06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОРОЛИ КОМЕДИИ

Чередник Владимир
Опубликовано 01:01 22 Ноября 2003г.
Актеры Юрий Никулин, Георгий Вицин, Евгений Моргунов и кинорежиссер Леонид Гайдай собрались вместе сорок три года назад и, сделав всего шесть фильмов, вписали свои имена в золотой фонд отечественного кинематографа. О феноменальной популярности этих кинематографистов у зрителей всех возрастов и социальных слоев говорит тот факт, что впервые в России был открыт "прижизненный" музей, посвященный их творчеству. В канун 10-летия со дня смерти Леонида Гайдая наш корреспондент побеседовал с основателем и директором этого музея Владимиром Цукерманом. Кстати, недавно вышла книга "Гайдай Советского Союза", которую он написал совместно с журналистами Марией Пуншевой и Валерием Ивановым.

- Владимир Исаакович, когда вы начали собирать экспонаты?
- Еще в шестилетнем возрасте меня потрясла короткометражка "Пес Барбос и необычный кросс". Обаяние и мастерство Вицина, Никулина и Моргунова, воплотивших на экране образы Труса, Балбеса и Бывалого, "заразили" меня, как оказалось, на всю жизнь. Я начал собирать все, что касалось этих замечательных артистов, а также их кинематографического родителя - Леонида Гайдая. Первая черно-белая открытка с Юрием Никулиным была куплена в 1961 году за 8 копеек. Собирал все: вырезки из газет и журналов, открытки, афиши... Чтобы дело шло быстрей, откладывал деньги, которые родители давали на школьные завтраки. Не "за бесплатно" же, к примеру, в 1969 году ребята ночью сорвали для меня у кинотеатра "Россия" афишу размером 6 на 8 метров к кинофильму "Бриллиантовая рука"? Звонил в редакции газет, представлялся помощником директора школы и просил фотографии любимых актеров. Школам обычно не отказывали. Все добывалось хитростью, пока я лично не познакомился с Моргуновым, Никулиным и Вициным.
- Как это произошло?
- Сначала меня познакомили с Моргуновым. Мне тогда было 12 лет. Так сложилось, что следующая наша встреча с актером состоялась только через десять лет на концерте. "Здравствуйте, не узнаете? - обратился я к Евгению Александровичу. - Все-таки десять лет прошло". "Ален Делон?" - парировал актер. "Нет". - "Сирано де Бержерак?" - "Нет". - "А, Володя! Здравствуй, Вовочка. Где ты пропадал столько времени?" - "Старался не отвлекать вас от творчества". - "Ничего, отвлекай иногда". Моргунов был не только весельчаком, но и изрядным авантюристом. Однажды на троллейбусной остановке он потянул троллейбус за "усы", отключив его от проводов. Затем передал канаты в руки прохожему, которого попросил "помочь", а сам быстренько отошел подальше, чтобы понаблюдать, как разъяренный водитель отчитывает недоумевающего "помощника"...
- Гайдай тоже любил пошутить?
- Конечно. Но вначале я познакомился с ним заочно. В 1970 году, когда я учился в шестом классе, сын кинорежиссера Владимира Вайнштейна продал мне открытку с кадром из фильма "Бриллиантовая рука", где герой Никулина Семен Семенович Горбунков в Стамбуле "отбивается" от девицы с панели. Продал дорого - за 5 рублей, поскольку открытка была с автографом самого Гайдая с очень лестной надписью: "Ученику 6-го класса "Б" Вове Цукерману, 20 раз посмотревшему "Бриллиантовую руку". Спустя 25 лет показал эту открытку Леониду Иовичу. Он возмутился: "Да вас просто надули", перечеркнул надпись и в опровержение дописал: "Это не Гайдай. Гайдай".
- В чем, по-вашему, секрет его всенародной популярности?
- В книге "Гайдай Советского Союза" мы попытались объяснить этот феномен. Гайдай не торопился "засветиться" на экранах. Дебютный "Пес Барбос" был снят, когда Леониду Иовичу было уже 38 лет. У него был богатый жизненный опыт: детство в сибирской глубинке, тяжелое ранение на фронте, актерский труд в провинциальном театре, учеба во ВГИКе и долгая работа под началом корифеев отечественного кино. Гайдай не боялся рисковать, часто делал ставку на малоизвестных актеров. Он дал дорогу в кино Крачковской, Гомиашвили, Селезневой, Варлей... Вахтанговца Владимира Этуша в 1960-х знали только в столичных театральных кругах, но роли товарища Саахова и управдома Шпака сделали актера узнаваемым всюду. А знаменитые гайдаевские словечки! Они сразу же уходили в народ, даже если это была нечленораздельная "бамбарбия". Комедиограф очень ценил актерские находки. Никулин рассказывал, что во время работы над "Кавказской пленницей" автор удачной хохмы получал от Гайдая премию - бутылку шампанского.
- Шампанское было любимым напитком в группе?
- Если следовать исторической правде, то Гайдай, как и Моргунов с Никулиным, шампанскому предпочитали водку. Вицин не пил вообще. Хотя у меня в музее хранится вымпел Образцового оркестра ВМФ с автографом Георгия Михайловича: "Вымпел рюмку, вымпел две". Среди других экспонатов есть 250 кассет с фильмами актеров, их концертными выступлениями, нашими разговорами... Календари и куклы, маски и плакаты, водка и конфеты, выпущенные в честь троицы... Никулин подарил саперную лопатку. Надписал на ней: "Лопатка с фронта. Она прошла со мной всю войну - от Ленинграда до Прибалтики. Дарю ее Володе Цукерману. Но с просьбой не зарывать свой талант. Юрий Никулин". Еще есть его клоунский костюм и ботинки. На левом написано: "Это мой самый любимый левый ботинок". Также хранится меню из ресторана в Монте-Карло, в котором побывал Юрий Владимирович, с припиской: "Я все это ел!" В нескольких шкафах - 500 альбомов с фотографиями актеров. Пожалуй, самое ценное - личные вещи: шляпы, пиджаки, брюки, майки. Моргунов шутил: "Володя, ты нас просто раздел!"
- Как Гайдай перенес испытание славой?
- Широкая публика его мало знала в лицо. В своих фильмах он снялся в двух микроскопических эпизодах, а выступления по телевидению, на концертах или презентациях не любил. Никогда ничего для себя не просил. Всю жизнь с иронией относился к высоким должностям и регалиям. Награды называл "цацками". Но одну выделял и ценил особо - медаль "За боевые заслуги", полученную в годы Великой Отечественной войны.
- Вы всю жизнь только и занимались этим музейным проектом?
- Нет, конечно. Из моей трудовой книжки следует, что я состоял в штате 20 филармоний страны. В послужном списке: клоунада, репризы, работа конферансье, фокусы... Музей в моей жизни стал главным "делом для души". Кстати, торжественное его открытие прошло дважды. Первый раз это случилось 14 октября 1979 года в моей двухкомнатной квартире на "Войковской". Помню, Юрий Никулин пришел в гипсе - сломал руку во время циркового представления. Дворовые ребятишки у подъезда веселились, вспоминая "Бриллиантовую руку". Кричали: "Ура! Вторая серия будет!" А Юрий Владимирович заметил: "Странно, прошло 10 лет, в какой же руке бриллианты?" Поскольку честь открытия музея была доверена именно ему, ленточку он разрезал здоровой рукой. В книге посетителей оставил запись: "Ухожу потрясенный". И пририсовал убегающего человечка с довольной рожицей.
Во второй раз музей открыли 14 мая 1993 года в Московском городском клубе кинолюбителей. Церемонию показали по телевидению, писали в газетах как о сенсации - первый музей при жизни. Перерезал ленточку Леонид Гайдай. Он тогда заметил, что "когда люди приходят в собственный музей - это нонсенс". Юрий Никулин добавил: "Музей есть, и нам уже не надо умирать". Гайдай умер через полгода, Никулин - через четыре, Моргунов - через шесть, Вицин - через восемь.
Музей работал бесплатно, по субботам я проводил лекции тоже "на общественных началах". Продавали лишь сувениры, сборники "Анекдоты от Никулина", видеокассеты с фильмами... К сожалению, под крышей клуба кинолюбителей экспонаты хранились небрежно, а однажды музей ограбили. Украли много вещей. От огорчения я заболел. Друзья успокаивали, дескать, если музей ограбили, значит, он ценится высоко. Я все перевез в свою квартиру в Красногорск, и музей опять стал домашним. Но я не устаю повторять, что музей трех актеров нужен всем россиянам, и здесь нужен государственный подход. Хотя на недостаток посетителей пожаловаться сейчас не могу. Я с удовольствием все показываю и рассказываю. А на очереди составление новых книг о Гайдае и его великолепных актерах.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников