02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕГО КУМИРОМ БЫЛ КИМ ФИЛБИ

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 23 Февраля 2001г.
Обвинительный документ, предъявленный в Арлингтонском федеральном суде специальному агенту ФБР (это высшее звание его оперативников) Роберту Филипу Хансену, состоит из 109 страниц и читается как детективная повесть. Как и положено в этом жанре, тут пестрят клички и условные названия. Помимо псевдонима "Рамон", под которым Хансен якобы 15 лет сотрудничал сначала с советской, а потом с российской службой внешней разведки, у него, оказывается, были и другие прозвища.

Коллеги по нью-йоркскому офису ФБР за глаза называли его "Доктор Смерть", а в вашингтонской штаб-квартире он стал "Гробовщиком". И это не служебные псевдонимы, а результат впечатления, которое он производил на сослуживцев: всегда мрачный, всегда в темном костюме, с темным галстуком. Кроме того, фигурируют такие имена, как "Эллис", "Фло", "Грейс", "Льюис", и так далее. Так обозначались тайные "почтовые ящики", через которые Рамон поставлял свой "товар" и у одного из которых он был в прошлое воскресенье взят с поличным.
Его адвокат Плато Качерис, ранее представлявший советского "крота" в ЦРУ Олдрича Эймса, а также Монику Левински, от имени клиента заявил, что тот не признает себя виновным и "эмоционально неустойчив", то есть с психическим "сдвигом". Но если данные, приводимые в обвинении, соответствуют действительности, такой аргумент едва ли поможет "Рамону". Он, говорится в документе, с 1985 года по начало нынешнего года передал русским 27 писем и 22 пакета с суперсекретной документацией, а взамен получил 33 пакета, содержавших 600 тысяч долларов и какое-то количество бриллиантов. Ему сообщили также, что на его имя в российском банке имеется депозит в 800 тысяч долларов. В одном из писем "Рамон" пошучивает на эту тему: мол, не надо морочить мне голову этим депозитом, ясно, что его нет, а если даже и есть, то как и когда я его, интересно знать, получу?
И вот тут начинается существенное различие между ним и двумя его предшественниками, тоже агентами ФБР, работавшими на КГБ, - "погоревшим" в 1984 году Ричардом Миллером (20 лет тюрьмы) и получившим 27-летний срок в 1997 году Эрлом Питтсом. Судя по тому, что следователи выудили из его компьютерных дневников, Хансена интересовали не только и, похоже, не столько деньги, сколько возможность оптимального самоутверждения. Есть мнение, что Хансен - мегаломаньяк, то есть субъект, подверженный мании величия.
Дело представляется следующим образом. 4 октября 1985 года некий "сотрудник КГБ", проживавший в Александрии, вирджинском пригороде Вашингтона, получил пакет, внутри которого находился другой конверт с надписью: "Не вскрывать. Передать в запечатанном виде Виктору И. Черкашину". Видимо, Хансен считал последнего советским резидентом. В письме он предлагал свои услуги за соответствующую мзду, но при условии, что останется анонимом. Потом, в очередном послании, он написал, что это - главная гарантия его долгожительства в качестве "крота".
И в общем, оказался прав, он продержался на 6 лет дольше, чем Олдрич Эймс, катавшийся на дорогущем "ягуаре". Наверное, и дальше продолжал бы снабжать "опекунов" ценными материалами, живя в скромном доме на улице Талисман-драйв в городке Вена, штат Вирджиния, но, как многие считают, его "сдал" российский перебежчик. Во всяком случае, соседи были ошарашены разоблачением этого богобоязненного "хорошего отца и мужа", члена консервативного католического ордена "Opus Dei". Кстати, они с женой Бонни, учительницей частной женской школы, посещали ту же церковь св. Катерины, что и его начальник Луис Фри.
Единственная странность, которую могут припомнить соседи, - в подвале дома Хансенов было помещение, куда не позволялось входить даже детям. Там находились два компьютера "Рамона", в которых он "складировал" добытые секреты. И был уверен, что коллеги никогда не смогут до него добраться: все данные, которые могли послужить для него сигналом тревоги, Хансен проверял по служебным каналам, ибо обладал высшим "допуском".
Самое любопытное, что содержалось в его личном компьютере и что он якобы написал однажды "опекунам": "Я решил, что стану шпионом, когда мне было 14 лет". А толчком послужило ознакомление с биографией англичанина Кима Филби, добровольно ставшего советским разведчиком. Филби был для "Рамона" кумиром, хотя основное как-то прошло мимо его сознания: англичанин-то стал "кротом" безвозмездно, по идейным, а не эгоцентрическим мотивам.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников