Не стало замечательной певицы Валентины Толкуновой

В ней не было модной сейчас звездности, а были искренность и задушевность — редчайшие сегодня качества

Горькая, безвременная потеря. Так мало на нашей эстраде образцов истинной женской красоты и чистоты. И невозможно представить песни «Стою на полустаночке», «Поговори со мною, мама», «Мой милый, если б не было войны» без тихого, неотразимо трогательного голоса Вали.

Ее так и называли до конца любящие слушатели — Валя. В ней не было модной сейчас звездности, а были искренность и задушевность — тоже редчайшие сегодня качества. Конечно, помноженные на огромный талант и высочайший профессионализм. Уроженка щедрой на голоса Кубани, в 1964-м 18-летней девушкой Валя приехала в Москву — учиться на дирижерско-хоровом факультете Института культуры. Параллельно окончила и Гнесинское училище. Выдвинулась не на деньгах богатого дяденьки-покровителя, а пройдя музыкантскую науку в самом ее горниле.

Умела все — например, своим легким, чистым, словно порхающим голосом петь джаз, что и делала с блеском в популярном ансамбле ВИА-66 Юрия Саульского (кстати, ее первого мужа). А позже заявила о себе как великолепная музыкальная актриса (опера Успенского «Русские женщины» по поэме Некрасова), как изумительная закадровая певица (шуточная песенка «Если б не было зимы» из знаменитого мультфильма «Трое из Простоквашино»). Кстати, песни о детях и для детей — отдельная страница ее творчества. Не проходило концерта, чтобы публика любого возраста не просила спеть «Носики-курносики» или «Спят усталые игрушки».

Концерты были ее главной работой. Ее приезда ждали во всех уголках огромной страны — от глубоко Русского Севера до совсем не русских экзотических среднеазиатских краев. В 70-е — 80-е, в апогей славы громкоголосых Пугачевой и Ротару, непритязательные «Серебряные свадьбы» или «Старые слова» Толкуновой были ничуть не менее популярны, чем «Арлекино» или «Червона рута».

Так, без устали гастролируя, она и встретила роковую болезнь. Несколько лет назад как гром среди ясного неба — рак груди. Сделали операцию, но летом 2009-го понадобилась новая — уже по удалению опухоли мозга. Врачи сразу сказали: надежд не очень много, третья стадия — серьезный диагноз. Но для Толкуновой он стал приговором лишь к усиленной работе. Еще месяц назад никто, кроме самых близких, и подумать не мог, что так быстро все оборвется: успешные гастроли в Белоруссии, внезапная госпитализация в Могилеве и смерть в московской Боткинской больнице.

Голоса памяти

Александра Пахмутова, композитор:

— Это огромная потеря не только для нас, Валиных друзей, но для всего искусства. В последнее время на эстраде, на телеэкране очень многое разрешено. Плохой вкус, вульгарность шествуют победителями. А Толкунова несла чистый, идеальный образ красивой, любящей, нежной женщины, обожающей детей. Этого очень сейчас не хватает. Есть много замечательных молодых исполнительниц, дай им бог успеха во всем, но вот такого образа им создать не удалось.

Мы с Валентиной дружили на протяжении десятилетий. Понятно, что все люди занятые, и не могу сказать, что каждый день встречались и пили чай с пирогами. Бывало такое, но редко. Общались очень хорошо, искренне. Помню, как она приходила к нам со своим сыном Коленькой… Из моих песен Валя пела «Россиянку», «Где ты, где ты, отчий дом», «Ветку рябины»: Она была в расцвете не только славы, но какой-то совершенно замечательной женской красоты, хотя уже отметила 60-летие. Прекрасно исполнила на своем юбилейном концерте в Кремлевском дворце «Русский вальс». А на моем недавнем юбилейном вечере в Театре Станиславского и Немировича-Данченко спела «Я не могу иначе».

Работала в программе, как все приглашенные нами артисты, которых мы очень любим. Никто и заподозрить не мог, насколько она больна. И какой она мужественный человек, можно понять только сейчас. Она же ничего об этом не говорила, хотя знала все. Даже когда на днях попала в реанимацию, мы не представляли, что так тяжело обстоит дело. А только что мне позвонили из зала «Россия» в «Лужниках». Там 24 марта будет концерт оркестра имени Силантьева, и мне сказали, что она тоже собиралась выступать. Совершенно спокойно дала согласие, потому что была уверена: найдет в себе силы для этого.

Николай Добронравов, поэт, супруг Александры Пахмутовой:

— Могу рассказать, как мы впервые встретили Валю. Молодая красивая женщина с огромной русой косой, обвитой крупным жемчугом, садилась в машину к знаменитому композитору Микаэлу Таривердиеву. Мы с Микаэлом очень дружили, написали вместе много песен. И я его по-дружески спросил: «Кто это?» Он говорит: «Это замечательная молодая певица Валя Толкунова». Я знал, как строг был Микаэл к своим исполнителям, он был в этом смысле просто деспот, страшно требователен. Но вот про нее сказал: «Обратите на нее внимание».

Это было где-то в конце 60-х годов. А потом уже состоялись концерты в Колонном зале, где она выступала с орке-стром Юрия Силантьева. Здесь уже мы лично познакомились и стали думать, что для нее написать. Потому что она нам действительно очень понравилась. Вот что обязательно надо сказать: она была глубоко русская певица, но притом не деревенская. Второй такой не было и нет. Городская женщина, но с истинно национальными русскими чертами. Человек высокой интеллигентности, культуры.

Кто из современных эстрадных исполнителей предъявляет высокие требования не только к музыке, но и к стихам песни? А она всегда очень серьезно к этому относилась. Например, у Александры Николаевны есть песня «Где ты, отчий дом» на стихи Есенина. Неслучайно Валя ее первой исполнила. И еще могу рассказать про наш разговор, который состоялся месяца два назад. Валя тогда сказала: «Я на гастроли еду, но потом обязательно надо увидеться. И жду от вас новой песни, которая стала бы такой же народной, как «Я не могу иначе». Вот наш последний разговор, и это был разговор о будущем.

Выбор

Три знаковых альбома Валентины Толкуновой

 

«Стою на полустаночке» (1973)

Дебютный диск певицы. Заглавную песню написал Катаев, «Серебряные свадьбы» — Аедоницкий, «Деревянные лошадки» — Минков.

 

 

 

«Носики-курносики» (1976)

Лонгплей, от старинного романса «Мы на лодочке катались» до «Носиков-курносиков» Емельянова.

 

 

 

«Я не могу иначе» (1995)

Цифровое переиздание самых популярных песен Толкуновой, включившее и хит 1980-х «Я не могу иначе» Пахмутовой на стихи Добронравова.

Комментарии для сайта Cackle
С введением четырехдневной трудовой недели россияне начнут резко спиваться, убежден Онищенко. А как по-вашему: есть недостатки у четырехдневки?