду канул. На все запросы оставшиеся в Москве его жена и родители отвечали, что в столицу тот не возвращался и его местонахождение неизвестно. Не объявился он и поныне.
Пришлось оглашать показания Чайникова, данные им на предварительном следствии. Они и решили дело в пользу обвинения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников