11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАРИН С ОРДЕНОМ

Дважды где-то в областных инстанциях назначалась церемония его награждения медалью к ордену "За заслуги перед Отечеством", и оба раза откладывалась по причине отсутствия виновника торжества. Вадим мотался по командировкам. Нет, это не демонстративное пренебрежение официальным признанием - просто дела действительно ждать не могут. А награду он получил позже и отметил так, как и принято у нас отмечать подобного рода события. По-русски, по полной программе.

ВЕЧЕРОМ ЗВОНОК - УТРОМ ДЕНЬГИ
Знакомьтесь: Вадим Данилович Шнайдер, тридцати семи лет от роду, самый крупный фермер России. Обрабатывает 14,5 тысячи гектаров земли, из них 6 тысяч - собственной. Живет в селе Побочино Одесского района, женат, двое детей. Деревенское прозвище - Барин.
Впрочем, на персонаж из школьного учебника он нисколько не похож. Барин, в нашем представлении, должен быть вальяжный, холеный, с изрядным пузцом, а этот - маленький, жилистый, в кепке, надвинутой на самые уши (чтоб ветер в поле не сорвал). И ни минуты на месте не сидит - мотается туда-сюда как заводной. Скорее, не барин, а вездесущий немец-управляющий, если уж использовать исторические аналогии.
Хотя "поместье" у него самое что ни на есть настоящее. Вот только "барский" дом подкачал. Так себе домишко, гораздо лучше в селе есть. Зато хозяйство поражает ухоженностью и масштабами. Мощный хлебоприемный пункт, на территории которого работают две высокопроизводительные импортные мельницы, а вскоре появится и третья. На машинном дворе в линеечку выстроены комбайны - их ровно столько, сколько требуется для уборки урожая, и все в идеальном состоянии. Трактора, многотонные "КрАЗы", для покупки которых Шнайдер лично ездил на автозавод.
У него нет проблем с деньгами - что нужно для дела, то и может купить. Если собственных средств в данный конкретный момент не хватает, достаточно вечером позвонить в банк - и утром деньги будут на счете, без всяких залогов и гарантий. Банкиры сегодня чуть ли не в очередь выстраиваются, чтобы выдать ему кредит. Потому что знают: вернет с процентами и точно в назначенный срок. Потому что имя Шнайдера и есть самая верная гарантия. Под одно его слово не менее двух десятков фермеров-коллег без проблем получили банковские ссуды.
Менеджеры турецкой фирмы, у которых Вадим покупает мельницы, тоже готовы его на руках носить. Еще бы: один из самых крупных их заказчиков в Европе. Турки идут на умопомрачительные скидки, переделывают проекты по чертежам российского фермера, выполняют любые его прихоти - не дай Бог потерять такого клиента.
До того как стать земледельцем, Вадим работал водителем-дальнобойщиком. Колесил по дорогам капиталистических стран, смотрел, думал, сравнивал. Стартовый капитал, кстати, на грузоперевозках и сколотил. А в начале 90-х случился массовый исход немцев из Побочино. Процентов 95 сорвались и уехали. Куда? Зачем? Вадим до сих пор считает это коллективным сумасшествием. Хотя у него самого половина родни в Германии сейчас живет.
У переселенцев Шнайдер и скупал земельные паи. По 200 марок за каждый. А пай в Одесском районе составляет 18 гектаров. Кто тогда думал, что омская земля что-то может стоить? Оформить образовавшийся надел в собственность было в те годы тоже делом почти безнадежным. Районное чиновничество стеной стояло против. Шнайдер проломил стену, пообещав местным начальникам, что дойдет до самого президента, если понадобится. Думаю, дошел бы.
СТРАШНАЯ "ВОЕННАЯ" ТАЙНА
Работал новоявленный фермер как проклятый. От темна до темна. Шишек по неопытности, конечно, набил много, но хозяйство уверенно шло в гору. Увеличивался земельный клин, расширялся парк техники, росли доходы. В конце концов приобрел то самое хлебоприемное предприятие, разоренное, залитое водой, восемь лет бездействовавшее. Привел его в образцовый порядок и поставил там свои мельницы.
Не буду говорить об агрономических, инженерных талантах одесского фермера, хотя, поверьте, они вызывают изумление. Но не это главное. Шнайдер - крутой профессиональный бизнесмен, способный дать фору любому заморскому предпринимателю. Он прекрасно ориентируется в конъюнктуре мирового зернового рынка, раньше и точнее любого специалиста может определить, какой ожидается урожай в России и когда, в каком регионе цены на хлеб достигнут максимальной отметки.
По сравнению с социалистической системой у него все поставлено с ног на голову. Или, точнее, с головы на ноги. Высокий урожай как символ трудовой победы - полная глупость. Победа - это когда полученные доходы намного больше произведенных затрат. Ни в какой другой стране мира сегодня земледелие не может быть столь рентабельным, как в России. И особенно на юге Омской области.
Разговоры о тяжелых погодных условиях вызывают у Вадима смех: "Если хотите, раскрою вам страшную "военную" тайну: лично мне неурожайные годы приносят самую большую прибыль".
Фокус прост. Все свои затраты Шнайдер покрывает продажей 4-5 центнеров зерна с гектара. То, что собирается свыше, - чистый доход. У соседнего акционерного общества удельные расходы вдвое больше. Так что при урожае, например, в 10 центнеров последнее вылетает в трубу, а у Вадима Даниловича при этом - солидные барыши, поскольку вдобавок и цены на хлеб ползут вверх. К тому же он не зерно продает, а муку, что гораздо выгоднее.
А вот как сделать, чтобы издержки были минимальные, - это уже отдельный разговор. Только сразу скажем, что в отличие от многих нынешних бизнесменов снижает их Шнайдер не за счет зарплаты работников. "Батраков", или "крепостных" (если уж он - барин), в хозяйстве трудится около ста человек. Зарплата - вдвое больше средней по стране, и выдают ее исключительно деньгами. Плюс еще кое-что натурой. Плюс каждый имеет возможность содержать богатое личное подворье. Словом, "батраки" явно не бедствуют.
Не знаю уж, любят они своего "барина" или нет, но то, что уважают и безоговорочно верят ему, - это точно. Такой вот факт. Попал недавно Вадим в финансовый переплет. Встал вопрос: либо вовремя выплатить людям зарплату, но с риском впоследствии крупно прогореть, либо вложить деньги в развитие производства в расчете на будущие доходы. Собрал народ, изложил ситуацию. Проголосовали единогласно: потерпим - действуй, Данилыч.
НЕМЕЦКОГО ФЕРМЕРА РАЗОРИТЬ - РАЗ ПЛЮНУТЬ
Существенная деталь: своей земли у Шнайдера меньше, чем арендованной. Каждый пай (18 га) приносит его владельцу годовой доход примерно в тысячу марок. В немецкой деревне все считают на марки. У фермера нет проблемы увеличить пашню - на таких условиях любой согласится сдать свой участок. Но не продать! Народ быстро сориентировался в конъюнктуре рынка. А директора местных АО точат на Шнайдера огромный зуб: благодаря его действиям рыночная стоимость земли по сравнению с соседними районами раз в пять подскочила.
80 процентов пашни расположенного по соседству АО ее владельцы уже доверили Шнайдеру. Хозяйство валится, акционеры забыли, как выглядят живые деньги. Но страсти там бушуют нешуточные: по нескольку раз в год председателя выбирают, и каждый раз находится не менее 5-6 кандидатов на высокий пост. Кандидаты клянутся: не отдадим народ в рабы Шнайдеру! А народ земельку-то фермеру в аренду сдает. Скоро в акционерном обществе одна контора останется.
Между прочим, появились даже рантье-землевладельцы. К примеру, один из земляков Вадима собрал десятка два паев уехавших за границу родственников, сдает ему землю в аренду, получает в год 20 тысяч марок дохода и живет так, как его родичам в Германии и не снилось.
Здесь уже получается, что сам Шнайдер вроде бы в роли батрака выступает. Он спину гнет, а кто-то поплевывает в потолок и стрижет купоны. Был даже момент, когда Вадим, уезжая в очередную зарубежную командировку, заявил своим помощникам: все, мол, хватит. Землю пайщикам возвращаем, технику лишнюю распродаем, производство сокращаем.
А в Германии за долгим разговором под русскую водочку с немецким фермером-мельником вдруг поймал себя на мысли, что высчитывает, сколько бы ему понадобилось времени, чтобы разорить здесь всех окрестных землевладельцев. Да практически нисколько. Участки у них крохотные - по нескольку десятков гектаров. Такое хозяйство в принципе не может быть конкурентоспособным. И выживают германские крестьяне исключительно за счет подачек государства. Разве это бизнес?
В общем, вернулся Вадим домой и поставил помощникам другую задачу: пашни добавляем, трактора новые покупаем, производство расширяем. Теперь вот еще собрался приобрести землю в соседнем Казахстане. Говорит: в профессиональном бизнесе на месте стоять нельзя. Выдохся - возьми свой кусок и уйди на покой. А ему лично покой еще не снится...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников