04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗВАЛИНЫ ВРЕМЕН ЕКАТЕРИНЫ

На всякого путешественника, впервые попадающего в брянское село Ляличи, картина, открывающаяся за перелеском, производит поистине ошеломляющее впечатление. Перед глазами предстает непонятно каким ветром занесенный в брянскую глушь уголок Петербурга. Откуда он здесь? Не наваждение ли?

Недоумение исчезает, когда узнаешь, что архитектурное чудо в этой глуши, отдаленной от тогдашней столицы России на тысячу с лишним верст, сотворил Джакомо Кваренги, по проекту которого построены Смольный, Александровский дворец в Царском Селе и эрмитажный театр. Вольным или невольным соавтором великого архитектора стал первый российский министр просвещения граф Петр Васильевич Завадовский. По преданию, однажды он присутствовал на обсуждении проекта здания Банка России и воскликнул:
- Как прекрасно!
- Ты хочешь иметь такой дворец? Я помогу, - сказала Екатерина II.
Граф Завадовский был одной из знаковых, как бы сказали теперь, фигур своего времени. Помимо министерских хлопот, Екатерина II назначила его председателем комиссии по строительству Исаакиевского собора. Он ведал делами дорожного строительства, участвовал в политических совещаниях. Именно его рукой написаны многие манифесты Екатерины. Он был членом Государственного совета, управляющим Дворянским и Государственным банками. Времена Павла I принесли недобрые перемены для графа. Он уезжает в свои Ляличи, где над ним установили скрытый надзор. Полицейские донесения сообщали, что граф "жизнь ведет весьма скромную и тихую, занимаясь хозяйством и домостроительством". В Екатеринодаре, как граф назвал свое имение, Завадовский "свил себе гнездо и приуготовил возможные удовольствия".
Усадьбу в Ляличах Кваренги строил в 1790 - 1797 годах. Здания ансамбля, выдержанные в стиле зрелого классицизма, изумительно вписывались в холмистый пейзаж. Усадьбу обнесли каменной стеной в 7 верст. Во дворце насчитывалось более 300 комнат. На первом этаже размещались вестибюль, гардероб, приемные и служебные помещения, на втором - столовая, гостиные и парадные залы, на третьем - жили Завадовские. Трапезы проходили под игру музыкантов и пение хора. Графу все в усадьбе напоминало век Екатерины: картины, художественная лепка, бронзовая статуя П.А.Румянцева и мраморная - самой Екатерины II. Рассказывали, что всякий пришелец невольно шарахался, принимая статую за живую императрицу. По тогдашнему обычаю ни одного здание в глубинке не могло быть выше императорских строений в Петербурге. Павлу I донесли, что ляличский дом Завадовского выше царского дворца в Гатчине. Возмущенный император отрядил в Ляличи специальную комиссию. Но прослышавший об этом граф велел за одну ночь засыпать песком цокольный этаж. В итоге дворец оказался чуть ниже гатчинского.
После кончины графа Завадовского ляличская усадьба перешла семейству Энгельгардтов, позже - барону Черкасову. Год от года она тускнела, растаскивалась. В начале прошлого века тогдашние хозяева дворца гомельские купцы Голодцы довели ее до окончательного упадка. После революции здесь размещалась еврейская коммуна. Дворец в конце концов наполовину разобрали, кирпич пустили на строительство картонной фабрики в городе Сураже. В неплохом состоянии сохранилась лишь церковь Екатерины.
- Во всей Центральной России таких зданий больше нет, - говорит заместитель начальника Брянского управления культуры Федор Иванович Белозор. - В начале 90-х годов институт "Спецпроектреставрация" разработал план восстановления усадьбы. Благо, чертежи строения сохранились. Тогда работы оценивались в 20 миллионов долларов. Еще в те времена мы с Министерством культуры искали возможность подыскать владельца усадьбе. Закономерность известная: если кто-то вселяется в дом, он будет поддерживаться в порядке. Самым лучшим вариантом, на мой взгляд, было бы размещение школы в восстановленном дворце. К сожалению, в Ляличах решили построить новую школу.
Лет десять назад в церкви Екатерины началась реставрация. Но сейчас уже и ее следы не скрывают разруху. Покосились кресты, почернели леса, штукатурку не успели выровнять, будто мастеров кто-то окликнул в разгар рабочего дня и увел невесть куда. На крохи, брошенные Министерством культуры в прошлом году, смогли расчистить подвалы. Они выглядели такими, будто сюда попало несколько бомб. Снова бьются стекла, шальные люди пытаются проникнуть внутрь церкви. Но даже если бы кто-то дал сейчас денег на реставрацию, ее вряд ли удалось бы провести быстро. Брянская реставрационная мастерская, которая восстанавливала храмы, давно прекратила свое существование.
- У Министерства культуры просителей много, - рассуждает Федор Белозор. - Каждый памятник требует денег и внимания. Вряд ли в бюджете найдутся такие средства. Администрация села обязалась охранять усадьбу в Ляличах, но варваров так много...
Федор Иванович не пугается мысли о приватизации памятников архитектуры. Усадьба в Ляличах изначально и была частной собственностью графа, но какой безумец сегодня возьмется восстанавливать дворец в 300 комнат? Может быть, на сохранившуюся церковь Екатерины когда-нибудь обратит внимание епархия, но и ей будет нелегко восстановить творение Кваренги. Ляличи пока остаются большим селом, в нем около 800 жителей. Деревенские собеседники говорили, что мечтают о том времени, когда руины вновь обретут очертания дворца, когда над храмом зазвонят колокола. Да, у государства много просителей, но именно Ляличи изображены на обложке трехтомника (своеобразной "Красной книги" архитектуры), который не так давно выпустило Министерство культуры. Не могут там не понимать, что Екатеринодар графа Завадовского остается и поныне шедевром, окончательная утрата которого будет равнозначна преступлению перед потомками. Почему же к нему относятся как к заурядной деревенской бане?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников