26 сентября 2017г.
МОСКВА 
8...10°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.52   € 68.02
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Покорность и отвага: кто кого?

Фото: globallookpress.com
Татьяна Ковалева, Александр Панов
Опубликовано 18:40 22 Ноября 2015г.

Перед вами книги о войне. Войне культурных миров и цивилизаций


Перед вами книги о войне. Войне культурных миров и цивилизаций. Первой мировой, разрушившей Российскую империю. Гражданской, опалившей судьбы великих поэтов. Великой Отечественной, увиденной глазами лейтенанта...

Мишель Уэльбек. «Покорность»

Это уже не выглядит безудержной авторской фантазией: во главе Франции становится представитель «Мусульманского братства». А всего-то 2022 год, все политики действующие, придуман лишь победивший на выборах Мухаммед Бен Аббес. С ним жизнь меняется: падает преступность, Турция и Алжир входят в ЕС, девушки отказались от коротких юбок, в Сорбонне преподают «Основы ислама». Из-за этого оттуда уволен филолог Франсуа, от лица которого ведется повествование. Он одинок, циничен, пытается найти смысл в новых условиях. Путешествует по соборам, монастырям. Наблюдая упадок европейского христианства, приходит к выводу, что ислам для Европы и наказание, и спасение: Уэльбека обвинили в разжигании религиозной розни. А он всего лишь обмолвился о духовном кризисе Запада.

Владимир Поликарпов. «Русская военно-промышленная политика. 1914-1917. Государственные задачи и частные интересы»

Насколько Россия век назад была готова к большой войне? Да ни насколько, считает автор. Военное производство в предреволюционной России плачевно. В 1914-м будущий президент Финляндии, а тогда русский офицер Карл Маннергейм предсказывал: «Нам придется драться просто дубинами». И оказался прав: летом 1915-го в немецкий плен попадали солдаты, вооруженные палками. Союзники, прежде всего Франция, поставляли нам не только оружие, но и подковы, шипы, седла для лошадей — своих не хватало. Впрочем, к 1917-му Российская империя со скрипом, но переставила экономику на военные рельсы. Но какой ценой! Ценой вызревшей революции, сокрушившей сами устои империи. Очень спорная и интересная книга.

«Поэты ХХ века. Библиотека Захара Прилепина»

Известный прозаик и публицист соединил «непохожих поэтов большевистской эпохи»: всенародного любимца Сергея Есенина с практически забытыми сегодня его современниками. Давно не переиздававшиеся стихи предваряются предисловиями с характеристиками авторов. Владимир Луговской в прилепинской трактовке — «романтик, военный, империалист — наследник Лермонтова и Гумилева». Павел Васильев — «один из самых беспутных и крупнейших поэтов русской истории». В творчестве Бориса Корнилова он разглядел «ужас нежданной, ранней и неминуемой смерти». Ну а Анатолий Мариенгоф — просто «один из самых блестящих советских литераторов», потерявшийся в есенинской тени.

Владимир Гельфанд. «Дневник 1941-1946»

Красноармеец-минометчик Гельфанд, сержант, а затем лейтенант, вел дневник с первых дней войны до возвращения домой в октябре 1946-го. Мечтая о литературной славе, писал ежедневно, невзирая на запреты командования и подтрунивание однополчан. Получилась настоящая летопись, переполненная далекими от парадного официоза деталями. Хотя сам Гельфанд Сталина называл «моим большим солнцем» и лозунгов не чурался. Умер фронтовик в 1983 году, так и не увидев свои дневники опубликованными. Частично они издавались в Германии, куда эмигрировал его сын. Теперь же 800-страничная книга полностью вышла и на русском.

 


Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?