05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАВИСТЬ ЦЕНОЙ В 10000 ДОЛЛАРОВ

Они вырыли могилу однокласснику. Оказалось - "закопали" себя. Когда милиция вышла на похитителей и убийц 19-летнего Жени Лядского, один из них в порыве бросил: "У него благодаря родителям есть все - красивая квартира, машина, деньги. А почему я должен горбатиться, чтобы все это получить?"

В тот вечер Женя Лядский все "делал" не так, как обычно. 26 сентября в 20.30 уехал из дома, не сказав родителям, куда именно, хотя в таких случаях обычно предупреждал. В урочный час не заехал за Аней, своей невестой, чего прежде тоже не случалось. Не вернулся домой к 12 ночи - такого тоже никогда не было. И, самое главное, не отзывался его мобильный телефон.
Утром следующего дня милиция Батайска обнаружила на окраине города красный "Фиат", недавно подаренный Жене отцом. Вещи были нетронуты, исчез лишь мобильник. Вечером на квартире Лядских раздался звонок. Говоривший с явным кавказским акцентом мужчина сказал о записке, что лежит в тайнике под бетонной плитой. В ней сообщалось, что если родители хотят видеть сына живым, они должны передать похитителям 10000 долларов США. Внизу стояла подпись: "Аллах акбар". На размышление им были отведены лишь сутки. Отец Жени кинулся собирать деньги. О звонке и записке Евгений Владимирович, не колеблясь, сообщил в милицию. Подробности начавшейся в городе операции по поиску мальчика знали лишь двое: начальник городского УВД Александр Фоменко и его заместитель, начальник криминальной милиции Олег Павлище. Опасались утечки информации.
Решено было выполнять все требования похитителей. Среди завернутых в полиэтилен 100-долларовых купюр не было ни одной поддельной. А все тот же "кавказец" по телефону угрожал: "За каждый день просрочки будешь получать по пальчику своего сына". На следующий день бандиты велели оставить деньги в местном молодежном центре, за сливным бачком в туалете, причем находиться они должны в банке из-под сгущенки. "Скажи мне, жив ли мой сын? - взмолился отчаявшийся отец. - Ты можешь позвать его к телефону, передать от него записку или видеокассету?" На том конце провода сразу же повесили трубку. Жени к тому времени уже не было в живых.
Круг подозреваемых сузился, когда выяснилось, что банку с деньгами вынес из туалета некий Михаил Кан, бывший одноклассник Жени. Вместе со своим приятелем Денисом Карпенко Кан пинал банку по тротуару. Заметит кто-то - есть отговорка: "Нашли случайно".
...Женя Лядский и Миша Кан учились вместе с первого класса. Женя - тихий, домашний. Увлекался музыкой, компьютерами, современными танцами. Любил стихи. Правда, как вспоминают теперь его родители, стихотворные строчки в последнее время выходили у него чересчур грустными: "Я не знаю, кто вонзит мне в спину нож - враг или друг?" Отношения с Михаилом не заладились, начиная с пятого класса. Кан мог при всех обозвать или унизить Женю. Однажды, рассказали автору этих строк преподаватели Батайской школы N 5, даже плюнул Лядскому в лицо - "просто так". Разговор с матерью Кана закончился для родителей Жени ее наставлениями: "А вы научите своего сына стоять за себя". Евгений Владимирович возразил ей тогда: "Я учу его прежде всего быть человеком, отстаивать свое мнение не кулаками, а словами". А однажды Женя вернулся домой с окровавленным лицом...
Остановить распоясавшегося одноклассника мог бы учитель, пользовавшийся непререкаемым авторитетом в классе. Но тот не скрывал своих симпатий к Кану и антипатий к Жене. Потому что не любил он этих "новых русских", у которых есть все. Меж тем Лядские живут в обычной квартире. Далеко не новую иномарку Евгений Владимирович пригнал из-за границы сам, так что обошлась она ему не дороже обычных "Жигулей". Но из уст того же учителя в адрес Жени, покрывшегося пятнами из-за очередной обиды, могло прозвучать: "Пойди, пожалуйся мамочке. Она прибежит, защитит". Женя замкнулся, стал стесняться отвечать урок в присутствии класса - любой его промах и неточный ответ вызывали демонстративный смех. Некоторые задания он отвечал преподавателям после окончания уроков. На выпускной вечер идти не хотел. Получив аттестат, сразу ушел.
Из-за жестокостей и нередких побоев, достававшихся всем членам семьи, мать Михаила Кана разошлась с его отцом. Еще один участник этой истории Денис Карпенко жил с бабушкой. Отец и мать развелись, у них появились новые семьи.
О Денисе Карпенко говорят как о спокойном, услужливом парне, но "способном к интригам". Как выяснили оперативники, именно он звонил родителям Жени, строя речь по "кавказскому типу". А записки с угрозами писал Кан. По одной из версий, весной нынешнего года он взял в долг 60 000 рублей на коммерцию. С бизнесом ничего не получилось, а деньги разошлись. Осенью пришла пора возвращать деньги. Тогда приятели и задумали свой жестокий план. К его осуществлению они привлекли Настю, подругу Кана, которая теперь уверяет, что ни о чем не догадывалась. Тем не менее именно она, представляясь Мариной, в течение полутора месяцев (!) звонила Жене, уверяя, что безумно его любит еще с первых классов школы. Если они наконец не встретятся, она покончит с собой.
Однажды, в тот самый роковой сентябрьский вечер Женя поехал на встречу, которая была назначена в пустынном месте на окраине города. Родителей и брата, видно, решил не беспокоить, а из троих приятелей, к кому заезжал по дороге, к несчастью, никого не оказалось дома. На пустынной улице к его машине "случайно" подошли Кан и Карпенко. Сказали, что помогут найти нужный адрес. Отходчивый Женя к тому времени не воспринимал Михаила Кана как врага. Буквально за пару месяцев до описываемых событий вместе с мамой он встретил бывшего одноклассника на рынке. Тот с жаром бросился Женю обнимать: "Как дела? Я рад тебя видеть!". Женя по наивности тогда сказал матери: "После окончания школы прошло два года, Миша изменился, больше не задирается".
...Женя открыл дверцу "Фиата", впустив внутрь обоих приятелей. Один из них сел сзади. Шнурок, который они накинули ему на шею и пытались затянуть, не выдержав, порвался. Стали душить руками. Машину отогнали подальше, труп Жени выбросили в камыши. Затем отправились на дискотеку, чтобы обеспечить алиби.
Позже тело закопали в глинистой пойме реки Малый Койсуг. Времени на это ушло мало, так как могилу товарищу они выкопали еще в начале сентября, за двадцать дней до убийства. Ждали лишь удобного случая, когда Женя клюнет на приманку. И никак не рассчитывали, что преступление будет раскрыто. А оперативники завершили свою работу за пять суток.
...Когда тело Жени достали из могилы, Денис Карпенко, участвовавший в следственном эксперименте, не выдержав, расплакался. Пальцы Лядского были перебиты. Как установили эксперты, их пытались отрубить у него, уже мертвого...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников