11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАЛЕНТИН БУБУКИН: БОБРОВА ПРОЗВАЛИ "ПРОМОКАШКОЙ"

Настенко Георгий
Статья «ВАЛЕНТИН БУБУКИН: БОБРОВА ПРОЗВАЛИ "ПРОМОКАШКОЙ"»
из номера 074 за 23 Апреля 2003г.
Опубликовано 01:01 23 Апреля 2003г.
Представляем собеседника Бубукин Валентин Борисович, в высшей лиге играл с 1952 по 1965 год в "Локомотиве" и ЦСКА. В 254 матчах забил 67 голов. В 1960 году в составе сборной СССР победил в первом розыгрыше Кубка Европы, по итогам которого зарубежная пресса в числе лучших советских футболистов называла Яшина, Понедельника, Валентина Иванова и Бубукина. Тренировал команды высшей лиги - "Локомотив", ЦСКА. Заслуженный мастер спорта. Обладатель Кубка СССР. Сейчас президент футбольного клуба ветеранов ЦСКА и тренер команды правительства России.

- С чего начался ваш футбол?
- Как у многих - с дворовых баталий. В 14 лет я пошел записываться к тренеру на стадион - сейчас там находится кинотеатр "Варшава". А мне сказали: набор закончен, приходи через год. Я начал возмущаться: как же так, я у себя во дворе лучше всех играю! Тренер бросил мне мяч и велел побить по воротам. После нескольких ударов он сказал, что берет в команду, и велел выдать форму. Это был мой первый наставник Сергей Николаевич Шапинский.
С 1947 по 1951 год я дважды в неделю приходил на тренировки плюс в субботу и воскресенье - матчи. Еще я умудрялся заниматься и баскетболом, и бегом на средние дистанции. Окончательно определился со специализацией, когда к нам на тренировку пришел тренер из ВВС Гайоз Джеджелава и пригласил меня в команду.
Но не все было так просто. На весенние сборы на юг с командой взяли несколько десятков таких молодых ребят, как я. Всем предстояло своей игрой доказывать право войти в команду мастеров. В последний момент узнали, что возглавлять команду будет не Джеджелава, а Всеволод Бобров - кумир всех юных футболистов моего поколения.
- Какое впечатление на вас произвел "хозяин" команды - всемогущий Василий Сталин и насколько искренней была его дружба с Бобровым?
- Я не согласен с теми, кто осуждал Боброва за его "корыстолюбие" - дружбу с Василием Сталиным. Они были близко знакомы друг с другом с 1945 года. Сын вождя во многом помог Боброву, ну а когда он сам был в опале, Бобров и в Казань к нему ездил и позже хлопотал, чтоб того достойно похоронили. Хотя уже при Хрущеве это Боброву грозило неприятностями.
Василий Сталин немало хорошего сделал для отечественного спорта. Да, был самодуром. Сколько раз после очередного поражения выгонял начальника команды Морозова. А наутро: где Морозов? Почему не на месте? И снова назначает начальником. В спорте Василий неплохо разбирался, спортсменов любил, сам был фанатом. Мог всю тренировку за хоккейными воротами на льду в сапогах простоять. Ну и спортивные базы команд ВВС по многим показателям были лучшими в стране. Помню, во время собрания команды сам Иосиф Виссарионович позвонил. Сначала с Василием переговорил, потом пригласил к телефону капитана команды Крижевского. Для нас тогда во время парада мельком увидеть Сталина на трибуне - запредельное волнение. А тут "отец народов" Косте сам лично выговаривает: что же вы, товарищи футболисты, высокое звание сталинских соколов не оправдываете? Крижевский после такого "напутствия" долго потом не мог в себя прийти, Василий его успокаивал. Он очень любил и Крижевского, и, конечно, Боброва. Бобров, пользуясь этим, за многих достойных людей хлопотал, многим тогда помог...
- А как относился Василий Сталин к вам?
- Меня Бобров представил ему как перспективного футболиста, но близко познакомиться не довелось. А с опытными, авторитетными футболистами он держался очень просто, даже уважительно. Порой и деньги у них занимал.
- Как сложились ваши отношения с Бобровым?
- Будучи старшим тренером ВВС - команды высшего дивизиона, - он сам продолжал играть. На поле был царем и богом. Крикнет: дай пас - попробуй сразу не отдай! А уж ругался, если что-то не так - ужас. Но после матча становился другим человеком. Очень доброжелательным, веселым. Нас с Толей Исаевым как самых молодых особенно опекал. Вообще был очень простым, бескорыстным
Знаменитая хоккейная тройка Бобров - Шувалов - Бабич и в футбол вместе играла. Виктор Шувалов - тоже прекрасный, добрейший человек. Взаймы многим давал, но ставил условие: не вернешь к такому-то сроку - больше не проси. И держал слово. А Бобров одалживал любому, кто попросит, - и забывал. Некоторые злоупотребляли этим.
Выражение "если человек талантлив, то талантлив во всем" к Боброву в наибольшей мере подходит. Его подвиги в футболе, в хоккее с шайбой и мячом известны всем. Но он, к примеру, и в бильярде не знал себе равных. Едва взял ракетку в руки - и в пинг-понг всех стал обыгрывать. Двигательная активность его была невероятной. Аркадьев назвал его "промокашкой": Бобров любой самый сложный технический прием, ранее незнакомый ему, с ходу осваивал. Едва в ЦДКА неделю потренировался, а уже все федотовские удары исполнял не хуже Григория Ивановича. Этим тогда он Аркадьева поразил. Аркадьевские идеи он тоже вполне успешно применял и воплощал в жизнь и постоянно придумывал что-то сам. По ходу игры способен был внести коррективы в действия партнеров и переломить ход матча.
И в роли футболиста, и в роли тренера, и в повседневной жизни не терял чувство юмора. Помню, играли на сборах. Дал он мне пас и тут же кричит: "Дай!". Я сделал вид, что пасую Боброву, а сам пробросил себе, ударил по воротам и попал в штангу. Бобров тут же заметил: вот, Валька, тренера себе для финта приспособил...
Был я у него как-то в гостях. Маленький сын Миша тогда едва начал говорить. Кушает он кашку. Всеволод Михалыч спрашивает у него:
- Сколько денег папа получает?
- Много!
- А сколько маме приносит?
- Мало!
Михалыч и сам веселый, остроумный был, и чужие шутки прекрасно воспринимал. Я счастлив, что судьба свела меня с таким великим человеком.
- Почему в 1953 году вы попали именно в "Локомотив"?
- Когда разогнали все армейские команды, меня в "Локомотив" взял тренер Николай Сергеевич Разумовский. Все было решено наверху заранее, и от меня ничего не зависело. Но я счастлив, что мне выпало счастье столько лет играть у великого тренера Бориса Андреевича Аркадьева. Я много приобрел и как игрок, и как будущий тренер.
- Кубок Европы 1960 года, объективно говоря, до сих пор остается высшим достижением нашей сборной. Какие остались самые яркие воспоминания?
- Главное ощущение, даже спустя 43 года, - дух победителя. Он в нас присутствовал на протяжении и отборочного цикла, и финальной части кубка. Наверное, на тот момент мы чувствовали себя олицетворением своего народа, недавно победившего в тяжелой войне. Я говорю искренне... Все мы жили футболом, а деньги интересовали меньше всего.
- Начальство перед финалом не сильно "накачивало"?
- Руководителем делегации был зампред спорткомитета Постников - очень деликатный человек. Но постоянно "накачивал" Андрей Петрович Старостин. Этот человек не нуждается в рекомендациях, и его воздействие на нас было только со знаком "плюс". Нацеленность на победу в финале была еще в начале отборочного цикла. Старостин неизменно повторял: "Карфаген должен быть разрушен!" Перед финалом его слова были: "Вот мы и подошли к Карфагену". Всю игру шел дождь, но нам он помехой не стал. Мы привыкли к любым гримасам погоды, и поле было в идеальном состоянии. По ходу матча мы проигрывали, но превзошли югославов по силе духа.
- В 1960 году вы - ведущий футболист национальной команды, ее капитан. Успешно играли в отборочных играх к чемпионату мира. Почему же не попали на финал в Чили-62?
- Тренер Качалин посчитал, что Алексей Мамыкин сыграет на моей позиции сильнее.
- Но ведь вы с Мамыкиным вместе были в ЦСКА.
- А в сборной Качалин решил перевести Мамыкина на мое место. Алексей сыграл несколько удачных матчей, забивал важные голы. Спустя много лет Гавриил Дмитриевич мне признался, что сожалеет о том, что не доверил мне места ни 1958-м, ни в 1962-м. Но у меня всегда оставались хорошие отношения с этим прекрасным тренером и человеком. Дружба дружбой, но ставь в команду того, кто кажется на данный момент сильнее. Я уважаю такой подход к делу.
- По окончании футбольной карьеры вы долгие годы были тренером команд мастеров, но продолжали играть в ветеранских турнирах. Теперь сами тренируете ветеранов. Что все-таки дает или не дает человеку большой футбол?
- Профессиональный спорт, в отличие от физкультуры, - это разрушение организма. Он для очень здоровых от природы людей. Но, с другой стороны, для организма не менее вредно резко сменить высокие физические нагрузки их полным отсутствием. Из спорта надо уходить медленно. Как сказал Евгений Евтушенко, делать медленный выход из большого заглота... Так что в этом плане выступления в матчах ветеранов и подготовка к ним мне представляются занятиями не только приятными, но и полезными.
Беспечное отношение к своему здоровью в любом случае пагубно. Классический пример - Сергей Сергеевич Сальников. Потрясающий человек, великий футболист, один из лучших инсайдов в Европе в 1950-х. Непобедимые венгры во главе с Пушкашем очень его ценили. Так вот, сразу после одного из матчей ветеранов в раздевалке, развязывая шнурки на бутсах, Сальников сказал Славе Амбарцумяну: "Как я тебе пас - черпачком?" ... И это были его последние слова. Николай Тищенко умер прямо во время матча ветеранов. С одной стороны, конечно, можно позавидовать такой легкой смерти - во время любимого дела. Но оба могли бы прожить дольше при иных обстоятельствах. В первую очередь - при более тщательно и правильно спланированных нагрузках. Это у бывших футболистов достаточно распространенное мнение: мы и сами с усами. Но когда прихватывает, надо обязательно прислушиваться к советам врачей. Правда, иногда бывает уже слишком поздно.
- Как у вас было с соблюдением режима в годы большого футбола?
- В 50 -60-е годы в высшей лиге народ собрался сознательный, ответственный. Это были люди, видевшие войну. Они серьезней относились к жизни. Сейчас пришло поколение профессионалов. Сегодня большие деньги многое решают, предъявляют суровый спрос, дисциплинируют. А вот поколение футболистов 70-80-х выделялось своей инфантильностью, причем почти во всех командах высшей лиги двое-трое нарушали режим злостно, и для их молодых товарищей это было не лучшим примером.
Все наши известные наставники боролись с пьянством, и каждый по-своему. Уже к концу 80-х Лобановский, Базилевич, Юрий Морозов были избавлены от необходимости просить футболистов: а ну дыхни. Они освоили быстрый и достоверный метод вычисления штрафников. По результатам медицинских анализов достаточно точно вычисляется количество выпитого накануне.
- Вы говорили о сложностях в работе тренера. Высокое армейское начальство интересовалось футболом?
- Министр обороны Гречко хорошо в нем разбирался, но лез с поучениями и нагоняями. Так же, как и сменивший его Устинов, который внушал: по уровню выступления армейских спортсменов судят и о боеспособности армии. Постоянную поддержку армейские футболисты получали от главного политического управления - генерал-полковника Соболева и знаменитого писателя-историка Дмитрия Волкогонова, тоже генерала. Оба были прекрасными рассказчиками, умели поднять дух спортсменов.
- Кто из нынешних футболистов в наибольшей мере напоминает вас по манере игры?
- Пожалуй, Дмитрий Лоськов. Но это - весьма условное сравнение. Футбол изменился.
- Отчего наша сборная выступает сейчас хуже, чем в ваше время?
- Причин много, но я выделю одну. Мы превосходили команды даже с более классным подбором игроков - были "командой второго тайма". Могли переломить ход встречи в свою пользу за счет волевых усилий, а главное, за счет превосходства в скоростной выносливости. Сейчас в наших лучших командах мы видим обратную картину. За 40 лет скорости в футболе возросли. Не все даже лучшие наши футболисты выдерживают 90 минут скоростной работы. Всем нашим специалистам нужно работать над этой проблемой. Не забывая и о тактике, технике.
{Bull}АФОРИЗМ ОТ БУБУКИНА: Красное вино мы пьем для того, чтоб укрепить здоровье. А здоровье нам нужно для того, чтоб пить водку.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников